Поклонник Брюса Ли

23-03-2020

Виктор Иванович возвращался домой по почти безлюдной аллее сквера. Внезапно ему показалось, что на голову рухнуло небо, и свет померк в его глазах...
Очнулся он через сутки в палате больницы скорой помощи. Тошнило, кружилась голова, и едва шевелился странно одеревеневший язык во рту. Жутко болела нижняя челюсть. Он ничего не понимал — что с ним, как он здесь оказался?.. 

 

Встреча выпускников
Теплым майским вечером Виктор Иванович Т. возвращался домой. Настроение было прекрасным — только что закончилась встреча выпускников школы, где когда-то он учился. Старые товарищи, многие из которых не видели друг друга целую четверть века, посидели в ресторане, поели-попили, потанцевали, поговорили, поделились успехами и неудачами. Что говорить: жизнь есть жизнь, не всем удалось достичь чего-то такого, о чем мечталось в юности. Некоторых и вообще не было на встрече — многие уже ушли из жизни. Как водится, помянули ушедших, взгрустнули. А все равно приятно было встретиться с теми, кто составлял когда-то часть жизни, со старыми друзьями. Виктор Иванович испытывал странное состояние тихой, но приятной грусти. Настроению способствовала и погода: тихий теплый майский вечер, цветущая сирень, осторожный шорох вечернего ветерка в кустах. На аллеях сквера было почти безлюдно. Редкие прохожие торопливо проходили мимо, спеша домой, к семьям, да редкие влюбленные парочки не спеша прогуливались под кронами каштанов. Виктор Иванович с доброй завистью посматривал на одну из таких парочек, неспешно идущую ему навстречу, — уж ему-то не ходить вот так, в обнимку с юной красавицей. Собственно, это была последняя мысль, мелькнувшая в его голове. 
Через мгновение ему показалось, что на голову рухнуло небо, и свет померк в его глазах. Очнулся он через сутки в палате больницы скорой помощи. Тошнило, кружилась голова и едва шевелился странно одеревеневший язык во рту. Жутко болела нижняя челюсть. Он ничего не понимал — что с ним, как он здесь оказался? Позднее он узнал, что был найден лежащим без сознания на одной из парковых аллей. Кто-то из прохожих, нашедших его, вызвал «скорую помощь». Диагноз — закрытая черепно-мозговая травма, тяжелое сотрясение мозга, перелом нижней челюсти. Когда на следующий день к нему в палату пришел дознаватель из милиции, работающий здесь же, в больнице, Виктор Иванович так и не смог вспомнить, что же с ним произошло. Хорошо хоть сумел вспомнить кто он и как его зовут: когда его доставили в неотложку, при нем не было ни документов, ни денег — его карманы были вывернуты. Врачи поставили свой диагноз, а милиционеры — свой: разбойное нападение с целью ограбления. Раскрыть это преступление было в тот момент невозможно — потерпевший решительно ничего не помнил. Единственное, что ему удалось восстановить в памяти, — пара влюбленных, шедшая ему навстречу. Конечно, хорошо было бы разыскать эту парочку, ведь могли видеть человека, напавшего на Виктора Ивановича, но где их искать — по городу гуляют сотни таких пар. Так и закончилось бы ничем это дело, если бы не… 

