Родная кровь

18-03-2019

Описываемое происшествие повергло в шок не только жителей одного из районных центров Харьковской области, в котором оно произошло. Но и далеко за его пределами люди еще долго вспоминали и пересказывали друг другу подробности ужасного преступления, а дом, где жили участники трагедии, и по сей день многие стараются обходить стороной.

 

В тот роковой вечер Валентина Сергеевна Волохова не находила себе места. Вот уже три часа прошло с момента, как она, приготовив ужин, ожидала с работы мужа и младшего сына. Но ни тот, ни другой так и не при­шли. Ни один, ни другой на телефонные звонки не отвечали. Добавил тревоги и старший сын. Когда Валентина Сергеевна дозвонилась ему на мобильный, на вопрос: не знает ли он, где его отец и младший брат, он в грубой форме ответил что-то невразумительное, а после произнес: «Разве я сторож брату своему? Да и отцу тоже?» Валентина Сергеевна, конечно, знала: между мужчинами в их семье давно пробежала кошка. Оба сына, и старший, и младший, не скрывали своей неприязни к отцу, а тот, в свою очередь, не проявлял к ним никаких теплых чувств, называя обоих бездельниками, дармоедами и нахлебниками. Её как мать такие взаимоотношения детей и отца, конечно, очень расстраивали, но она понимала: в чем-то прав муж, а в чем-то — сыновья. Вечер тянулся, тревога нарастала. В очередной раз, безрезультатно попытавшись дозвониться мужу, Валентина Сергеевна, наскоро одевшись, отправилась на поиски. Решила начать с работы. Её муж, известный в районном центре предприниматель, в качестве офисного помещения использовал одну из принадлежащих ему квартир неподалеку от дома, где они жили. Но по дороге к офису Валентина Сергеевна решила заглянуть в гараж — он был ближе. То, что она увидела в гараже, повергло ее в ужас…
Прибывшая на место происшествия опера­тивно-след­ственная бригада зафиксировала факт насильственной смерти гражданина Волохова Анатолия Григорьевича, 53 лет, жителя города Ш. Харьковской области, предпринимателя. Проведенная судебно-медицинская экспертиза установила: смерть наступила в результате общей кровопотери, вызванной множественными колото-резаными ранениями грудной клетки и брюшной полости. Всего на теле погибшего насчитали более сорока ножевых ран. Раны были нанесены двумя разными ножами, что позволило считать, что убийц было, как минимум, двое. Для маленького районного центра такое происшествие было из ряда вон, поэтому уже на следующий день туда прибыл опытный следователь, заместитель прокурора области Владимир Смирнов. Внимательно изучив материалы предварительного следствия, он обратил внимание на одну странную деталь: в памяти мобильного телефона погибшего Волохова добрый десяток неотвеченных вызовов от жены, но ни одного — от сыновей. Кроме того, после того, когда стало известно, что Анатолий Григорьевич убит, причем с необычайной жестокостью, ни старший, ни младший его сын, ни разу не попытались вступить в контакт с сотрудниками правоохранительных органов с целью помочь в расследовании убийства их отца. Складывалось впечатление, что им абсолютно наплевать на его гибель. Но более всего настораживал тот факт, что сыновья никоим образом не пытались утешить убитую горем мать. Расспросив соседей, родственников и просто знакомых семьи Волоховых, Суходубов узнал много такого, что могло пролить свет на картину происшедшего…

