День поэзии-2019

11-03-2019

Тот факт, что в такое трудное, неспокойное время на страницах нашей газеты регулярно появляется подборка «День поэзии», многие называют настоящим чудом. Если продолжить аналогию, то следует уточнить — в данном случае это восьмое чудо. 
Разумеется, мы не оспариваем лавры тех мировых достопримечательностей, которые претендуют на пополнение списка из семи чудес света, составленного когда-то Филоном Византийским (хотя… почему бы и нет?). Всё проще — этот выпуск имеет восьмой порядковый номер.
И в то же время его можно смело назвать первым в своём роде, ведь, как уже сообщалось, в нынешнем году редакция решилась на эксперимент, преобразовав поэтический фестиваль в конкурс стихотворцев. Само собой, мы отдаем себе отчёт, что поэзия и её восприятие — понятия тонкие, сугубо индивидуальные, оценки тут неизбежно имеют сильный налёт субъективности, а на вкус и цвет, как говорится... Однако, тем не менее, есть и беспристрастные критерии: новизна содержания и/или формы, выразительность литературных средств, избранных автором (аллегории, метафоры и т. п.), в конце концов, техническое совершенство — то же приятное слуху созвучие окончаний строк (если, конечно, это не верлибр), о котором Пушкин сказал: «Рифма звучная подруга / Вдохновенного досуга».
Впрочем, в любом случае судить о качестве представленных ниже работ — вам, читатели. А происходить это будет так.
Сегодня, 12 марта, и завтра, 13 марта, — «дни тишины», предназначенные для внимательного и вдумчивого ознакомления с поэтическим «доробком».
14 марта все, кто захочет отдать свой голос за то или иное стихотворение, может сделать это по электронной почте. В сообщении по адресу timegazeta@i.ua с обязательной пометкой «День поэзии-2019» надлежит указать строго одно произведение одного автора, в противном случае «бюллетень» окажется аннулированным. Также с одного эл. адреса допускается только одно послание, а количество подписантов роли не играет: одно письмо — один голос. А вот за себя голосовать не возбраняется.
15 марта с 12.00 до 14.00 тем, кому по любым причинам не удалось воспользоваться электронной почтой, предоставляется шанс совершить волеизъявление по телефону (057) 728-46-81. Условия те же: представившись, нужно назвать одно произведение одного автора. И опять-таки: один человек — один звонок — один голос. Особо замечу, что проголосовавшим по эл. почте беспокоиться уже не надо.
Кстати, по этому же телефону и в это же время участникам конкурса можно заказать дополнительный, абсолютно бесплатный экземпляр газеты с «Днем поэзии».
Итоги творческого соревнования пиитов будут подведены на следующей неделе, а его победителя (или победителей) и лауреатов мы назовем в номере, который увидит свет сразу после Всемирного дня поэзии, который, как известно, отмечается 21 марта. 

 

Юрий Ровчак,
заместитель главного редактора, куратор проекта «День поэзии».

 

Александр Авакян
г. Харьков
О воспитании детей

Как можно бить ученика
За то, что плох его учитель?
Пускай отсохнет та рука,
Что не к добру путеводитель.
Я, жесткий проявляя нрав,
Порой лупил свои ж огрехи.
И я нередко был не прав,
А детям было «на орехи».
Дела давно минувших дней
Теперь не стоит обижаться,
Что нет вниманья от детей,
Хотя надеемся дождаться.
Не самым добрым был отцом,
Каким был сыном, сам не ведал
(Балбесом был, не подлецом),
Надеюсь, добрым буду дедом.
Ведь что посеешь, то пожнёшь,
Живём ведь не единым хлебом,
И что вложили в молодёжь —
В итоге будет нам ответом.