Друзья по несчастью
Виктор Иванович провел в больнице больше двух недель. Он еще долечивался, когда в приемное отделение однажды поступил пациент с аналогичным диагнозом: черепно-мозговая, сотрясение мозга, перелом челюсти. И тоже — без документов, без денег, с вывернутыми карманами. Но если у первого потерпевшего была похищена довольно-таки незначительная сумма — сколько могло оставаться денег у человека, побывавшего в ресторане, — то второй, придя в себя, сообщил, что в тот вечер он нес домой денежную премию за рационализаторское предложение, более трехсот рублей, в те времена сумма весьма внушительная. Вспомнить о деньгах потерпевший смог, но вот вспомнить, кто совершил на него нападение, не сумел. Все, как в предыдущем случае: двое-трое спешащих прохожих, прогуливающиеся парочки, спортсмен, совершающий вечернюю пробежку. Всё, больше никого.
Милиционеры почесали затылки и развели руками: кого искать? Хоть бы какие-нибудь зацепки. Патрулировать аллеи многочисленных скверов и парков — нереально, жуткий дефицит кадров. Оставалось надеяться, что в следующий раз (а в том, что он будет, милиционеры не сомневались) преступник будет задержан по горячим следам, но это так, как говорится, помечтайте… Правда, была предпринята попытка разыскать вероятного преступника по старым, аналогичным делам, но и она не привела к успеху — в отделение челюстно-лицевой травмы и раньше поступали пациенты со сломанными челюстями, но все они были, как правило, жертвами обычных уличных и бытовых драк. 
Свой вердикт вынесли судебные медики: в обоих случаях травмы были причинены одним и тем же способом. Пользуясь боксерской терминологией — апперкотом, это когда удар наносится по траектории снизу-вверх. Искать преступника среди харьковских боксеров? Тоже неблагодарное дело: в миллионном городе боксеров сотни, если не несколько тысяч. Пока всех проверишь, уйдет немало времени.
Пока двое потерпевших долечивались, в неотложку поступил третий, с аналогичными травмами. Правда, этот сумел вспомнить, что когда он шел вечером домой, его обогнал молодой, спортивного вида парень, совершавший пробежку. Через некоторое время этот же спортсмен уже бежал навстречу потерпевшему. Потом кто-то легонько тронул мужчину за плечо. Потерпевший оглянулся и… Все. Больше он ничего не смог вспомнить. Но это было уже что-то. В двух случаях нападения было упоминание о спортсмене-бегуне.
С горем пополам со слов обоих потерпевших был составлен фоторобот предполагаемого преступника. С этим фотороботом сыщики Дзержинского РОВД отправились в боксерские школы и секции (все три нападения были совершены на тот момент только на территории Дзержинского района). Естественно, этот рейд результатов не дал. По фотороботу можно было опознать кого угодно, даже папу римского. 

Дело принимает серьезный оборот
Пока сыщики-дзержинцы искали неизвестного «спорт­смена», тревожное сообщение пришло из Киевского РОВД. На одной из глухих аллей был обнаружен труп неизвестного мужчины. Судебно-медицинская экспертиза установила: смерть наступила в результате перелома шейного отдела позвоночника. Перелом же мог быть результатом сильнейшего удара в нижнюю челюсть по траектории снизу-вверх, то есть такого же удара, который был нанесен трем предыдущим потерпевшим. Кроме того, у трупа была сломана нижняя челюсть. Гематома, образовавшаяся на лице вследствие этого перелома, так обезобразила черты погибшего, что его едва сумела впоследствии опознать собственная жена. Было принято решение все четыре случая объединить в одно уголовное расследование. Дело приняло серьезный оборот — теперь сыщики искали не просто разбойника-грабителя, а убийцу. Они понимали: преступник не остановится, он будет выходить на тропу разбоя до тех пор, пока не будет пойман. 
Уже не было сомнений — преступник действительно хорошо тренированный спортсмен-боксер. Опрашивались все тренеры, все более или менее известные в городе боксеры. Ну не мог пройти мимо их внимания боксер, обладающий отлично поставленным коронным апперкотом! И вот она, удача! Один из опрошенных бывших спорт­сменов вспомнил, что несколько лет назад он тренировался в одной секции с неким Николаем Печко, отличным боксером, который досрочно завершал все поединки на спортивном ринге, используя коронный удар. У него в боксерской среде и кличка была соответствующая — «Апперкот»! Печко был немедленно принят в разработку. Фоторобот предполагаемого преступника был предъявлен тем, кто знал бывшего спорт­смена. С некоторыми колебаниями многие из них признали: да, лицо, изображенное на предъявленном фотороботе, действительно напоминает Николая Печко. Но такое опознание не могло послужить серьезным основанием для предъявления обвинения.

