Хан и Шакаленок

14-03-2019

Зверское убийство соседа по поселку повергло в шок жителей Немышли. На теле погибшего судмедэксперты насчитали более сорока колото-резаных ран, также у него было перерезано горло.

В конце осени 1982 года в милицию поступило заявление о пропаже… назовем этого человека Сергеем Королевым. В один из вечеров он не вернулся домой с работы. Все предпринятые меры по розыску исчезнувшего результатов не дали и спустя месяц дело медленно перекочевало «в стол». 
Всю зиму поисками Сергея занимались его отец и жена. Они по нескольку раз наведывались ко всем его друзьям и знакомым, прочесывали безлюдные окрестности промзоны в районе поселка Немышлянский, где протекает заросшая камышом речка Немышля. Все было безрезультатно. И лишь весной, когда начал таять снег и маленькая речушка, наполнившись талыми водами, разлилась, местные мальчишки, предаваясь извечной весенней забаве — сплаву корабликов, обнаружили вмерзшее в лед мертвое тело. 
Прибывшие на место страшной находки сотрудники милиции не сомневались — это пропавший минувшей осенью Сергей Королев. Вызванные на опознание в морг родственники подтвердили: да, это он. Даже беглого осмотра тела было достаточно, чтобы с уверенностью сказать — погибший умер не своей смертью. Судебно-медицинский эксперт Лев Станиславский насчитал на теле Сергея сорок два колото-резаных ранения. Из них смертельным было только одно — Королеву перерезали горло.

Мясо как «бронежилет»
Началась рутинная работа сотрудников уголовного розыска: обход соседей, опрос знакомых, поиск свидетелей. В первую очередь следовало выяснить, кто же мог так ненавидеть Королева, чтобы расправиться с ним с подобной звериной жестокостью? Кому он мог перейти дорогу, кого смертельно оскорбил?
Разумеется, слух о столь жестоком убийстве разнесся по всему поселку очень быстро. Оказалось, что погибшего Сергея Королева знали и уважали очень многие. Ни один из опрошенных не отзывался о погибшем с неприязнью. Впрочем, достаточно быстро выяснилась и причина, по которой Сергей пользовался всеобщим уважением. Дело было в том, что он работал на Харьковском мясокомбинате. И, пользуясь этим, снабжал очень многих соседей и знакомых продукцией мясокомбината: колбасами, окороками, карбонадами и просто качественным мясом. Причем по очень невысокой цене. Мясо, понятное дело, было ворованным. Так что же? Кого-то обидел ценой? Или не выполнил заказ? Но разве за это убивают?
Оперативники ломали головы, пытаясь понять причину жестокого убийства. А тут еще и судмед­эксперты усложнили задачу — они утверждали, что в убийстве участвовали, как минимум, двое. По крайней мере, на теле погибшего были обнаружены раны, нанесенные двумя разными ножами. Да и сила ударов была разной: часть из них была нанесена слабой, возможно, женской рукой. Возникла версия, что убийство было совершено именно с целью ограбления. Кто-то, зная о неафишируемых доходах Королева, решил поживиться? Но как-то эта версия не вязалась с очевидными фактами: на теле Сергея было обнаружено несколько кусков мяса, завернутого в тонкую полиэтиленовую пленку и спрятанного под одеждой. Ну не из-за мяса же его убили? Кстати, наличие этого мяса в какой-то степени объясняло такое количество нанесенных Королеву ножевых ударов — они не проникали достаточно глубоко. Мясные пласты сыграли роль своеобразного бронежилета. Тем не менее, версия попытки ограбления не была отброшена как несостоятельная. Оперативники продолжали ее разрабатывать наряду с такими версиями, как месть, убийство из ревности, убийство на почве личной неприязни и т. д. 

Наконец появились подозреваемые
Снова многочасовые обходы территории, опросы, беседы с агентурой. Разрабатывался и «поднадзорный контингент», то есть люди, уже попавшие в поле зрения правоохранителей. Вот тут-то оперативники и обратили внимание на один малозначительный на первый взгляд факт: исчез несовершеннолетний Геннадий Битюков. Этот молодой человек шестнадцати лет нигде не работал, не учился, неоднократно был замечен в нетрезвом состоянии, несколько раз привлекался к административной ответственности за мелкое хулиганство. Для матерых оперативников он не представлял ни малейшего интереса, но их насторожил тот факт, что Битюков исчез из поля зрения соседей и участкового именно в то время, когда по поселку распространилась весть о жестоком убийстве Сергея Королева.
Сотрудники уголовного розыска провели беседы с родителями и соседями Битюкова, опросили нескольких его приятелей. Опрос ничего не дал — Битюков не был знаком с погибшим, да и общих приятелей у них быть не могло. В самом деле, что общего могло быть у тридцатипятилетнего Сергея Королева — работяги, примерного отца семейства, уважаемого человека, и у сопливого шестнадцатилетнего балбеса, мелкого шпаненка Генки Битюкова? Да и его исчезновение родители объяснили достаточно просто — уехал к старшему брату в далекую Читу. Правда, уехал внезапно, что было несколько странно. Не собирался, не мечтал даже, а тут вдруг ни с того ни с сего… Вот это «вдруг» и обратило внимание оперативников. К тому же областной прокурор-криминалист А. Ревис вспомнил о маленькой детали из судебно-медицинского заключения: часть ударов была нанесена слабой, возможно женской рукой. А может, не женской? Может, просто слабой?
Было принято решение направить в Читу двух оперативников для задержания и этапирования в Харьков несовершеннолетнего Геннадия Битюкова. Так, на всякий случай.
Дорога до Читы далека. Поезд шел почти неделю. Когда сотрудники розыска прибыли в пункт назначения, их ждала телефонограмма: принять все необходимые меры к задержанию Битюкова. Недалеко от места, где был найден труп Королева, обнаружен сломанный кухонный, кустарного производства нож, опознанный матерью Битюкова. С ее слов, этот нож пропал именно в конце минувшей осени. Когда харьковские оперативники пришли по указанному адресу, Битюков был дома один. Увидев удостоверения сотрудников уголовного розыска, он едва не упал в обморок. Опытные опера сразу поняли — они проделали столь долгий путь не зря. Тщедушный, слабовольный, до смерти напуганный Битюков начал давать признательные показания сразу. Из Читы в Харьков полетела ответная телефонограмма: немедленно принять все необходимые меры к розыску и задержанию Эдуарда Кохана…

