Жизни и смерть дворянского собрания

16-07-2020

На площади Конституции в Харькове стоит небольшой, по местным меркам, памятник с девушкой на шаре. Когда-то здесь же находилось огромное изваяние, которое харьковчане с юмором окрестили «Пятеро из ломбарда шкаф волокут». 
А еще раньше тут было здание дворянского собрания, построенное ровно 200 лет назад.

Детище Андрея Квитки

Во время наполеоновских войн харьковское дворянство проявило себя с наилучшей стороны, мобилизовав среди себя и других сословий народное ополчение. Практически бессменным его предводителем в 1810–1835 годах был Андрей Фёдорович Квитка — старший брат писателя Григория Квитки-Основьяненко.
Именно под руководством А. Ф. Квитки в 1814 году харьковское благородное общество решило построить дом для проведения своих собраний — своего рода клуб для здешней знати. Выбрали для этого место в самом центре города. На строительство было собрано 128987 рублей, проект был заказан архитекторам Васильеву и Лобачевскому. Стройку посещали августейшие особы — в 1815 году великий князь Николай Павлович, а в 1817-м — его старший брат, император Александр I.
В 1820 году работы по строительству здания были окончены, и тогда же губернский город Харьков вновь почтил высочайшим присутствием государь. Харьковские дворяне устроили в новом здании бал в честь приезда императора. С тех пор все коронованные особы и их родственники, останавливавшиеся в Харькове, обязательно бывали в этом здании. Наиболее запомнилась встреча Александра III 18 (30) октября 1888 года. Это произошло после страшной железнодорожной катастрофы на перегоне Тарановка — Борки в Змиевском уезде. Губернатор Александр Иванович Петров устроил прием в честь августейшей фамилии и ее уцелевших спутников. 

Увеселения благородного сословия
Раз в три года в здании собиралось несколько сотен харьковских дворян и проводились выборы в дворянское собрание. «Зима собирает опять помещиков в Харьков, и тут составляются в дворянском собрании балы, маскарады, даются концерты, посещают театр. Устраиваются с благотворительною целью живые картины, благородные спектакли и концерты», — писал о 1840-х годах старожил Ф. О. Рейнгардт.
Из других примечательных событий стоит упомянуть выступление Петра Ильича Чайковского 13 марта 1893 года.
А вот как газета «Южный край» описывала встречу нового, 1913 года: «Вчера в дворянском собрании состоялся новогодний съезд для взаимных поздравлений. Присутствовал весь местный официальный мир, много представителей общества, консулы иностранных держав, немецкие офицеры, живущие здесь ради изучения языка; было и много дам. В начале третьего часа дня, когда в собрание прибыл г. харьковский губернатор камергер М. К. Катеринич с супругой Ольгой Николаевной, было подано шампанское и провозглашены тосты... Все тосты сопровождались тушами военного оркестра. После того мазуркой начались весьма оживленные танцы, в которых приняли участие, главным образом, присутствовавшие в собрании военные. В начале пятого часа дня публика разъехалась. Съезд по числу собравшихся и собранным пожертвованиям был весьма удачен».
В феврале того же года в том же «Южном крае» появилось объявление о введении в здании масочного режима: «Оригинальный маскарад устраивает 22-го февраля в дворянском собрании общество «Liedertafel». Все дамы и мужчины должны явиться на бал замаскированными, причем снятие масок обязательно должно совершиться по первому сигналу трубача, а в какой час это произойдет — неизвестно. Жены, мужья и члены семейства маскируются и являются на бал независимо друг от друга и должны хранить глубокую тайну о своих костюмах».
А осенью 1913 года там же прошел первый в истории Харькова показ мод. «На днях харьковцам, главным образом, представительницам прекрасного пола, предстоит видеть интересное зрелище — живые женские манекены. В зале дворянского собрания на этих манекенах будут демонстрировать самые модные и самые изящные, полные художественного вкуса, дамские наряды, сделанные по рисункам английской художницы леди Говард и других. Манекены будут ходить по сцене, принимать различные позы, показывая, как надо держаться в том или другом наряде, и будут даже участвовать в five o'clock tee. Зрелище это — новый, своеобразный вид рекламы, так как туда же, во время демонстрации, будут указываться и заграничные фирмы, от которых можно получить тот или другой наряд», — сообщал «Южный край».

