Охота на Невидимку

25-03-2019

В то далекое январское утро заместитель начальника уголовного розыска Управления милиции на транспорте майор Сергей Приходько уже сдавал дежурство, когда прозвучал тревожный звонок: 
в вагоне СВ поезда дальнего следования Владивосток–Харьков обнаружен труп мужчины. 

Несмотря на то, что дежурство закончилось и майор имел законное право на отдых, он вынужден был выехать с оперативно-следственной бригадой на место происшествия. Он тогда еще не знал, что расследование, которое начнется этим утром, растянется на много лет.
До получения результатов судебно-медицинской экспертизы картина происшедшего выписывалась довольно простая: немолодой уже мужчина, крепко выпив в вагоне-ресторане, а после этого еще и изрядно добавив в купе, заснул и не проснулся. Так иногда бывает с людьми, у которых имеются проблемы со здоровьем. Особенно, если слабое сердце. Судебно-медицинская практика показывает — смерть от злоупотребления алкоголем у людей со слабым сердцем наступает именно во сне. Как правило, под утро. В данном конкретном случае все выглядело похожим образом. По крайней мере, покойник не был ограблен —  при нем была обнаружена почти тысяча рублей — по тем временам сумма достаточно крупная. Не особенно насторожил майора Приходько и результат судмедэкспертизы: в крови покойного обнаружены следы сильнодействующего снотворного. Частенько пассажиры поездов дальнего следования пользуются снотворными препаратами, чтобы поскорее расслабиться и уснуть. В случае с пассажиром владивостокского поезда все выглядело именно так. И даже тот факт, что среди вещей покойного, изъятых на месте происшествия, никаких снотворных препаратов обнаружено не было, вполне мог иметь простое объяснение — одолжил у кого-то из соседей по вагону. А разыскать попутчиков бедняги не представлялось возможным — труп был обнаружен после того, как последний пассажир покинул вагон на конечной станции. Так бы и закончилось расследование с формулировкой «смерть от несчастного случая, связанного с передозировкой медпрепаратов», если бы не грянул гром — через три недели после первого происшествия в вагоне СВ поезда Харьков–Владивосток был обнаружен труп заместителя Главного управления рыбного хозяйства  Приморского края  Ходорова.
Ходоров был фигурой известной не только на Дальнем Востоке, но и в Москве. Поэтому Приходько получил приказ: немедленно вылететь во Владивосток, встретить поезд, в котором произошло столь громкое ЧП, допросить свидетелей. Майор  вылетел в командировку. Уже во Владивостоке, ожидая прибытия поезда, получил телефонограмму из Тюмени, где был снят труп Ходорова. В телефонограмме было указано, что в крови покойного обнаружен алкоголь в большом количестве и… сильнодействующий снотворный препарат, идентичный тому, который был обнаружен в крови первого трупа в поезде Харьков–Владивосток. Теперь Приходько мог предположить, что имеет дело с убийством, а не с несчастным случаем, и что убийцу вполне можно назвать серийным. 
По тем временам, как, впрочем, и теперь, серийные убийства — это страшный кошмар для сыскарей всех мастей. Всем известно, что шансы раскрыть «серию» минимальны. Хуже того, она непредсказуема. Вслед за одним убийством нужно ждать другого. Где и когда оно произойдет, предугадать невозможно, но то, что оно произойдет, можно утверждать почти наверняка. Возможно, не будь покойный Ходоров столь крупным советским чиновником, это дело не приобрело бы такой значительности, которая, в конце  концов, привела к созданию всесоюзной оперативно-розыскной группы, имевшей в своем составе несколько десятков лучших оперативников страны. Она была создана после оперативного совещания в Главке Уголовного розыска, на знаменитой Петровке, 38. Возглавил группу никому тогда не известный майор из Харькова Сергей Приходько. 
Но еще до создания ОРГ Приходько приступил к расследованию происшедшего. Во-первых, были опрошены первые свидетели происшедшего: проводники поезда, попутчики Ходорова, работники вагона-ресторана. Во-вторых, по запросу Приходько были найдены и еще раз опрошены проводники поезда, с которого был снят первый труп. В-третьих, еще раз была проведена химическая судебно-медицинская экспертиза, подтвердившая полную идентичность снотворных препаратов, обнаруженных в крови обоих потерпевших. Наконец, после опроса многочисленных свидетелей, вырисовалась общая картина — в обоих случаях потерпевшие провели последние часы своей жизни в компании очаровательных девушек. Соседок по купе. Надо напомнить, что вагоны СВ были оборудованы двухместными купе повышенной комфортности. Само собой, в купе могли находиться только два человека. В случае с погибшими их попутчицами были молодые девушки. В первом случае — длинноволосая блондинка, во втором — шатенка. По показаниям свидетелей, обе выделялись яркой красотой. Когда же были составлены фотороботы девушек, стало ясно — это один и тот же человек.
Фоторобот был разослан во все отделения милиции на транспорте вместе с ориентировками по розыску. Пока проводились все эти мероприятия, прошло еще около трех недель. Могучая система розыска медленно набирала обороты и тут — снова труп! На этот раз в поезде Одесса–Москва. И снова в вагоне СВ! Вот после этого и состоялось то знаковое совещание на Петровке. Системе был брошен вызов.  Система его приняла. Теперь к работе подключились лучшие силы уголовного розыска страны.

