Плати за то, что выбрасываешь

15-04-2019

Какой должна быть цена на вывоз и утилизацию мусора и реально ли внедрить в Украине европейский опыт по обращению с отходами? 
Об этом шла речь во время встречи харьковских волонтеров, пропагандирующих раздельный сбор отходов, с экспертом, старшим преподавателем кафедры инженерной экологии городов Харьковского национального университета городского хозяйства им. А. Н. Бекетова Ольгой Хандогиной.

Кошелек или жизнь?
Пожалуй, мало кто из жителей Харькова не задавался вопросом о том, соответствует ли объем услуги по вывозу и утилизации ТБО ее стоимости. С одной стороны, тариф на вывоз мусора, хоть и увеличился с нового года вдвое, остается одной из самых дешевых услуг в сфере ЖКХ. С другой, платим мы исходя не из реального количества мусора, выбрасываемого каждой семьей, а на основании установленных норм оказания услуг по вывозу бытовых отходов. В Харькове, например, считается, что каждый житель города «производит» 2,15 кубометра твердых бытовых отходов в год. В перерасчете на сутки получается немногим меньше 6 литров. Наблюдая за скоростью наполнения своего мусорного ведра, большинство горожан могут легко убедиться, что до указанной нормы они, увы, существенно не дотягивают. Получается, «за мусор» мы значительно переплачиваем?
Если сравнить действующий в Харькове тариф на вывоз ТБО с тарифами в других населенных пунктах Украины, то можно убедиться, что он далеко не самый дешевый, но и не самый дорогой. Впрочем, цена услуги на вывоз мусора отнюдь не говорит о том, насколько цивилизованно с ним обходятся после того, как заберут от вашего дома. У одних городов, допустим, имеются полигоны ТБО (как, например, у Харькова), в которых отходы складируют, пересыпают глиной или другими материалами, чтобы не возгорался, уплотняют, собирают фильтрат, биогаз и т. п. Все эти работы, естественно, отражаются на цене услуги. А другие населенные пункты (и таких, увы, большинство) вывозят свои отходы на свалки, где их в лучшем случае периодически разравнивает бульдозер. Соответственно, здесь тариф может быть намного дешевле. Однако если свалка находится далеко от города или поселка, то затраты на перевозку мусора могут существенно сказаться и на тарифе. 
К сожалению, вместо настоящей утилизации и переработки отходов у нас в стране практикуется зарывание их в землю — хоть на свалках, хоть на так называемых полигонах ТБО. И ни власти, ни общество в основной своей массе не хотят задумываться о том, как это влияет на здоровье людей, живущих рядом со свалками, во сколько обходится лечение болезней, спровоцированных разложением мусора. Если бы мы научились обращаться со своими отходами так, как это делается в развитых европейских государствах, то, вероятно, платили бы за вывоз мусора значительно дороже. Но зато и жили бы в более чистой природе, не отравляя ни себя, ни людей, живущих по соседству со свалками.
— В европейских странах стоимость услуги по вывозу отходов тоже не везде одинакова, но в любом случае она в разы больше, чем у нас, — рассказывает Ольга Хандогина. — Например, в некоторых землях Германии стоимость вывоза отходов из домовладения может достигать 900 евро в год.

Девиз Европы «United in diversity» («Единство — в разнообразии») применим и к системам оплаты за вывоз ТБО. Там они очень разные. Но и уровень обращения с отходами там тоже совсем другой, нежели у нас. Захоронение отходов составляет лишь незначительный процент. То, что невозможно переработать как вторсырье, сжигается на специальных заводах с дорогим оборудованием и фильтрами, исключающими загрязнение окружающей среды, а энергия используется для производства электричества и теплоснабжения.
— Что нам мешает хотя бы начать делать то же самое?
— Нужно понимать, что на одной чаше весов находится покупательная способность населения — то есть готовность людей платить за то, чтобы их отходы не просто вывозили и сваливали где-нибудь подальше от их жилья, а чтобы это происходило цивилизованно, а система обращения с отходами развивалась и совершенствовалась. 
С другой стороны, нужно разобраться, сколько это реально будет стоить. Некоторые эксперты на постсоветском пространстве считают целесообразным, если тариф на вывоз отходов составляет 1,5% от средней заработной платы. Вот и посчитайте, если она у нас сегодня примерно 9 тыс. грн., то 1,5% от этой суммы составит не менее 130 грн. Готовы ли мы платить минимум 130 грн в месяц за вывоз наших отходов?
— Смотря какое количество этих отходов и смотря что с ними будут делать дальше...
— Совершенно верно. Но так рассуждают далеко не все. К сожалению, значительная часть населения вообще не хочет платить за вывоз мусора и искренне не понимает, зачем это надо, если можно выбросить его в ближайшей лесопосадке или сжечь. Люди не готовы платить даже 10–20 грн в месяц.
Наша кафедра проводит исследования по оптимизации систем сбора и вывоза бытовых отходов в сельских населенных пунктах, что в настоящее время является проблемой из-за особенностей таких территорий. 
Несколько лет назад мы проводили исследования в Дергачевском районе, где сельские головы и представители райгосадминистрации говорили нам, что жители не хотят заключать договоры на вывоз отходов, мотивируя это тем, будто никакого мусора у них просто не образуется. При этом в районе огромное количество свалок, а часть мусора жители сжигают у себя во дворах. 

