Король дефицита

05-08-2019

Хаилов лежал на полу в луже крови с проломленной головой. Александр быстро пришел в себя: был он опытным бойцом, прошел не одну «горячую точку», смерть видел не раз, в разных проявлениях. Кто так легко мог убить мастера спорта по боксу, находящегося в окружении телохранителя и сотрудников милиции?

Ностальгия

В приснопамятные советские  времена понятие «дефицит» касалось всего, в чем всегда нуждались рядовые советские граждане: от холодильников до туалетной бумаги. Продукты питания, само собой, тоже входили в категорию дефицита, особенно в конце 80-х — начале 90-х. Многие помнят длинные очереди за мясом, сахаром, мылом, водкой… Список можно продолжать до бесконечности. В этих очередях приходилось простаивать по несколько часов, и как мы радовались, когда удавалось купить вожделенный товар — могло и не хватить. И это речь шла всего лишь о, например, курятине, сливочном масле, опять же, водке. А о таких продуктах, как икра (имеется в виду не кабачковая или, скажем, баклажанная), балык, тресковая печень, сырокопченая колбаса и мечтать не приходилось! 
Нельзя сказать, что таких вкусняшек не существовало в природе. Было все. Но не для всех. Ну, то есть, можно было все это купить. Места только знать надо было. И еще иметь достаточно денег, чтобы можно было себе позволить накрыть праздничный стол, как тогда говорили «по полной программе». Потому что праздничный набор дефицитных продуктов обходился значительно дороже, чем он стоил на самом деле. Не везде, конечно. Например, в Петропавловске-Камчатском без проблем можно было купить икру — лососевую, минтаевую, тресковую. Или крабовое мясо. Там все это было. Да и во Владивостоке тоже. Или, скажем, в Риге свободно продавались знаменитые балтийские шпроты, сайра, копченая балтийская сельдь. А вот, допустим в Харькове ничего этого в свободной продаже не было. То есть, город, конечно же, всем этим централизованно снабжался. Но в недостаточном объеме. Как уже было сказано, не для всех. На базах было все. Но в магазины дефицит не поступал. А зачем? Все равно директор базы все это продаст. Правда, чуть дороже государственной стоимости. Государство, так или иначе, получит свое. А разницу директор спокойно положит в свой карман. Простая схема.
 Завмаги лютой ненавистью ненавидели завбазами. Ведь они, завмаги, тоже могли бы прокручивать такую схему. Но чтобы получить такой дефицит, нужно было дать взятку завбазой. Соответственно, в магазине дефицитный товар продавался «из-под прилавка» еще дороже, чем на базе. Вот поэтому и существовали люди, снабжавшие магазины дефицитными продуктами по цене, которая вполне устраивала и завмагов и, собственно, поставщиков.