Личность убийцы установлена, но…
В оперативный штаб, который, расположился в Харькове в здании Управления милиции на транспорте, полетели сводки со всей территории Советского Союза. Постепенно раскрылась система преступлений. Все было очень просто. Одинокие мужчины, устав от одиночества в длительном путешествии, легко очаровывались красотой случайной попутчицы, приглашали её для начала в вагон-ресторан, где, кстати, демонстрировали  содержание своих кошельков, а дальше… Дальше — дело техники. По ходу расследования выяснилось, что подобных случаев отравления барбитуратами было несколько десятков, но только три закончились смертью потерпевших: сердце оказалось слабым. К слову сказать — главная подозреваемая оказалась человеком не алчным — своих уснувших жертв обирала не до нитки. Если человек вез с собой несколько тысяч рублей, она обязательно оставляла ему одну тысячу. А тех, у кого не было больших денег, она вообще не грабила, проявляла вот такое, с позволения сказать, благородство.
Расследование шло своим чередом, но результатов не давало. Были задержаны несколько десятков поездных воров и шулеров, были попутно раскрыты еще одиннадцать преступлений, но главная подозреваемая все не давалась в руки оперативников. Сообщения о том, что ее видели то в Чите, то в Хабаровске, то в Москве или в Риге, поступали почти ежедневно, но поймать ее не удавалось. Она непостижимым образом умудрялась просочиться сквозь сети, расставленные лучшими профессио­налами. Постепенно за преступницей закрепилось негласное прозвище — Невидимка. Так или иначе, но расследование длилось почти год, не давая нужного результата. И... снова жертва! На этот раз в поезде Архангельск–Новороссийск. Все обстоятельства точь-в -точь как в первых трех случаях. И снова Невидимка исчезла с места происшествия за несколько часов до того, как была обнаружена очередная ее жертва! Руководство МВД СССР рвало и метало. Каким непостижимым образом преступнице удается водить за нос лучшие силы уголовного розыска страны? 
Майор Приходько был отстранен от руководства ОРГ союзного значения и переведен в оперативный состав. Группу возглавил подполковник Калныньш, начальник Рижского уголовного розыска. Через три месяца его сменил подполковник МУРа Евгений Бабичев, а еще через три месяца снова майор Приходько. Его возвращению в кресло руководителя ОРГ предшествовала невероятная удача: ему удалось найти свидетеля, чьи показания позволили установить личность преступницы!
Ею оказалась двадцатипятилетняя Вера Квитко, выпускница Харьковской консерватории. Обладая необыкновенными вокальными данными, она подрабатывала пением  по вечерам в одном из харьковских ресторанов. Там-то и увидел её в первый раз свидетель. А не запомнить ее было невозможно. Яркая, красивая, своим пением она буквально завораживала слушателей. Трудно было поверить, что такой голос звучит в обыкновенном ресторане. Казалось бы — все! Установлена личность преступницы, ее домашний адрес. Можно брать! Но… Вера Квитко исчезла. Растворилась, словно ее никогда и не было. Перестали приходить сообщения о том, что ее видели то там то сям. По месту проживания она не появлялась, с родителями контакт не поддерживала. Единственное, что они смогли рассказать оперативникам,  якобы Вера вышла замуж, якобы уехала то ли на Север, то ли на Дальний Восток. Охота на Невидимку, длившаяся почти три года, закончилась ничем. С развалом Советского Союза перестала существовать и оперативно-розыскная группа союзного значения, прекратилось и уголовное преследование гражданки Квитко.