Дорогу осилит идущий
— Я думаю, что люди постепенно согласились бы и договоры заключать, и платить за вывоз отходов, если бы цена на эту услугу зависела именно от количества мусора. Согласитесь, у пенсионеров, например, образуется куда меньше отходов, чем у более молодых активных людей, делающих ежедневно массу покупок и отправляющих в мусор кучи пластиковой упаковки и тары, а также надоевшие вещи, взамен которых сразу же покупают новые.
— Тоже верно. Принцип одной из самых прогрессивных в мире систем оплаты за вывоз отходов по-английски формулируется как «Pay as you throw» — «Плати за то, что выбрасываешь». В тех странах Европы, где внедрена такая система, уровень раздельного сбора отходов достигает 35%. Это очень высокий показатель.
Я тоже считаю перспективной систему, при которой оплата зависит от того, сколько мы выбрасываем. Если ее внедрять, нужно проводить очень обширную работу с населением, объяснять, зачем это надо. Чтобы человек понимал, что если он станет отделять от своих отходов ресурсоценные, то будет платить только за вывоз остатка. Но здесь есть риск, что люди начнут просто избавляться от своего мусора какими-нибудь нецивилизованными способами. В таком случае должен быть предусмотрен какой-то действенный механизм контроля. А еще — наличие соответствующей инфраструктуры: контейнеров, не позволяющих выбрасывать в них мусор посторонним людям, мусоровозов с оборудованием для взвешивания забираемых отходов.
— Получается какой-то замкнутый круг. Но ведь на Западе все-таки пришли к подобным системам?
— Недавно наша кафедра участвовала в международном проекте «Управление и обращение с отходами в странах с переходной экономикой» с целью реформирования системы управления отходами. В нем участвовали университеты-партнеры из Австрии (страны, представляющей западную экономику), из немецкого города Дрездена (находящегося на территории бывшей ГДР, то есть страны соцлагеря, прошедшей трансформацию экономики), Украины и Беларуси (государств, находящихся в процессе трансформации). В ходе проекта сравнивались системы обращения с бытовыми отходами в западных странах и странах с переходной экономикой, разрабатывались дорожные карты создания интегрированных систем обращения с ТБО в выбранных пилотных регионах или городах. 
Во время работы над этим проектом немцы говорили, что мы в Украине в принципе правильно понимаем, в каком направлении нужно двигаться, чтобы уменьшить количество отходов и их влияние на окружающую среду. Но не стоит рассчитывать, что идеальная система обращения с отходами появится у нас уже завтра или даже через 5–10 лет. Европейские страны шли к этому около 40 лет. 
Когда рухнула Берлинская стена, Восточная Германия в плане обращения с отходами находилась примерно на том же уровне, как Украина сейчас. Там были свалки, старая техника. Но им после объединения очень сильно помогла Западная Германия. Оттуда передали свою устаревшую технику, которая все равно превосходила имевшуюся в ГДР, и быстро выровняли ситуацию. Но, как ни странно, разница в менталитете населения двух частей Германии ощущается до сих пор, несмотря на то, что после объединения страны прошло уже 30 лет.
Поэтому сознание населения в Украине нужно начинать менять уже сейчас. Мы должны понимать, что быстро это не произойдет, должны вырасти несколько поколений, которые бы начали осознанно относиться к дальнейшей судьбе своих отходов. Только тогда это будет самоподдерживающейся системой. Но постоянную информационную кампанию надо начинать уже сейчас. 

Татьяна Буряковская.

Читайте также
Другие материалы рубрики