Федор Балев
г. Харьков.
Я харьковчанин

Где две реки обнялись, как сестрицы,
Своё начало Харьков здесь берёт.
От слободы до государственной столицы,
Через эпохи гордо он идёт.
Приятны взору старых зданий стили.
Истёрта временем брусчатка мостовой.
Всё для потомков горожане сохранили,
Кроме того, что уничтожено войной.
На куполах соборов золото блистает.
Закат в полнеба — как растянутый кумач.
И виртуозно для прохожих всех играет
На крыше дома о любви скрипач.
А если спросит, предположим, чужестранец:
«Чем славен город ваш, в котором ты живёшь?»
Скажу — девчонок, как у нас, красавиц,
Как ни старайся, во всём мире не найдёшь.
В любую пору город родной нравится.
Засыпан снегом он, или дожди идут.
И даже в зной, когда асфальт на солнце плавится.
Или весной, когда сады вдруг расцветут.
Грущу в разлуке. Город за мной тоже.
И радость встречи на двоих деля,
Спешу на Салтовку, что мне теперь дороже
Чем парижанам Елисейские поля.
Снесли дома, где в коммуналках мы ютились.
Но в тех дворах, где детворой росли.
Навек с тобою, город, породнились.
И ту любовь в сердцах по жизни пронесли.
Да в этот город невозможно не влюбится!
Вам скажет каждый побывавший тут.
А мне по жизни выпало гордиться,
Что меня тоже харьковчанином зовут.


Родинний сад
Від хатнього порогу до низини,
Немов прикраса нашого села,
Квітучий сад. То гордість нашої родини
Впродовж всіх поколінь була.
Як снігом, вкрило землю пелюстками.
Так схоже з сивиною моїх скронь.
Торкаюсь кори дерева руками.
А відчуваю шорсткість батьківських долонь.
Він змалку вчив мене за садом доглядати.
Там дивний світ для себе я відкрив.
Нащо їм`я, як людям, деревам давати?
Я довгий час того не розумів.
Тоді дідусь ту тайну розтлумачив.
Нас сад стрічав в квітчастому вбранні.
Здавалось, я на власні очі бачив,
Все те, що він розповідав мені:
«Лише трава колись у цих степах буяла.
У ті часи тут люди не жили.
Пекуче сонце небом день у день кружляло. 
Та вітер, граючись, гойдавсь на ковилі. 
Отут на пагорбі ріс терен з дерезою.
А у низу — струмилось джерело.
Погомоніли поселенці між собою
І заснували в місці цим село.
І зразу прадід наш, не гаючи години,
Дістав із возу саджанці-дичок
Садив по деревцю — для кожної дитини
Та називав їх іменами діточок.
І стало то за звичай так робити.
Коли на світ з`являлось немовля.
То батько яблуню в саду мав посадити,
І називати її іменем маля».
Як і колись, співає птах у тиші.
І знову сад наш, як тоді, цвіте.
Я не забуду, як до яблуні підвівши,
Сказав дід: «А оце твоє».
Нічого вічного у світі не існує.
Життя неначе довге, а як мить.
Тепер мій син в саду вже хазяйнує.
Та і онук зібрався яблуньку садить.
Про кожне дерево в саду багато знаю.
І аромат цвітіння не вдихаю — п`ю.
Іду по саду й нібито читаю
Я родовідну книгу про сім`ю.
Що віджило, то новим проростає.
Над степом знову сонечко встає . 
І з роду нашого його хтось зустрічає. 
А сад родинний — квіткою цвіте.


Станислава Белова
г. Харьков
В парке осень

В парке осень разгулялась
Красной рябиной, багрянцем листвы.
Годы, сердцу милые, вспоминались
На аллее, где встречались мы.
Помню, на аллее лихо ты плясала
Волосы пушисто ветерок ласкал.
Под шелест листьев шептала:
«Осень золотая нас с тобой свела».
Где те речи жаркие и слова наивные,
Что порой сводили нас с ума?
Где твои губы, как малина сладкие,
Где стан девичий, что нежно обнимал?
Годы пролетели. В парке осень
Будоражит снова мысли о былом.
Лист опавший ветер вдаль уносит.
Не вернётся милая. Не вернуть любовь.


Земле моя
В долонях землицю тримаю.
Яка ж тепла вона,
Земля мого рідного краю,
Де народилась та змужніла я.
Негаразди суспільства відлунням
Торкаються кожного з нас.
Земля моя, ти — родюча, прекрасна,
Дбати про тебе повинні весь час.
Як ніжну квітку кохати,
Про родючість землі не забувати,
Щоб пшениці зернисті росли,
Щоб паляниці духм’яні пекли.
У дружбі та злагоді є наша сила.
За мир поєднаємось у боротьбі.
Крим та Донбас — це Україна
Нам разом жити на мирній землі.