Тридцать лет спустя
С той поры прошло почти тридцать лет. Уже в отставке подполковник милиции Сергей Приходько однажды по какой-то своей надобности приехал в Харьков (сегодня он живет в одном из ближних пригородов). Сойдя с электрички на вокзале, он направился в сторону метро. Внезапно его внимание привлекла немолодая уже женщина. Зафиксировав взгляд на несколько секунд на её лице, Сергей Николаевич прошел уже было мимо, но вдруг развернулся и решительно двинулся вдогонку за незнакомкой. Догнав, вежливо, но цепко придержал за локоть. Женщина обернулась. Все сомнения развеялись — перед ним была Вера Квитко. «Извините, ради Бога, — проговорил Приходько, — Вера Андреевна? Квитко?» 
— Да, Вера Андреевна, но уже давно не Квитко, — ответила она, вглядываясь в лицо незнакомого седого мужчины. — Но я вас не помню.
— Это и неудивительно, ведь вы меня никогда не видели, — произнес Приходько, отводя женщину чуть в сторону. — А вот я много лет искал встречи с вами!
— Правда? А почему вы… Мы действительно незнакомы? — пыталась понять Квитко.
— Когда-то, очень давно я был страстным поклонником вашего таланта, все хотел с вами встретиться, но удалось только сейчас, — ответил Приходько.
— А… Вот вы о чем. Но я уже давно не пою, — чуть порозовев, смутилась Квитко.
— Да я не о песнях. Я хотел вам напомнить о четырех жизнях, которые вы оборвали, — отчеканил бывший опер.
Квитко на несколько мгновений замерла. Она мертвенно побледнела, потом вдруг решительно освободила свой локоть, удерживаемый Сергеем Николаевичем: «Мужчина, вы ошиблись. Отойдите от меня, или я вызову полицию. Вы пьяны или больны… Оставьте меня в покое!» С этими словами она решительно пошагала прочь от Приходько. Он смотрел ей вслед, пока она не скрылась из виду. А потом он понял: Вера Квитко никогда не знала о том, что четверо из ее «клиентов» были ею отравлены насмерть! И она даже не думала скрываться от сотрудников милиции. Просто ей все время невероятно везло. А потом, выйдя замуж, она зажила другой жизнью. Всю свою жизнь она жила спокойно, позабыв  «шалости» минувших лет. Приходько еще  раз просмотрел в ту сторону, где скрылась Квитко, и неторопливо пошел к входу в метро.

Сергей Савченко, 
корреспондент

Игорь Григоров, 
аналитик

Читайте также
Криминал 01-04-2019

Львиное сердце

Дело об убийстве известного харьковского фарцовщика Анатолия Левицкого было, пожалуй, самым неординарным...

Другие материалы рубрики
Криминал 18-03-2019

Родная кровь

Описываемое происшествие повергло в шок не только жителей одного из районных центров Харьковской области, в котором оно произошло...