Потомки Родиона Романовича

06-05-2019


Рябко задушил свою школьную учительницу руками. Потом, дождавшись ночи, вынес ее тело в огород, а следы погребения надежно укрыл начавшийся снегопад. Преступление так и могло  остаться нераскрытым, если бы…

Уж без малого двести лет прошло с того момента, как отправился по этапу в далекую Сибирь Родион Раскольников. Создавая своего героя, Федор Михайлович Достоевский даже не мог представить, что дело Раскольникова не умрет, что его последователи, даже не прочитав ни единой строчки романа, будут множиться, продолжая дело своего предтечи. Они, вероятнее всего, и не подозревают, что за всяким преступлением следует наказание, но, тем не менее, с усердием продолжают сживать со свету старушек-процентщиц. Правда, в отличие от своего литературного предшественника, интеллектом они не отличаются, что их, в конце концов, и губит, приводя, как и Родиона Романовича, на этап.

Насторажи­вающие смс-ки 
В конце минувшего года в правоохранительные органы Барвенковского района, что на Харьковщине, обратились родственники престарелой Анны Сергеевны Б. Их обеспокоило странное, на их взгляд, поведение родственницы. Дело было в том, что Анна Сергеевна проживала одна. С родственниками общалась по телефону. Иногда в голосовом режиме, а чаще, в целях экономии, с помощью смс-сообщений. Так вот, в последнее время она вообще перестала пользоваться голосовым режимом, даже перестала отвечать на звонки. А смс-ки продолжала слать, как и раньше. Но… Ее электронные письма стали приходить с орфографическими и стилистическими ошибками, что априори странно. Ведь Анна Сергеевна всю жизнь проработала учительницей филологии. Она преподавала русский и украинский языки и литературу. Писать безграмотно она не могла. Не умела. Полицейские посмеялись над причиной беспокойства, тоже, мол, беда — орфографическая ошибка. Мы сами, небось, протоколы пишем с ошибками и — ничего, преступления раскрываются. Но, посмеявшись, все же решили навестить Анну Сергеевну, проверить, все ли с ней в порядке.
Участковый инспектор, старший лейтенант полиции Михаил Петренко первый визит одинокой женщине нанес утром. Анны Сергеевны дома не оказалось. Второй раз он пришел к ее дому вечером того же дня. Результат был таким же. На следующий день участковый нанес визиты уже соседям Анны Сергеевны. Оказалось, что они не видели свою соседку уже больше двух недель. Петренко заподозрил беду. Но, прежде чем объявлять в розыск пропавшую старенькую учительницу, решил еще раз опросить всех, кто мог хоть как-нибудь объяснить ее исчезновение. Опрос соседей и знакомых Анны Сергеевны ничего не дал. Все в один голос утверждали, что старушка внезапно исчезла из поля их зрения не менее чем две или три недели назад. Старший лейтенант отчитался перед начальством о проделанной работе и указал в своем рапорте, что, по его мнению, исчезновение гражданки Б., скорее всего, носит криминальный характер. 
К поискам подключился уголовный розыск. Что мы имеем, прикинули сыщики. Женщина пропала. Это факт. На телефонные звонки не отвечает, но электронные сообщения пишет с завидной регулярностью. Пишет с орфографическими ошибками, чего раньше не было. Стало быть, пишет не она. Кто-то, зная о существовании родственников Анны Сергеевны, с ее же телефона шлет им смс-ки. Кто? Кто-то не очень грамотный и, самое главное, не очень умный. Место нахождения телефона, если он в сети, определяется очень просто. Значит, с этого и надо начинать. Полицейские сделали запрос в компанию мобильной связи, услугами которой пользовалась Анна Сергеевна. Ответ пришел достаточно быстро — телефон находится в том же поселке, где проживала пропавшая учительница. Точный адрес можно назвать, когда с телефона поступит сигнал: звонок или электронное сообщение.
Оперативники выехали в поселок. Уже оттуда они связались с родственниками Анны Сергеевны и попросили отправить на ее телефон сообщение о том, что они якобы едут к ней в гости. Спустя несколько минут телефон Анны Сергеевны» ожил». А еще через минуту полицейские получили точные координаты места, откуда он посылал сигнал. Когда оперативники входили в указанный дом, хозяин дома сидел с телефоном Анны Сергеевны в руках, сосредоточенно набирая текст ответного сообщения. С орфографическими ошибками…  

