Смертельная рыбалка

23-09-2019

Дело об исчезновении и гибели егеря можно было списывать на несчастный случай, но судмедэксперт Юрий Шаенко установил, что смерть Владислава наступила в результате тяжелой черепно-мозговой травмы. Возник вопрос: кому и за что понадобилось его убивать? 
Прояснить ситуацию помогли криминалисты. Они установили, что в образцах снега, взятого с места происшествия, присутствуют продукты сгорания армейской взрывчатки — это была ниточка.

Исчезновение

В один из январских дней 1993 года егерь одного из лесных хозяйств в Харьковской области Владислав Г. не вернулся домой. Поначалу этот факт никого из членов его семьи не насторожил: Владиславу частенько приходилось ночевать в служебном помещении лесхоза. Его рабочий день не был нормирован, иногда просто не успевал попасть домой, заработавшись допоздна. Но когда он не приехал домой и на второй, и на третий день, родственники Владислава забили тревогу. 
Виктория — жена егеря, приехав в лесхоз вместе с братом Владислава, выяснила, что её муж уже второй день не появлялся на работе, а накануне своего исчезновения он с утра отправился на дальний кордон своего участка. С тех пор его никто не видел. Виктория обратилась в местное отделение милиции с заявлением об исчезновении Владислава. Местные сыщики не очень-то поторопились с розысками пропавшего. Они на собственной практике знали, как оно в жизни бывает: ну загулял мужик, завис у какой-нибудь приятельницы, выпил, может быть, лишнего, а теперь не может в себя прийти. Так бывает. Погуляет недельку, а там, глядишь, и появится. Однако брат Владислава, Олег, не был удовлетворен версией местных пинкертонов и отправился на розыски брата сам. 
В первую очередь он решил съездить на тот самый кордон, куда отправился в день исчезновения Владислав. Этот кордон находился в пятнадцати километрах от главного хозяйства и занимал площадь около сорока гектаров. Разыскать человека в зимнем лесу, раскинувшемся на такой площади, — дело непростое, однако Олег рассчитывал, что Владислав оставил следы на снегу, благо последний снегопад прошел всего несколько дней назад. 
Его расчет частично оправдался: уже через час Олег увидел следы машины, уходившие с дороги в лес, на одну из просек. А еще через несколько минут он нашел и саму машину. Служебный УАЗ Владислава стоял на просеке. Самого Влади­слава в нем не было, но от машины уходила цепочка человеческих следов. Пройдя по следам, Олег достиг берега лесного озера. Там следы обрывались. Олег до вечера бродил по берегу, пытаясь найти хоть какой-нибудь след, но тщетно. Наконец, когда наступили сумерки, он решил прекратить по­иски. Наутро он приехал в местную милицию. С этого момента розысками пропавшего занялись профессионалы.
В первую очередь было тщательно исследовано место, где стоял служебный автомобиль пропавшего Владислава Г. Но, кроме следов, ведущих к озеру, сыщики ничего, что могло бы помочь в поисках пропавшего, не нашли. Поиски на берегу озера тоже ничего не дали. Однако метрах в десяти от берега милиционеры заметили замерзшую полынью довольно приличных размеров. Было похоже, что Владислав (если это был он) направился именно к ней. У сыщиков уже почти не было сомнений — свою смерть молодой егерь нашел именно здесь. 
Вызванные водолазы-спасатели, вскрыв полынью, в течение трех дней обследовали дно лесного озера. Только к вечеру третьего дня из полыньи было извлечено тело Влади­слава. Дело об исчезновении Владислава Г. можно было считать закрытым, но… Первый сюрприз подбросил сыщикам судмедэксперт Юрий Шаенко. Он установил, что смерть Владислава наступила в результате тяжелой черепно-мозговой травмы. Кроме того, у погибшего прижизненно было сломано два ребра, а под лед он попал уже мертвым. В его легких воды не было. 