Странная дружба

Их дружба вызывала недоумение у всех, кто их знал. Во всяком случае, как-то логически не вязался тандем могучего восемнадцатилетнего мастера спорта по борьбе Эдика Кохана и субтильного, вечно сопливого, тщедушного Гены Битюкова. Впрочем, внешне они очень напоминали пару из советского мульт­фильма «Маугли» — тигра Шерхана и шакала Табаки. Не случайно, наверное, и клички им были даны: у Кохана — Хан, у Битюкова — Шакаленок. И правда, сильный тренированный Кохан был невероятно жесток и кровожаден. Мог без особых причин избить до потери сознания любого, кто посмел бы ему перечить или имел неосторожность просто ему не понравиться. Он действительно напоминал жестокого и коварного тигра из мультфильма. В свою очередь Битюков вполне оправдывал свою кличку — трусливый, лживый и подленький, как мультяшный шакал.
Когда эта парочка где-нибудь появлялась, все, кто их хоть немного знал, старались побыстрее удалиться. Битюков, как правило, провоцировал конфликт, а Кохан, используя свою звериную силу и борцовские навыки, жестоко расправлялся с любым участником конфликта. Неудивительно, что постепенно вокруг них образовался некий вакуум — их перестали принимать во всех уличных компаниях. Так и бродили они вдвоем в поисках любой, даже случайной жертвы. Могли пристать на улице к кому угодно. 
В чем была причина такой неоправданной, ничем не мотивированной жестокости? Вероятно, в огромном комплексе неполноценности. Ни Битюков, ни Кохан не блистали интеллектом. Но если Кохан был хотя бы силен и хорош собой, то Битюков и этим похвастаться не мог. Объединяло их одно — желание хоть как-то выделиться среди окружающих.

Они вышли убивать
В тот трагический вечер Кохан пришел в гости к Битюкову с двумя бутылками дешевого порт­вейна. Когда вино было выпито, а винные пары уже затуманили и без того скудный разум обоих приятелей, Кохан неожиданно предложил: 
— А давай-ка, брат Гена, пойдем кого-нибудь завалим!
— Давай, — пьяно мотнул головой Битюков. — А как?
— А вот, — Кохан показал прихваченный с собой тесак.
Битюков, слабо соображая, вытащил из ящика стола кухонный нож. Так, пошатываясь, они вышли на улицу.
Был поздний ноябрьский вечер. Дул промозглый холодный ветер, гнал по голым тротуарам опавшую листву. Улицы были пустынны, и намеченная жертва все не попадалась. Все сильнее пьянея от вина и злости, они слонялись по Салтовскому шоссе, избегая, тем не менее, улицы Халтурина, где находился районный отдел милиции. Наконец, выйдя на проспект 50-летия СССР, они издали увидели одинокую фигуру, спускавшуюся по мосту в сторону Немышли. Кохан взглядом указал на неё Битюкову. Молча они двинулись навстречу незнакомцу.
На свою беду, именно в этот злополучный вечер Сергей Королев вынужден был задержаться на мясокомбинате — что-то мешало беспрепятственно вынести украденное мясо. Когда он поравнялся с шедшими навстречу незнакомыми парнями, один из них сделал шаг наперерез. Первых несколько ударов в грудь и живот Сергея нанес Кохан. Королев был физически сильным человеком, но противостоять мастеру спорта по борьбе, вооруженному ножом, он не мог. Тем не менее, он, оттолкнув от себя Кохана, попытался было бежать, но упал, сбитый с ног мастерской подсечкой. Наклонившись над жертвой, Кохан нанес еще несколько ударов ножом. В это время к нему присоединился и Битюков. Присев, он стал лихорадочно тыкать ножом в туловище Королева. После нескольких неловких ударов его нож сломался. Кохан же продолжал кровавую расправу. Наконец, когда жертва перестала подавать признаки жизни, убийцы потащили бездыханное тело с моста к реке. Сбросив его в воду, они собрались уже было уходить, но, обернувшись, Кохан вдруг заметил, что только что зарезанный ими незнакомец еще жив — попав в холодную воду, Королев пришел в себя. Он пытался поднять из воды голову, чтобы не захлебнуться. Кохан вернулся. Войдя в воду почти по колено, он, ухватив жертву за подбородок, полоснул ножом по горлу…
Вот так, оправдывая свои мультяшные прозвища, два реальных злодея лишили жизни ни в чем не повинного, даже не знакомого им человека. Просто так. Вдумайтесь, люди! Просто так! 
Приговор для обоих был максимально суров: Битюков, как несовершеннолетний, был приговорен к десяти годам лишения свободы, Кохан — к высшей мере наказания. Это было и по закону, и по справедливости.

Сергей Савченко, 
корреспондент

Игорь Григоров, 
аналитик

 

Читайте также
Другие материалы рубрики