После революции

В 1914 году начинается Первая мировая война, и дом дворянского собрания превращается в лазарет. В период Гражданской войны, когда с июня по октябрь 1919 года в Харькове была установлена белая власть Вооруженных сил Юга России, в здании дворянского собрания размещалась штаб-квартира командующего Добровольческой армией генерал-лейтенанта В. З. Май-Маевского, назначенного главноначальствующим Харьковской области.
В 1922—1924 годах здание бывшего дворянского собрания было реконструировано и расширено по проекту архитектора А. В. Линецкого. Оно приобрело вид дворца в стиле русского классицизма с шестиколонным портиком ионического ордера и куполом на крыше. 
В 1922–1934 годах в этом здании размещался Всеукраинский центральный исполнительный комитет (ВУЦИК) — высший законодательный орган Украинской Советской Социалистической Республики (предшественник Верховного Совета УССР). Здесь проходили сессии ВУЦИКа, съезды и конференции КП(б)У, ЛКСМУ. Площадь вокруг здания на этот период стала главной площадью республики. 

Первый Дворец пионеров
В 1934 году украинское правительство переезжает в Киев. Именно тогда здание передают детям и организуют первый в Советском Союзе Дворец пионеров.
Накануне нового, 1936 года, перед этим зданием была зажжена первая в УССР новогодняя ёлка для детей. Автором сценария этого мероприятия был Пётр Львович Слоним. 
«Внутри здания Дворца пионеров «география» была такой. Левое крыло занимала администрация, службы обслуживания и кружки по интересам, связанным с искусством, — изобразительным, театральным, музыкальным, фото и т. п. Далее, до главного входа — кинозал. Входной портал открывался широкой красивой лестницей и площадкой, с которой, перешагнув несколько ступенек, можно было попасть в зимний сад с богатой тропической растительностью, фонтаном под стеклянным куполом, в круглой чаше которого плавали рыбы, а взяв чуть-чуть правее, подняться по коврам шикарной лестницы на второй этаж центрального корпуса», — так описывает тогдашний Дворец один из очевидцев. Людмила Гурченко, у которой там работали родители, в своих мемуарах тоже упоминает «квадратный аквариум. Там плавали необыкновенные красные пушистые рыбки».
А вот свидетельство поэта Бориса Слуцкого:
Я в Дворце пионеров, в Харькове,
Где артисты читали Горького,
И огромный кружок полярников
Летом ездил по полюсам,
Видел Павла Петровича Постышева.
Персонально видел. Я — сам.
Пионер — с 28-го,
Комсомолец — чуть погодя…

Да, самым знаменитым кружком был клуб юных полярников, которым руководил писатель Николай Трублаини. А литературный кружок вел Григорий Гельфандбейн, которому довелось пережить всех своих воспитанников. Позднее он, приходя в гости к кружковцам 1970-х — начала 1980-х, среди которых был и автор этих строк, говорил нам: «Самым талантливым из моих кружковцев был Миша Кульчицкий, а самым читающим — Боря Слуцкий». И действительно, память у Бориса была особенная, о ней он сам говорил так: «У меня была такая память — память отличника средней школы»… 
Во время боёв за Харьков в 1943 году здание было сильно разрушено. Людмила Гурченко вспоминала: «Мы пошли в центр, на площадь Тевелева. Во Дворец пионеров попала бомба. Середина здания, там, где был центральный вход, разрушена. Окна выбиты. А как же красные пушистые рыбки? Где они? Успели их спасти?» 
Восстанавливать здание не стали…

Дмитрий Губин, 
корреспондент

Читайте также
Другие материалы рубрики