Новое дело — по факту убийства
Местная прокуратура возбудила новое дело: по факту убийства (а в том, что егерь был убит, ни у кого сомнений не возникло). Было еще раз внимательно осмотрено место происшествия. И вот при повторном осмотре у сыщиков возник вопрос: кто и каким образом сумел пробить в январском льду полынью диаметром более двух метров? И зачем? Только для того, чтобы утопить тело убитого егеря? И за что, собственно, был убит Владислав? С места происшествия для исследования были изъяты образцы снега и льда из полыньи. Через несколько дней эксперты-криминалисты из 
НИИСЭ им. Бокариуса дали однозначный ответ: в представленных образцах присутствуют продукты сгорания армейской взрывчатки. Иными словами, полынья была образована путем подрыва армейской тротиловой шашки! Зачем была подорвана на льду зимнего озера взрывчатка, было, в принципе понятно: кто-то глушил рыбу. Была выдвинута версия: Владислав, услышав звук взрыва, направился к озеру. Там, вероятнее всего, у него произошло столкновение с браконьерами, в результате которого он и погиб. Оставалось найти браконьеров-убийц.
В третий раз было осмотрено место происшествия и прилегающие к нему окрестности. К сожалению, детальный осмотр был проведен с изрядным опозданием — январские снегопады надежно укрыли следы, которые могли послужить уликами. Единственное, что удалось найти, так это припорошенный глубокий след, оставленный, вероятно, армейским вездеходом. К сожалению, для идентификации этот след был непригоден. Тем не менее, в разрабатываемой версии появились кое-какие зацепки: армейская взрывчатка и армейский вездеход. Значит, нужно искать ближайшие воинские части. 
Таких в районе было три. Рассчитывать, что командование этих подразделений пойдет навстречу сыщикам и посодействует в поисках убийц, не приходилось. Армейцы всегда были закрытой кастой, а в начале девяностых они вообще обособились. Поэтому сыщики по­шли на очень необычный шаг. Один из оперов вошел в доверие к нескольким прапорщикам, служившим в этих частях. Поиск велся методом «тыка»: авось где-то да повезет. И, представьте себе, сработало! Один из разрабатываемых, прапорщик Возилов, на вопрос, может ли он достать взрывчатку, ответил утвердительно. Более того, по его словам, тротил в части хранился почти бесконтрольно. Практически любой желающий мог взять на складе две-три шашки.
Добытая взрывчатка была отправлена на исследование к экспертам НИИСЭ им. Бокариуса. Оказалось, что она идентична той, что была подорвана на льду лесного озера. В двух других армейских частях, как оказалось, взрывчатка вообще не хранилась.

Кольцо сужается 

Что ж, происхождение взрывчатки было установлено. Оставалось выяснить, кто причастен к убийству Влади­слава — военнослужащие этой части или гражданские лица, купившие взрывчатку у того же, допустим, Во­зилова. Следствие больше склонялось к первой версии. Этому способствовало и наличие нескольких грузовиков-вездеходов в парке воинской части. По согласованию с военной прокуратурой в части была проведена проверка. В частности, были изучены журналы регистрации въезда-выезда автотранспорта с территории части. Было установлено, что в тот день, когда предположительно погиб Владислав, рано утром через КПП части выехал автомобиль ГАЗ-66, в котором находились капитаны Чепига и Толкунов, а также водитель — рядовой Портко. Все трое были взяты в разработку. 
Первым, кто был вызван на допрос, был рядовой Портко. На вопрос, ездил он с капитанами Толкуновым и Чепигой к лесному озеру, ответил утвердительно. Да, действительно, возил капитанов на «зимнюю рыбалку», но сам к озеру не ходил, оставался в машине. Да, слышал взрыв, но что-то у капитанов не заладилось. Довольно скоро они вернулись, злые и расстроенные. Самому Портко дали бутылку водки и приказ держать язык за зубами. Показаний Портко было, в принципе, достаточно, чтобы предъявить Чепиге и Толкунову подозрение в совершении тяжкого преступления. 
Оба капитана были задержаны и подвергнуты допросу. Первым «раскололся» Толкунов. Его показания подтвердили правильность версии, принятой за основную. Действительно, сразу после подрыва тротиловой шашки на льду лесного озера на берегу появился егерь. Он потребовал у капитанов документы, однако офицеры не были настроены подчиниться требованию Владислава. В ходе перепалки завязалась драка. Сбив егеря с ног, Чепига и Толкунов стали наносить ему удары ногами по туловищу и голове. В какой-то момент поняли, что избивают уже безжизненное тело. Убедившись в том, что егерь мертв, решили скрыть следы преступления, утопив труп в полынье, образовавшейся после взрыва. После этого спешно покинули место преступления…
Решением военного трибунала Чепига и Толкунов были приговорены к пятнадцати годам колонии. Командир части, в которой они служили, полковник Басов был уволен с воинской службы, а саму часть вскоре расформировали. Сын Владислава Г., Всеволод, сейчас работает егерем в том же лесхозе, где работал его отец.

Сергей Савченко, 
корреспондент

Игорь Григоров, 
корреспондент

Читайте также
Другие материалы рубрики
Криминал 16-09-2019

День рождения

В один из летних дней 1999 года на улице Ч…ской в Харькове был обнаружен труп неизвестного мужчины...