Ловушки для потребителей «мутного» газа

26-04-2017

Нововведения, которые в течение двух последних лет нам преподносят одно за другим под видом создания условий для конкуренции на рынке газоснабжения, уже окончательно запутали потребителей и, естественно, все чаще вызывают у людей неприятие. 

Недавний скандал, разразившийся на всю страну после попытки введения платы за распределение газа, наглядно показал, что изменения, происходящие в сфере газоснабжения, уже давно нуждаются в большей публичности. Об этом наш разговор с харьковским экспертом в сфере ЖКХ Михаилом Гаевским.

О чем речь?

— Михаил Петрович, в начале апреля мы все наблюдали за дискуссиями среди политиков и чиновников о целесообразности введения для потребителей платы за распределение газа, которую в обиходе чаще именуют абонплатой. В конце концов ее отменили и все вроде бы успокоились. Хотя так и осталось непонятным, надолго ли это «перемирие», ожидать ли нам возвращения этой платы, возможно, в меньших объемах, поскольку премьер-министр сказал, что общая стоимость газоснабжения для людей увеличиться не должна. Похоже на торг на базаре, а ведь любой тариф, в том числе и на распределение газа, должен рассчитываться по соответствующим формулам.
— Вы знаете, просматривая выступления главы НКРЭКУ, депутатов и политологов, я пришел к выводу, что большинство из них не понимают предмета разговора. Говорят общими фразами и называют тариф на услуги по распределению газа абонплатой, хотя это совершенно неправильно. Сам Дмитрий Вовк в интервью путается в терминах, смешивая два совершенно разных понятия — распределение и транспортировку газа. 
Опять же, мало кто понимает, что такое распределение газа. Вероятно, это разделение газа с понижением его давления при подаче потребителям. Но об этом мы можем только догадываться, потому что ни в правительстве, ни в Нацкомиссии никто четко не дал формулировку, а за что же именно собирались брать с людей деньги.
— Один из аргументов газовщиков в пользу «абонплаты» заключается в том, что за услуги по распределению газа платят потребители во всей Европе, причем гораздо большие суммы, чем те, которые попытались выставить нам. Иными словами, мы до сих пор платили за газ не по-европейски...
— А зачем нам вообще это нужно — платить именно «по-европейски»? Если они хотят, чтобы мы платили «как в Европе», то пусть Украина сначала примет пакет таких же законов, как в ЕС (где, кстати, много стран, и надо уточнить, примеру какой из них мы хотели бы следовать). Допустим, мы должны платить за распределение газа так, как в Германии. Тогда давайте установим у нас такие же законы — от Конституции до подзаконных актов. Потому что весь этот законодательный комплекс позволяет в итоге гражданам той же Германии платить данный тариф в таком размере, каким его хотят сделать и для нас. Но пока наше законодательство отличается от немецкого, французского, итальянского и т. д., равняться на какой-то отдельный закон некорректно.
Надо сказать, что одного принятия законов, даже самых прогрессивных, недостаточно — их нужно обязательно выполнять. В Европе чиновники высшего ранга уходят в отставку, если их ловят на несоблюдении законодательства. А у нас невыполнение законов — обычное дело во всех ветвях власти, включая судебную. Население тоже страдает правовым нигилизмом. То же самое можно сказать о правовой безграмотности, которая присуща всем — от населения до руководителей высшего ранга. И это наглядно демонстрирует ситуация с тарифом на услуги по распределению газа — когда нам пытаются толковать то, чего сами не понимают.