Занимаешь чужие — отдаешь свои       
Пятидесятилетний Николай Рябко в детстве посещал ту же школу, в которой работала преподавателем русского языка и литературы Анна Сергеевна Б. Сказать, что он был прилежным учеником, нельзя. Не давались ему науки. Никакие. Ну, почти никакие. Хорошие оценки он получал только на уроках физкультуры и труда. Даже по пению не получал оценки выше тройки. Не мог запомнить тексты песен. Да и читал он с трудом. С горем пополам закончив восемь классов, поступил на курсы трактористов. После службы в армии вернулся в родной поселок, работал в сов­хозе, женился. После распада СССР подался на заработки в соседнюю страну. Работал на Крайнем Севере. Долгое отсутствие дома привело, в конце концов, к распаду семьи. Уехав в очередной раз на северную вахту, там и остался. В родном поселке ему делать было нечего — родители умерли, жена жила с другим. Николай исколесил весь российский север и пол-Сибири. Так прошло много лет. Наконец, заработав довольно-таки приличные деньги, решил вернуться на родину. Деньги быстро были потрачены на ремонт старого родительского дома. Николай устроился было работать в местную агрофирму, но скоро понял: заработать такие деньги, какие он зарабатывал много лет в России, здесь невозможно. Единственный доступный способ — это работать на самого себя, а не на хозяина или, тем более, на государство.
 Николай решил заняться автоперевозками, оформив частное предприятие. Необходимо было приобрести транспорт. Спустя некоторое  время он присмотрел грузовую  «Газель» в довольно-таки приличном состоянии.  Но вот на покупку машины денег не хватало. Срочно нужно было где-то достать почти сто тысяч гривен. Николай оформил банковский кредит на пятьдесят тысяч. А где взять еще столько же? И тогда он решил обратиться за помощью к своей старой учительнице. Он знал: деньги у Анны Сергеевны есть. И она ему не откажет. Ведь она знает его без малого пятьдесят лет, с самого его детства. И он много раз выручал ее: по хозяйству одинокой женщине никто, кроме него, не помогал. Анна Сергеевна согласилась одолжить своему бывшему ученику пятьдесят тысяч гривен. Но под проценты. И не дольше чем на год. Николай принял её условия. Машина была куплена, и  Рябко занялся частной предпринимательской деятельностью.
 Прошел год.  Работалось ни шатко ни валко, но Николай все-таки зарабатывал неплохие деньги. Регулярно выплачивал банковский кредит, но вот на оплату долга Анне Сергеевне денег почти не оставалось. Через год Анна Сергеевна стала напоминать своему должнику о его кредитных обязательствах перед ней. Поначалу просто напоминала. Потом стала ругаться. Николай не знал, что делать. Несколько раз пытался уговорить свою учительницу пересмотреть сроки уплаты долга. Анна Сергеевна вроде бы соглашалась предоставить ему отсрочку,  но спустя непродолжительное время опять принималась за свое, доводя Николая до бешенства. 
Наконец необходимая сумма в пятьдесят тысяч была собрана. Николай пригласил Анну Сергеевну к себе домой — рассчитаться по долгам, а заодно выпить по рюмочке за мир. В тот роковой вечер была выпита не одна рюмочка. Захмелевший Рябко, страшно не желая расставаться с честно заработанными деньгами,  вновь стал уговаривать Анну Сергеевну повременить с уплатой долга. Старушка стала ругаться, обзывая Николая мошенником.  Рябко, с трудом сдерживая накопившийся гнев, вначале молчал, а когда уже терпеть сил не осталось, обозвал Анну Сергеевну паучихой, барыгой и процентщицей. Старушка подлила масла в огонь. Она обвинила Николая в том, что он только что украл её телефон. Вот в этот момент и не выдержали нервы у последователя Родиона Романовича Раскольникова. Топора под рукой не оказалось. Рябко просто задушил свою старую учительницу. Потом, дождавшись ночи, вынес ее тело в огород. Под покровом темноты, сбивая руки в кровь,  долго долбил мерзлую декабрьскую землю. Лишь под утро закончил свою страшную работу. Следы погребения надежно укрыл начавшийся снегопад.
Вернувшись в дом, Рябко увидел лежащий под столом телефон. Тот самый, в краже которого его обвинила Анна Сергеевна. Тогда-то и пришла в голову Николая, идея отправлять смс-сообщения родственникам его жертвы якобы от ее имени. Этот довольно-таки примитивный способ скрыть преступление и привел к его раскрытию. Преступника подвела его собственная неграмотность. Суд был скорым и справедливым. Николай Рябко отправился по стопам Родиона Раскольникова по этапу на долгие годы.

Вместо заключения
Правоохранителей просто поражает примитивизм мышления некоторых современных преступников. Складывается впечатление, что мыслительные процессы у них на уровне домашней птицы. Идя на преступление, они совершенно не осмысливают свои действия ни до, ни после преступного деяния. Так, совсем недавно молодая харьковчанка, увидев в сети объявление о продаже золотого кольца, явилась домой к хозяйке этого кольца с целью похитить его. В качестве орудия нападения она выбрала… баллончик с дихлофосом. Пшикнув в лицо жертве тараканьей отравы, преступница была немедленно обезоружена этой самой жертвой. Дихлофос на неё не подей­ствовал. О чем думала, и главное — чем? О чем и чем думал Николай Рябко, присвоив себе телефон своей жертвы? Впрочем, и в одном и в другом случае низкий интеллект преступников помог правосудию наказать их по всей строгости закона.

Сергей Савченко, 
корреспондент

Игорь Григоров, 
корреспондент

Читайте также
Криминал 08-07-2019

Алчность

Вот уже два дня Анна Абрамовна не отвечала на звонки. Обеспокоенная этим Элеонора Львовна приехала проверить, все ли в порядке...

Криминал 01-07-2019

Расплата за грехи

Проснулся он в незнакомой комнате поздним утром. Жутко болела голова, мысли теснились, опережая одна другую...

Другие материалы рубрики
Криминал 01-04-2019

Львиное сердце

Дело об убийстве известного харьковского фарцовщика Анатолия Левицкого было, пожалуй, самым неординарным...