Золотой маршрут

Одним из таких людей был Рустем Хаилов, бригадир поездной бригады, работавший на самом длинном в СССР железнодорожном маршруте Харьков-Владивосток. Из Харькова Рустем возил на Дальний Восток дефицитные там овощи и фрукты, а оттуда в Харьков привозил дефицитные здесь морепродукты. Разумеется, о его «бизнесе» хорошо было известно правоохранителям, но… Кому же не хочется хорошо жить? Хаилов прекрасно знал, кому и сколько и что «дать». Он не обеднеет, а ребята из ОБХСС закроют глаза на его дела.
 А дела у него шли очень хорошо. Из Харькова он раз в две недели увозил до тонны овощей, а из Владивостока привозил больше тонны консервированных морепродуктов: крабовое мясо, лососевая икра, мясо гребешка и лосося. Доходам Хаилова завидовали даже заведующие продовольственными базами. Ему завидовали и его ненавидели. Еще бы! Ведь он уводил у завбазов потенциальных покупателей, «клиентов». Заведующие базами не раз предлагали ему сотрудничество, но Хаилов принципиально работал только с заведующими магазинами и директорами ресторанов. Были у него, естественно, и частные клиенты. Просто обеспеченные люди: мясники, администраторы театров т так далее. Поэтому у него всегда были свои люди во всех сферах жизни.
Хаилову неоднократно угрожали конкуренты, но он только ухмылялся — чего ему бояться? Мало того, что у него все схвачено в милиции, если что — прикроют, помогут, так и сам он не подарок! В прошлом мастер спорта по боксу в полутяже, он активно занимался модным тогда карате. А, кроме того, его постоянно сопровождал один из его подчиненных-проводников и доверенное лицо, а по совместительству — телохранитель, бывший командир разведроты ВДВ Александр В., по кличке Ледокол. Этот в рукопашном бою вполне справился бы и с полудюжиной «оппонентов». Даже трудно было себе представить, кто бы осмелился покуситься на жизнь человека, которому покровительствовала банда легендарного вора в законе Васи Коржа, и которого уважительно называли «король дефицита»!
Нередко Хаилов оставался ночевать в своем служебном купе, когда поезд стоял на площадке отстоя, готовясь в дальнему рейсу. Там он решал свои «бизнесовые» дела: подсчитывал деньги, составлял новые договоренности, продавал остатки дефицита. Иногда ему составляли компанию многочисленные подружки — Рустем был мужчиной видным, пользовался вниманием слабого пола. В такие ночи в соседнем купе неизменно дежурил верный Ледокол. Нередко в поезд подсаживались «погреться » и сотрудники линейного отдела милиции, несшие дежурство. В таких случаях они на собственном опыте узнавали, что такое восточное гостеприимство.

Убийство в купе вагона
 В одну из таких зимних ночей, Ледокол, проснувшись в поздний час от жары, в вагоне было хорошо натоплено, за этим следила дежурная проводница, увидел просачивающийся из-под двери купе «короля » свет. Ледокол, удивившись, осторожно постучал в дверь купе. Не услышав ответа, тихонько открыл её и остолбенел: Хаилов лежал на полу в луже крови с проломленной головой. Александр быстро пришел в себя: был он опытным бойцом, прошел не одну «горячую точку», смерть видел не раз, в разных проявлениях. Он метнулся в соседнее купе, где храпели два опера, зашедшие с вечера на гостеприимный огонек. Крепко выпившие милиционеры, проснувшись, не сразу поняли, чего от них хочет грозный Ледокол, а когда поняли, мгновенно протрезвели. Сработал пресловутый ментовский профессионализм. Уже через пару десятков минут на месте происшествия работала оперативная группа. Еще через несколько минут прибыли дежурный прокурор и судмедэксперт.
 Началась рутинная работа. Первым делом были опрошены сам Ледокол и дежурная проводница, Любовь О. Никто из них ничего толком сказать не мог — Любовь все время норовила упасть в обморок, а Александр только шевелил желваками на скулах и тихо постанывал. Пока прокурор тщетно пытался добиться хоть каких-то показаний от двух потенциальных свидетелей, сыщики линейного отдела осматривали место происшествия. Выпавший ночью легкий снежок был уже изрядно затоптан ногами многочисленных членов оперативной группы возле двери в вагон, однако немного дальше отчетливо просматривался одинокий след.
 Был вызван кинолог с собакой, ищейка уверенно взяла след, но доведя милиционеров до автомобильной дороги, жалобно заскулила — след обрывался. Пришлось возвращаться обратно. Но на обратном пути собака вдруг навострила уши и рванула куда-то в сторону. Кинолог, доверяя своему лохматому другу, не стал препятствовать его порыву. Сопровождавший их сыщик последовал за коллегами. Пробежав чуть больше десяти метров, пес остановился и коротко взлайнул. 
Милиционеры внимательно всмотрелись в темный предмет, утонувший в неглубоком снегу. Рассмотрев его и поняв, что нашла собака, оба торжествующе вскрикнули — перед ними лежал туристический топорик! Снежок вокруг него был пропитан чем-то розовым. Вызваный на место находки криминалист подтвердил догадку: да этим предметом могла быть проломлена голова Рустема Хаилова. Собака с гордым видом повиливала хвостом, дескать, если бы не я, ничего вы, ребята не нашли бы. Что ж, находка позволяла снять на некоторое время подозрения с Ледокола и Любови О. Но вопрос, кому же, все-таки принадлежал топорик и, действительно ли этим топором был зарублен «король дефицита», еще был открыт. 
Шаг навстречу своей смерти