Коса на камень…

Тем временем из Октябрьского РОВД поступило сообщение — была предпринята попытка разбойного нападения на известного в городе ветерана отечественного бокса. Пожилой человек прогуливался аллеями парка на Новой Баварии, когда ему навстречу, не торопясь, прошла парочка влюбленных. Мужчина обратил внимание на то, что молодой человек был одет в обычный спортивный костюм, в то время как его девушка была принаряжена соответственно обстановке: на ней были модные и страшно дефицитные джинсы и нарядный джемпер. Когда же этот молодой человек спортивной трусцой обогнал пенсионера, тот удивился еще больше: как же так, поссорились, что ли? 
Добежав до конца аллеи, спортсмен повернул обратно. Он бежал навстречу пожилому мужчине, не подозревая, что бежит навстречу своей судьбе. Когда спортсмен поравнялся со своей предполагаемой жертвой, пенсионер развернулся к нему лицом. Ему удалось парировать занесенную над его плечом левую руку нападавшего и тут же уклониться от молниеносного удара правой снизу-вверх. Нападавший попытался нанести еще один удар, теперь уже прямой. Но и в этот раз его ждала неудача: старый боксер успел сделать шаг в сторону, пропустив удар мимо себя. Мастерство победило. Преступник понял, что в этот раз он встретил достойного противника. Не дожидаясь дальнейшего развития событий, он пустился наутек. В конце аллеи пожилой ветеран бокса увидел одинокую девичью фигуру… 
Подвергшийся нападению мужчина немедленно поспешил в ближайшее отделение милиции, которое находилось буквально напротив парка, где он прогуливался. Поиски по горячим следам ни к чему не привели, но зато ветеран сразу опознал нападавшего по фотороботу. Известие об этом сразу поступило в дежурную часть городского УВД. На следующий день несостоявшейся жертве разбойного нападения была предъявлена фотография Николая Печко. Сомнения сыщиков были развеяны: нападавшим был именно он…

Разбитые мечты…

Николай Печко занимался боксом с одиннадцати лет. Занимался увлеченно, с полной самоотдачей. К двадцати трем годам добился звания мастера спорта СССР. Большинство своих побед он одерживал, используя любимый коронный удар — апперкот. Мечтал стать чемпионом мира или даже олимпийским чемпионом. Но не сложилось. К двадцати пяти годам надежда добиться высоких спортивных достижений угасла: возраст был предельным для спортсмена-любителя.
В это же время началась эпоха видеомагнитофонов. Однажды посмотрев видеофильм с участием Брюса Ли, непревзойденного мастера восточных единоборств, Николай буквально «заболел» восточными техниками. Но, увы, в СССР в тот период еще не была развита культура каратэ, кунг-фу или айкидо. Николай стал самообучаться восточным техникам по фильмам с участием своего кумира, однако быстро понял, что ничего из этого не выйдет. Тогда он решил ограничиться тренировкой динамики, силы удара, используя японскую систему «тамэсивари». Это дало свои результаты достаточно быстро. Но вскоре перед ним встал вопрос: «А зачем?» Какую он может извлечь из этого пользу? Ответ пришел довольно скоро. 
Однажды, повздорив с незнакомым парнем на улице, нанес ему свой коронный удар. Незнакомец рухнул без сознания. Николай обыскал карманы своей первой жертвы и понял — таким образом можно значительно улучшить свое материальное положение. Стратегию и тактику грабежей он разработал сам, а в подельницы пригласил свою сожительницу, Татьяну К. Прогуливаясь по вечерам в городских парках, сладкая парочка высматривала жертву, не вызывая ничьих подозрений. Выждав момент, когда на аллее не оставалось никого, кроме намеченной жертвы и пары грабителей, Николай начинал «пробежку». Убедившись, что никто не может ему помешать совершить ограбление, наносил свой коронный удар.
Он не знал, что однажды, не рассчитав силы удара, убил человека. Незнание не спасло его от сурового приговора — суд осудил его на пятнадцать лет лишения свободы. На волю он никогда не вышел. Отсидев восемь лет, умер в тюремной больнице от туберкулеза. Его сообщница была приговорена к десятилетнему сроку, но вышла на свободу по УДО (условно-досрочно) через восемь лет. По иронии судьбы она обрела свободу в тот самый день, когда был похоронен Николай… 

Сергей Савченко, Игорь Григоров.

Читайте также
Другие материалы рубрики