Тайны голубого топлива
— Вероятно, тариф на услуги по распределению газа попытаются ввести снова. Скажите, а могут ли местные власти как-то умерить аппетиты газовщиков? Например, Мукачевский горсовет принял решение вернуть газовые сети, проходящие по территории города, на баланс местной громады...
— В Законе о мест­ном самоуправлении написано, что органы местного самоуправления должны защищать интересы территориальной громады. Словом, они обязаны это делать. Положения нашего законодательства позволяют местным советам отклонять на своих территориях постановления, подобные тому, которое вводило плату за распределение газа, накладывать вето. Видимо, депутаты Мукачевского горсовета не получили достаточного количества аргументов в пользу введения этого тарифа. И мы с вами не получили таких аргументов, которые бы подводили правовую базу под этот тариф. Мало того, меня, как потребителя, вынуждают заключать два договора на один и тот же вид услуг.
— Что вы имеете в виду?
— Наши взаимоотношения с горгазами и облгазами регламентируются постановлением Кабинета министров от 9 декабря 1999 года №2246 «Про затвердження правил надання населенню послуг з газопостачання». К этому постановлению приложен типовой договор на пользование услугами по газоснабжению, который должны были с нами заключить. Получается вертикаль: Каб­мин — Министерство энергетики — облгазы и горгазы — потребитель. Вроде бы все логично.
Но около двух лет назад вдруг появилось постановление НКРЭКУ от 30 сентября 2015 года №2496 «Про затвердження правил постачання природного газу». Уловили разницу? Там — услуги на газоснабжение, а здесь — просто газоснабжение. К постановлению Нацкомиссии тоже приложен типовой договор — на снабжение природным газом бытовых потребителей. Таким образом, в сфере газо­снабжения появляется вторая вертикаль: президент (которому подчиняется Нацкомиссия) — НКРЭКУ — новая структура под названием ООО «Харьковгаз сбыт» (в каждой области она своя) и, наконец, снова — потребитель.
В итоге мы с вами оказываемся в ситуации слуги двух господ и должны заключать договора и на услуги по газоснабжению, и на газоснабжение — одно и то же под разными названиями. Непонятно также, для чего появились частные структуры ООО «...газ сбыт», которые начали собирать с нас деньги, ведь раньше мы платили горгазам и облгазам. Какая между ними связь? А новый тариф на распределение газа так спешили ввести, что даже не сообщили нам, кому же мы должны перечислять день­ги за эту услугу!
— Как-то все мутно получается... Потребитель остается в неведении, чувствуя лишь, что конечную цену на газо­снабжение любыми путями пытаются увеличить. Есть ли, на ваш взгляд, выход из этой ситуации? 
— Почему, в частности, возник конфликт с введением тарифа на распределение газа? Потому что «наверху» всё сделали втихаря, и пытаются так же кулуарно снова принимать какие-то решения. А люди не понимают, почему этот тариф был предложен именно в таком размере, а не в другом, не понимают, как его посчитали. Хотя существует методика расчета тарифа на распределение газа (так же, как и методика расчета тарифа на транспортировку газа). Конечно же, вдумчивому потребителю интересно посмотреть, какие цифры подставлялись в формулы этой методики. Соответствуют ли они действительности? Не заложены ли туда яхты, особняки и самолеты руководителей газоснабжающей сферы? Но мы ничего этого не знаем, потому что с этими расчетами нас никто не знакомит. Все это делается втайне, а нас, потребителей, просто ставят перед свершившимся фактом. До тех пор, пока это будет продолжаться, будут и коллизии, подобные той, что происходит сейчас.

 

Татьяна Буряковская.

Когда верстался номер
С учетом транспортировки и распределения

Кабинет министров Украины установил формулу расчета стоимости газоснабжения бытовых потребителей и религиозных учреждений с учетом стоимости транспортировки и распределения газа.
Соответствующий документ о корректировке постановления Кабмина №187 от 22 марта 2017 года (о специальных обязательствах, PSO) принят на заседании правительства в среду, 26 апреля.
Согласно его тексту, стоимость газоснабжения бытовых потребителей будет определяться как сумма оптовой цены использованного газа, стоимости поставки, транспортировки и распределения газа. При этом последние две составляющие должны основываться на тарифах, установленных Национальной комиссией, осуществляющей госрегулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ).
Как сообщалось ранее, операторы газораспределительных сетей (облгазы) и поставщики газа по спецобязанностям (PSO) обратились к президенту, премьеру и главе НКРЭКУ с просьбой устранить правовой вакуум в вопросе платы за газ и его распределение, возникший после отмены постановления энергорегулятора о внедрении абонплаты за распределение газа.
НКРЭКУ 28 марта 2017 года приняла решение о вводе в действие абонплаты за распределение газа. Новая система предполагает отделение тарифов на транспортировку и распределение от цены газа как товара. Однако уже 10 апреля НКРЭКУ отменила свое решение о введении абонплаты за распределение газа для его доработки. Вместе с тем по­становление об отмене абонплаты до сих пор официально не обнародовано, в силу не вступило.

 

 

Читайте также
Другие материалы рубрики