Олексій Білоус
м. Харків
Любов та кохання

Закохались вітер й хвиля,
Їх сплелися долі;
Шепотілись, тріпотіли —
Пестилися вволю!
Самовіддано кохались
На морськім просторі,
Це кохання пильнували
Сонце, місяць й зорі…
Так було, либонь, і з вами,
Як чуття горіли,
З нерозлучними вустами
В рай несли вас крила!
Цей вогонь кохання гріє,
Може вік не згаснуть,
І й спалити часом вміє
Той вогонь нещасних.
Та кохання від любові
Відрізняти треба,
Бо любити можна слово,
Кішечку чи небо,
Щиро люблять тата й маму,
Є любов до Краю,
Суджену ж, нам Богом дану,
Серденьком кохають! 


Роман Богданович
м. Харків
Заповіт 
(Наслідування Т. Г. Шевченку)

Як умру, то поховайте
Мене у могил,і
Серед лісу шумливого
На Волині милій:
Де тихі Тур’я й Прип’ять
У Дніпро широкий
Несуть свої води.
Де УПА в сорокові
Билась за свободу.
Поховайте та вставайте,
Візьміть в руки зброю
І рішуче виступайте
На битву з ордою,
Щоби злая Московія
Захлинулась кров’ю.


Дарья Боровик
г. Харьков
Оправдание

Моя речь — не горный хрусталь, 
И не жемчуг янтарных рек,
И как не было бы мне жаль,
Перед вами я — Человек.
Мой мятежный, суетный дух
Создает миллионы бед,
И забыть невозможно, друг,
Бесконечен я — Человек
Разум холоден и безлик,
Ограниченный жизни век
Рядом с ангелом явит лик
После жизни я — Человек.
При божественной той основе
И при дьявольской шутке лет
Остается одним законом
Всё же, в сущности, я — Человек.


Иван Бугров
г. Харьков
Супружеская жизнь

Вот опять стою под окнами,
Где горит знакомый свет,
Но в мирке за шторой плотною
Мне сегодня места нет.
Там подруга моя давняя…
Забралась на этажи,
Променяв любви страдания
На супружескую жизнь…
В выходной обед состряпала,
Положила лук, морковь…
Далеко в шкатулку спрятала
Черно-белую любовь…
Зазвенит трамвай на Пушкинской —
Самый первый, в пять утра;
Ты руки коснешься мужниной,
И шепнешь ему: «Пора!»
Ну а дальше: кухня, ванная…
Ваша суетная жизнь
Закипит, как каша манная…
И когда-нибудь сбежит.


Анатолий Бузько
г. Харьков
Родимый край

Много сказочных мест есть на нашей планете, 
О них нашим внукам песни поем,
Но нет Харьковщины краше на свете,
Прекраснее ее мы не найдем.
Прожив с Наташей много лет на свете,
С годами здоровье стали терять.
Решили все на семейном совете:
Едем на природу сил набирать.
Майским утром я с женой, внук и внучка
Спешим на нашу родную дачу.
С нами кот Василий, болонка Жучка
И рюкзак с рассадой впридачу.
Покинув электричку, рощей идем.
Тропа привела к иве плакучей.
Шепчет «люблю» она и ночью, и днем
Ключу с живою водой кипучей. 
Вокруг деревья и травы буйно цветут,
Березки в подвенечном наряде,
Будто их всех под венец клены ведут,
Торжественно идут они рядом.
Слышится, как речка Роганка ворчит,
Вырваться из омута пытаясь,
Как кукушка из рощи нам ворожит,
Предсказать долгую жизнь стараясь. 
По дороге встретились знакомые,
Вернулись они из далеких стран.
Все здесь бросили, «раем» влекомые,
Но их ожидал житейский обман.
Отдавая земному раю поклон,
Гости пленились красотой края.
Травы ласкали под колокольный звон,
Землю все целовали, рыдая.
Пристроив к дачному дому веранду,
Обновив плодоносный давний сад,
Едем в Харьков отдохнувшей командой,
Рады, что здоровье пошло на лад.