Стремительная карьера Анатолия Волохова
В доперестроечные времена Анатолий Волохов, выпускник одного из харьковских вузов, занимал скромную должность инструктора райкома комсомола. Звезд с неба не хватал, но у партийного руководства района числился на хорошем счету. В силу организаторских способностей, возможно, это послужило причиной того, что в 27 лет его назначили директором местного комбикормового завода. Здесь проявились иные черты его характера: требовательность, властность, жесткость, порой граничащая с жестокостью. Не будучи специалистом в области производства комбикормов, он педантично и скрупулезно изучал технологии и секреты этого дела. Всё вместе взятое вскоре дало свои результаты — довольно скоро завод стал одним из передовиков отрасли, а его молодой директор удостоен государственной награды.
 Когда же в стране началось кооперативное движение, оказалось, что Волохов еще и способный экономист — довольно быстро на базе завода и нескольких дочерних и смежных предприятий он создал целую сеть кооперативов. Очень быстро он стал едва ли не самым обеспеченным человеком в районе. И одним из самых авторитетных. В тридцать один год он стал депутатом облсовета, членом бюро райкома партии, лауреатом Республиканской премии. Богатый, авторитетный, в те времена он имел в районе практически неограниченную власть. 
Все было прекрасно. Вот только на семью у Анатолия катастрофически не хватало времени. Валентина сутками, бывало, не видела мужа. Росли без отца сыновья — старший Витя и только что появившийся на свет Вова. С развалом СССР у Анатолия еще больше добавилось хлопот: он торопился подобрать то, что выпало из рук умершей советской власти. Скупал любую недвижимость, стараясь спасти огромные, честно заработанные, как он считал, деньги. Но эти деньги обесценивались с такой скоростью, что спустя пару лет Анатолий едва не стал банкротом. Один за другим закрывались его кооперативы, останавливались предприятия. Он мотался по всему району, пытаясь спасти то, что делало его одним из самых авторитетных бизнесменов. В конце концов Волохов слег в больницу с язвой желудка и с подозрением на инфаркт. Когда спустя пару месяцев он выписался из больницы, понял: все надо начинать сначала. К власти в стране пришли новые люди. Еще более жесткие и беспощадные, чем он сам. Но еще оставался комбикормовый завод, вовремя приватизированный Анатолием. Еще в его собственности было несколько помещений жилого и нежилого фонда. И он опять с головой включился в работу. А семья вновь жила без него своей жизнью. Правда, ни в чем не нуждаясь. На семью Волохов-старший денег не жалел. Но он еще не понимал — по существу он и его дети становятся чужими людьми. Сыновья не видели, не знали отца, для них он был дядя-папа. И хотя Валентина трепетно старалась сохранить огонь в домашнем очаге, огонь этот грел все меньше и меньше. Так пролетели годы. Анатолий Григорьевич не заметил, когда успели вырасти его сыновья. А когда заметил, было уже поздно.

Родные — чужие люди
 После того, как старший сын Виктор закончил учебу в университете, Волохов-старший потребовал, чтобы сын в обязательном порядке шел работать к нему на фирму. Дескать, продолжать семейный бизнес. Но Виктор воспротивился. Он хотел открыть свое дело. При этом парень надеялся, что денег для старта ему даст отец. Но Анатолий Григорьевич категорически отказал. При этом аргументировал тем, что, дескать, ему стартовых денег не давал никто, он сам, без чьей-то помощи, создал свое успешное дело. Виктор не сдержался и напомнил отцу его успешную партийную карьеру. Разгоревшийся скандал привел к тому, что Виктор, хлопнув дверью, покинул отчий дом. Со временем возникшая неприязнь переросла в почти неприкрытую вражду. Спустя несколько лет подобный конфликт привел к разрыву отношений и с младшим сыном, Владимиром. И хотя Владимир продолжал жить с родителями в одной квартире, разговаривал он только с матерью. Так не могло долго продолжаться…
Следователь прокуратуры Владимир Смирнов пригласил к себе в кабинет обоих братьев Волоховых одновременно. Некоторое время молча разглядывал обоих. Виктор сидел, напрягшись, отведя взгляд в сторону. Владимир, глядя в пол, нервно потирал ладонью подбородок. Обреченность и покорность судьбе прочитывалась на их лицах. 
— Ну, и за что вы его убили? — наконец нарушил молчание Суходубов.
— Из-за денег, — после небольшой паузы прошептал Владимир.
— Родного отца? Из-за денег? — переспросил Суходубов.
— Да какой он отец? У него бабло из каждого глаза торчало, — скривился Виктор.
— А родная кровь руки не жжет? — спросил Суходубов.
Оба брата одновременно перевели взгляд на свои ладони…
Эта история произошла всего пять лет назад в одном из райцентров нашей области. Вначале, когда мы в первый раз узнали о случившемся, было ощущение дежа-вю. Словно, это уже было однажды. Потом поняли — да, было. И не однажды. Регулярно просматривая полицейские сводки в поисках социально значимых событий, мы натыкались на сообщения о происшествиях подобного рода. Внук зарезал бабушку из-за ста восьмидесяти гривен, которых ему не хватало для полного счастья, дочь забила насмерть молотком родную мать, стремясь поскорее получить наследство, внучка с бой-френдом задушила родного деда, получившего в этот день пенсию… Аналогичные этим преступления совершаются в нашей стране все чаще и чаще. 
И как-то так получилось, что эти события из криминальной хроники постепенно стали социальным явлением. О какой морали мы можем вообще говорить, когда из-за денег убивают даже самых родных и близких?

Сергей Савченко, Игорь Григоров.

Читайте также
Криминал 18-06-2019

Нефартовый

Ранним осенним утром 2009 года харьковчанин Василий Д., выгуливая свою собаку в районе телевышки на Павловом поле, обнаружил...

Другие материалы рубрики