Мы не будем раскрывать все секреты оперативной работы, скажем только, что уже через неделю стало известно, что топор принадлежал некоему Анатолию Карпенко. Кровь на топоре принадлежала действительно Хаилову, а на зимней куртке подозреваемого была обнаружена кровь той же группы, что и у Хаилова. Но самым убойным аргументом, подтверждающим причастность Карпенко к убийству, было то, что он много лет был…воздыхателем  Любови О. ! Правда, чувства его были безответны. 
 В ту роковую ночь, зная, что Любовь дежурит в поезде, Анатолий, ревнуя свою возлюбленную даже к фонарным столбам, отправился убедиться в её неверности, прихватив с собой на всякий случай топорик. На беду Хаилова, гости-милиционеры, открыв вагонную дверь своим ключом, забыли её закрыть. Карпенко, беспрепятственно проникнув вагон, увидел свет, просачивающийся из-под двери бригадирского купе. Дверь была не заблокирована. Карпенко тихо открыл её и увидел «короля дефицита» мирно дремлющего пред столиком купе. А столик был завален денежными пачками! Причем, пачки состояли только из крупных купюр — не ниже двадцати пяти рублей! Несколько секунд Карпенко созерцал все это богатство, забыв о ревности. Потом сделал первый шаг в купе. В этот момент проснулся Хаилов. Несколько секунд недоуменно смотрел на незнакомца. Ему бы сидеть смирно или, хотя бы крикнуть, позвать на помощь верного Ледокола, но он резко встал и сделал шаг навстречу своей смерти. Карпенко взмахнул топором…
После содеянного, даже не глядя на свою жертву, стал быстро набивать карманы деньгами. О своей возлюбленной он даже не вспомнил. Он вообще забыл обо всем на свете. Деньги затмили его разум. Впоследствии выяснилось, что убив Хаилова он, забрал из купе одиннадцать тысяч рублей! В те времена это были сумасшедшие деньги. Больше чем стоимость автомобиля ВАЗ.  Выпрыгнув из вагона, быстрым шагом направился в сторону улицы Котлова, проходившей параллельно железнодорожного полотна. Пройдя уже изрядное расстояние, вдруг обнаружил, что за поясом у него торчит топор, которым он только что убил человека. Отбросив топор в сторону, выбежал на дорогу. Время было позднее, движения не было, но где-то недалеко, за поворотом, светила фарами машина. Взмахнув пачкой купюр Карпенко, остановил ночной мусоровоз. Именно эта пачка и позволила  оперативникам так быстро найти убийцу — водитель мусоровоза с восторгом рассказывал всем своим знакомым о щедром ночном пассажире…
Добрых полтора десятка лет Рустем Хаилов посвятил добыванию денег. Нет, он не убивал, не грабил. Но именно деньги его и погубили. Их было столько, что хватило бы на пять жизней — из двух гаражей, принадлежавших «королю дефицита» деньги вывозили машинами. Были изъяты десятки миллионов рублей! По горькой иронии судьбы, уже через несколько недель эти деньги превратились бы в ничего не стоящую бумагу — павловская денежная реформа обесценила многолетние труды тысяч вот таких подпольных «королей». Что же, Хаилову, можно сказать, повезло — он не дожил до этого. Анатолий Карпенко был осужден на пятнадцать лет. Из лагеря он вышел уже через пять лет по амнистии, но вернулся совсем в другую страну, где ему места не нашлось. Через три месяца после обретения свободы он умер от переохлаждения. Попросту замерз, напившись дешевой, «паленой» водки… 

 

Сергей Савченко, 
корреспондент

Игорь Григоров, 
корреспондент

 

Читайте также
Криминал 16-09-2019

День рождения

В один из летних дней 1999 года на улице Ч…ской в Харькове был обнаружен труп неизвестного мужчины...

Другие материалы рубрики