Валентин Букреев
г. Харьков
Отцу в день 60-летия

Осенней сумрачной порой
Родился дед наш дорогой.
Он жил ни в холе и не в неге
В своем селенье Печенеги.
Летело время, рос парниша
По имени мальчишка Гриша.
Затем услышал он совет,
Что нужно поглядеть на свет.
За неимением Парижа 
Поехал в Харьков милый Гриша.
Он вырос здесь и возмужал,
Но от судьбы не убежал.
Однажды, выйдя из трамвая,
Увидел он девчонку Раю.
Затем была поездка в Крым.
Жилось неплохо им двоим,
Но Рая все хотела дочку
А Гриша думал про сыночка.
И вот в преддверии войны
Родился сын под шум войны.
Затем был 41-й год,
В нужде и страхе жил народ.
Оставив сына и жену,
Ушел Григорий на войну.
Бывал на многих он фронтах,
Ни разу не сидел в кустах.
И мы все были очень рады
Когда он получал награды.
Прошла война, прошли года,
А помнить будем их всегда.
И все ж забыты страхи, беды.
Растят внучат бабуси, деды.
И вот не сон и вот не бред,
Но наш Григорий тоже дед.
Да! Быстро годы все ж летят,
Ему сегодня шестьдесят!


Валентина Веприк
г. Харьков
Стихи к выставке картин

***
Синеглазый рассвет погрузился
на сладкое ложе
Тихо спящей беспечно воды.
И ресницы волны осторожно
Чуть коснулись ожившей земли.
***
Тебе, волна с пушистой пеной,
Не на мгновенье жизнь дана.
Взлететь и вечно видеть небо
Рука художника дала.
***
Закрывшие небо тучи,
На холсте обрели свой покой.
Лишь гордый «голландец летучий»
Ищет берег покинутый свой.
***
Волна, вся в поисках надежды,
Лазури гладь собой прикрыв,
Беззвучную прибоя свежесть
В бокал безмолвия налив.
***
Закрыли небо серым тучи
Всё мрачно, как судьба моя.
И только волны равнодушно
Выходят тихо из холста.


Надія Вербовська 
м. Чугуїв
Час настане!

За хмарами — завжди сонце!
Японське прислів’я.
О, моя Вкраїно мила!
Темна хмара тебе вкрила —
Налетіли чорні круки,
Прирекли тебе на муки.
Лихо зле нараз спіткало,
Спокій, щастя наше вкрало,
Оповила душі туга,
Ну за що нам ця напруга?
Серце болісно стискає,
В ньому спокою немає.
Та я вірю — час настане,
Ця біда, як сніг розтане.
Бо сини сміливо, мужньо
На твій захист стали дружньо.
Злі вони розвіють хмари,
Не уникне ворог кари!


Полина Выдря
г. Харьков
***
Поэзия — больше чем праздник,
Сокрыт в ней глубокий смысл.
Поэзия — гром громогласный
Среди чистоты небес. 
Поэзия — птица вольная,
Придет она в дом того,
Открыт для познанья кто миру,
Не чуждо кому волшебство.
А волшебство сокрыто 
От всех посторонних глаз
Поэзия — вольная птица,
Неограненный алмаз.
Поэзия — это не строки,
И нету в них волшебства.
Волшебными могут быть мысли,
Поэзия — это душа.


Алла Вяткина
г. Харьков
Луна 

Мерцание далеких звезд,
Ночное небо в синеве,
Как будто миллионы глаз
Подмигивают мне...
Плывут по небу облака,
Меняется обзор,
В прекрасном облике Луна
Печальный дарит взор...
Нам кажется — мы видим лик,
Красивы грустные глаза
И зачарованный на миг,
Ты словно веришь в чудеса!
Очнувшись, отойдя от грез,
Луне ты задаешь вопрос —
Так почему же ты, Луна,
Прекрасна так и так грустна?
Увы, ответа нет,
Безмолвный взор оставил след
На струнах, как из серебра,
Две нотки — радость и тоска...


Геннадий Ганзенко 
г. Чугуев
Накануне

Я не вижу причин для лояльности,
Чтоб поднять паруса кораблю,
Что дрейфует под флагом бездарности
И круизную ловит волну.
Пожелать ему ветра попутного
Не имею я внутренних сил,
Мне тревожно от времени смутного,
От количества братских могил…
И печаль моя от безысходности.
Лезет в душу мою, как в окно,
Всё, что стало синонимом подлости
И синонимом слова «дерьмо».
Как себя я ни уговаривал,
Не нашёл я достойных причин
Оправдать извращенность сознания
Лживых женщин и глупых мужчин.
Словно штормом на берег брошенный
Наш безумный технический век,
Кто ты, странная плоть двуногая,
Богом созданная как человек?..
Я не вижу причин для лояльности
И себя я ломать не хочу,
Видно, дело в особой ментальности,
Что заложена в сущность мою.


Патриот
Я люблю полей просторы,
В сочной зелени луга,
Льда прозрачные узоры
И в разливах берега.
И душа моя стремится
В первозданные края,
Чтобы вольности напиться
У истоков бытия,
Чтобы смыть с лица печали,
Растерять всю тела лень,
Выйти с первыми лучами
В поле встретить новый день…
Я люблю в росе купаться,
Видеть небо в облаках
И, как в детстве, просыпаться
У Вселенной на руках.


Олена Гармаш
м. Харків
Легенда про папороть

В ніч на Івана, в ніч на Купала
Дівчина квітку чарівну шукала.
Квітку знайшла — кольорів в ній багато;
Тільки зібралась принести до хати,
Квітка в метелика перетворилась.
Дівчина з сумом на неї дивилась
Й думку гадала: втече, не втече?
А він юнакові сів на плече.
«Красунє, ти — Мавка?» — питає хлопчина.
У відповідь чує: «Звичайна дівчина!
А ти хто такий? Може, ти — лісовик?
Я бачу, що ти до метеликів звик».
А він із усмішкою відповідає:
«Звичайний юнак, що на тебе чекає!»
…В році наступному, в ніч на Купала
Пісні веселі подружжя співало…
Минали роки, але їхні долоні
Про папороть дбали, що на підвіконні.
Їх правнук найстарший (і він не єдиний)
Найкращою в світі вважає родину.
Розумний, веселий і гарний юнак,
Аматор-поет, аматор-співак.
У вечір Купальський, у вечір веселий
З дівчиною він прийшов до оселі.
Рідним промовив і просто, і чемно:
«Любі мої, це — моя наречена!»
Веселкою вмить засяяло світло —
Папороть на підвіконні розквітла!


Маргарита Гасанова
г. Харьков
Хочу писать…

А я хочу-хочу писать…
До слепоты, до одуренья,
И душу озарённую листать
От творческого пыла вдохновенья:
Словами жизни вкус придать
И ими правду излагать,
И каждый день, и каждый миг
Рождать высокий, светлый Лик!


Татьяна Гламазда
г. Харьков
Взгляд

Среди неискренности слов,
Обид и лживого страданья,
Я вспоминаю вновь и вновь
Ваш взгляд. Он дар и наказанье.
Ваш взгляд — извечная любовь
Не разодетая в одежды.
Ей воплощенья в плоть и кровь
Не будет. Даже нет надежды.
Ей биться тихим родником,
Питая влагой намеренья,
Но жертвенным не стать костром,
Где души гибнут, как поленья.
Закон приличия суров,
И покоряясь его власти,
В сердцах мы утаим любовь,
Чтоб ей не вспыхнуть жгучей страстью.


Дуэль
Назначьте место. Выбор — пистолет.
Черкните имя друга-секунданта.
Мы с вами прожили так много лет,
Что умереть совсем не страшно завтра.
Какой восторг — последний пить бокал,
В последний вечер покутить изрядно.
И мысль шальная: дрогнет ли рука?
Сейчас для нас не станет неприятной.
Вот полночь бьёт. Ужель в последний раз?
Так белоснежны и чисты подушки,
И все проблемы покидают Вас, —
Все стало мизерно, коль жизнь на мушке.
Рассвет сереет. Вот она, черта.
Водой студеной смыть следы кошмаров.
Жизнь, ты прекрасна, хоть и не проста,
Всегда бесценна, хоть досталась даром.
Нет, за себя еще мы постоим.
Рука тверда — ей вверим нынче душу.
Она спасала раз, и не один
Кровь, закипающую в жар и в стужу.
Ах, пуля-дура, как нелепо ты 
Задела, несмертельно, но серьезно
И яркие кровавые цвети
Рассыпались, на землю пали звезды.
А дальше ночь. Такая тишина.
Все просто, все легко и так спокойно.
 — Оставьте, я доволен всем сполна.
Но снова тащат в жизнь, где вечно больно.
Встал новый день, он снова и опять
В пучину бед влечет, зовет куда-то.
Ах, жизнь, тебя легко так потерять,
Ну а беречь, пожалуй, рановато.

 

Элеонора Городецкая
г. Харьков
Любимые поэты

Люди пишут стихи, но не каждый — поэт,
У поэта в душе ведь всегда горит свет!
Этот свет и тепло, что душа отдаёт,
И всё то, что любить мир прекрасный зовёт,
Это всё в поэтических строчках живёт.
Я люблю Беранже, Бернса и Маршака,
Тех поэтов, чья песнь и светла и легка.
И Есенина нежность, Гамзатова страсть,
И Давида Самойлова нежную власть,
И Евтушенко, и Чичибабин
Меня равнодушною не оставил.
Я знаю, их жизнь была нелегка,
Но всё же добра и светла их строка.
Свет и тепло, что стихи излучают,
Они-то Поэзию и отличают!
***
Плохо слышу, плохо вижу,
Но стихи пишу.
Небеса к себе приближу,
Творчеством дышу.
Оно смыслом наполняет
Жизнь, и потому,
Никого не обвиняя,
Просто не пойму
Тех, кто видя всё и слыша,
Равнодушны ко всему.
Тех, кто ненавистью дышит,
Никогда я не пойму.
Кто к искусству равнодушен,
Не читает книг,
Кто расчету лишь послушен,
Очень жаль мне их!
Каждый миг благословляя,
Радуюсь я, что живу.
И одно лишь твердо знаю:
Равнодушных не пойму.


Татьяна Гриник
г. Харьков
Весна

Весна — сумасшедшая дева
С растрепанными волосами.
Она, растерявши одежды,
Бежала полями, лесами…
Ее обнаженное тело
Прекрасно, как первый подснежник.
Она обласкает лучами
Так искренно и так нежно.


Маемся
Вишня брызнула пеною!
Умылась любовью!
Весеннее небо распахнуто!
Закат истекает кровью.
Май неистово к свету тянется,
Бушует желаньем, рвется,
Страдает, кричит, безумствует —
Когда ж твое сердце проснется!


Любовь Деревянко
с. Николаевка Зачепиловского р-на Харьковской обл.
О счастье

Счастлив ты, шагая по дороге,
Всё равно, какой тебе маршрут —
У тебя ещё здоровы ноги.
Ты идёшь, а не тебя несут.
И твои глаза ещё с тобою.
Ничего, наверно, нет милей,
Чем увидеть солнце золотое,
Разогнавшее тоску дождей.
Наблюдать печальный и прекрасный
Осенью багряный листопад.
И на тёмном небе — месяц ясный,
И деревьев свадебный наряд.
Счастье — звуки мира слышать ухом,
Слыша голоса родных людей.
Слыша, как ручей бормочет глухо
И поёт весною соловей,
Слыша, как гудит осенний ветер,
И грачей отчаянный салют…
…Но несчастен ты, когда на свете
Некому сказать «люблю».
* * *
Спасибо, Господи, за солнечный денёк!
Ещё не осень, но уже не лето.
Сижу под ивой. Кошка греется у ног,
Собака ласки ждёт, вдали играют дети.
Приходит дочка — принесла борща.
Отрежу я к нему кусочек сала…
…Простое человеческое счастье,
И надо для него ничтожно мало.


Стефан Димитров
г. Харьков
Свобода

Ти з'явилась у світі тоді, коли була комусь необхідна.
Навіть якщо цей «хтось» тебе не шукав, ти летіла повз вікна.
Для одних була схожа на скальпель, для інших — на промінь, а хтось бачив ікла.
Ти, розірвавши повітря, затьмарила зорі, що морок нам виклав.
Я бачив падіння, як над верхів'ям дерев летючи, палиш віти.
Я взяв минуле, склав у шухляду, вкрутив за гвинтиком гвинтик.
Зібратись — години зо дві, півгодини — вдягнутись і вийти.
Я шукав тебе навздогад, навздогін за теплом у повітрі.
Я хотів тебе розпитати, як стати творцем свого власного фатуму.
Так починалася вічність: всі знаходили те, що шукатимуть.
Я бачив інших «себе» й «не себе», що снували поряд, як атоми.
Та коли я тебе знаходив, шукав інший шлях, бо була ти за гратами.
Я тебе справжню не бачив. Стільки всього мене відволікало.
Я бажав тебе мати уранці, підрівняти тебе під лекало.
Може, в тобі не знайти відбиток себе мене просто лякало,
До того ж, вважав, що мій пошук тебе відрізняє мене від загалу.
Тому мій шлях до тебе завжди буде звучати, як притча.
І, лиш закриваю очі, впираюсь у твоє тверде обличчя.


Владимир Доля
г. Харьков
Госпром

Нет ансамбля в Харькове зубастей,
Чем каньоны и зубцы Госпрома.
Он — символика тогдашней власти,
Всем нам и Европе всей знакомый.
Каждый день он слышит наше «Здрасьте!»,
Он прожорлив пуще, чем Обломов, —
Тысячи людей, как в львиной пасти,
Исчезают у дверных проёмов.
Маяковский, знавший цену страсти,
Воспевал полёт его объёмов.
Говорю столицам всякой масти:
— Нет у вас таких, как наш, Госпромов!


Диана Дочия
г. Харьков 
Рецепт

Морковка, Чесночок и Майонез — 
Скрестились эти вещества в едино.
Генетика поможет всё сберечь —
Всю пользу, качество... 
Но то, что мы привыкли звать «рецепт»,
Похоже на соединение душ. 
А вы спросили у Морковки, хотела ли она спрягаться с телом,
что под названием «Чеснок», скрывает жгучий вкус?!
Вот так и в жизни:
Сколько душ сгубили повара-магистры,
Что под классическую связь инструкций
Считают, что рецепт дороже жизней.


Тарас Загарук
м. Львів
***
Коли закінчиться світло, 
закінчиться світ — 
Ми підем з тобою на південь,
Ступаючи слід в слід.
На фантомах старих релігій,
На руїнах операційних систем, 
Ми придумаєм нову віру
І збудуєм для неї Тотем...
На сивих від снігу вулицях
Минатимемо соляні стовпи
З кам'яними тілами й обличчями — 
колись вони були людьми...
Наші очі звикнуть до мороку
і радіаційного пороху,
Волосся випаде — виросте пір'я,
Шкіра стане прозорою,
А татуювання сузір'ями, 
які вказуватимуть дорогу.
Я забуду власне ім'я та мову... 
Спогади вириватиму зі снів...
Як добре, що ти навчилась
розуміти мене без слів.
***
Спи…
Я тебе проведу в паралельні світи.
Спи. 
Як на скелях грифони і в воді коропи.
Спи — 
огортаю тебе смарагдовим мохом, наче води ріки.
Спи, 
застеляю для тебе сарматські степи.
Спи…
Вкладаю тебе головою на південь на житні снопи.
Спи…
Розганяють тривоги й думки спеціально треновані пси.
Спи…
У гілках амулети, на землі заклинання, на кілках черепи.
Спи…
Я чекатиму поруч з тобою весни, І не пущу нікого до тебе у сни.
Спи…


Людмила Іванець
м. Харків
Сюжет

Ти, може, промовиш: «Усе — маячня».
І спогади спалиш, мов зайві світлини.
Одвічний наїв і прадавнє знання
Злетять у безодню зозулькою з глини.
Але в ноосфері відновлять свій чат
Уперті Богдани, Івани, Степани.
А скіфські баби приведуть онучат,
Навчать їх, як пасти зірки над степами.
Солоні шляхи — від терпких Кіммерій
До кетягів крові у сонному лузі.
Ти, може, поступишся низкою мрій,
Щоб куля нарешті сподобалась лузі.
Та леви гарчать. І зозуля кує.
І півень утретє вітає світанок.
Змальовуй сюжет — просто зараз, як є, —
Для фресок, муралів або витинанок.


Слово
(Переклад з Миколи Гумільова)

Того дня, коли над юним світом
Бог схиляв чоло своє й вуста,
Словом зупиняли сонце з вітром,
Словом руйнувалися міста.
Завмирало птаство гонорове,
Розступались злякані зірки,
Щойно, ніби сяйво пурпурове,
Зблискувало слово крізь віки.
Для життя ж низького людство мало
Числа — наче коней чи волів.
Раз у раз число допомагало
Тим, хто передати зміст волів.
Сивий патріарх, собі під руку
Підкоривши і добро, і зло,
Віддавав належну шану звуку
Й мовчки креслив на піску число.
Та забули ми, що нездоланна
Тільки сила слів на тлі тривог
І в Євангелії від Йоана
Сказано, що слово — то є Бог.
Його межі сплутати зуміли
Ми з вузькими межами єства.
І, мов бджоли з пасік спорожнілих,
Кепсько пахнуть неживі слова.


Эмилия Иванова-Тугаринова
г. Харьков
Городу Очакову и очаковцам
Ныне утопает в зелени и розах
Этот очень древний городок,
Были в нём и радости, и слёзы,
Всю его историю хранит теперь Чертог…
Чертог — музей Истории и славы,
Несущий память о героях прежних дней —
То наши прадеды и деды, генералы,
Чтоб стали мы добрее и мудрей.
Хочется поверить — прадеды и деды —
В наших добрых душах не умрут,
Видно, помнятся Очакову победы,
Коль так пышно розы в нём цветут…


Владимир Калюжный
г. Чугуев
На свечку погасшую глядя

Вновь на свечку погасшую глядя,
Вспоминаю затухший наш клуб:
Был двухтысячный год, я нарядный,
Но на фразы прекрасные скуп.
Не мои строки были в куплетах,
Не хватало в них рифмы порой.
На «Свече» все давали советы
И тепла мне хватало с лихвой.
Шли года, прибавлялись поэты,
К четвергу собирал перезвон.
Сердце каждого было согрето,
Освещала «Свеча» весь район.
Достаю альманах. Неужели
С ними вместе, за «круглым столом»,
Разбирая стихи, мы сидели?
Все писали о чем-то родном.
Отошли в мир иной ветераны,
К новичкам не возник интерес.
Лишь остались душевные раны.
Их подлечит рассвета венец.
Чья рука разожжет Свечку снова?
Кто волшебную искру найдет?
Верю я в силу доброго слова —
Соберемся и клуб оживет.


Юрий Карапетьян
г. Харьков
Отец

Тебя, отец, счастливым все считали,
Что ты родил меня, родил сестру,
Но разве можно тебя считать счастливым?
Ведь в двадцать шесть тебе на шею набросили петлю.
Прости, отец, что не был с тобой рядом,
Что боль твою не испытал хотя бы раз,
Поверь, что лик твой для меня икона,
Мне не хватало тебя всю жизнь и недостаёт сейчас.
Я благодарен тебе за твой выбор,
Что мать мою ты в жены себе взял,
Сидя в тюрьме, ты весточкой на волю
Мне имя друга-сокамерника дал.
Говоря об этом, слезами заливаясь,
Мать мне подробно рассказала обо всём,
Что передачи принимали в тридцать девятом,
А ты расстрелян был ещё в тридцать восьмом.
Но как простить мы можем этой власти,
Которые стреляли всех и вся,
Устроив геноцид своему народу,
И кровью оросили нашу землю навсегда?
Скажу, отец, что рос я очень бедно,
Всегда голодным ложился и вставал,
Ел желуди, ел акации цветения,
Листки газетные водой мочил  и смаковал.
Но помня о тебе, гордился тем,
Что ты ни разу не падал на колени.
И, плюнув палачу в лицо,
Ты выстрелил в лицо прогнившей той системе.
«Архипелаг Гулаг» прочёл совсем недавно,
Как жаль, что не прочел его давно,
Спасибо Солженицыну большое,
Что показал он власти хищное лицо.
И ты, и те, кто были с тобой рядом,
Свои жизни отдавали вы не зря.
Вас стреляли, убивали, но вы во весь рост вставали,
И пули не могли загнать вас в землю до конца.
Но палачи-подонки траншеи прокопали
И ставили невинных на краю,
Команду «Огонь!» с испугом отдавали
И вас, невинных, Бог принимал в Раю.
Для недобитых они пуль жалели,
Полуживых засыпали яростно землей,
Их страшили стоны с подземелья,
Они боялись с вами вступить в бой…
Прошу, отец, прости меня,
Что пережил тебя в три раза.
Но честь и имя берегу
И не подвёл тебя ни разу!


Виталий Кирпатовский
пос. Ударный Харьковского р-на
Присно живи!

Потемнели, осели сугробы,
И всё хочет оттаять и жить.
И плывут городские трущобы.
А мне хочется волком завыть
На Луну и на Солнце в запое
От весенних щемящих тревог.
И услышится эхом родное
Среди скрытых, размытых дорог.
Горизонт задрожал и растаял,
Засиял поднебесный цветок,
Что мечтами давно уж измаял,
Открывая из радуг леток.
И раскрывшись в зимующем сплине,
Заиграл на органах любви.
И что было и присно, и ныне
Всё явилось зарницей: «Живи!»


Анатолий Королёв 
г. Харьков
***
Ушли дожди. Ушли дожди.
Зима сменила серенькую осень…
Ты помнишь, как кричали журавли,
Врезаясь острым клином в просинь?
Ловлю снежинок белых хоровод,
И пальцы розовеют от мороза.
От всех земных и неземных забот
Меня уводит белая берёза.
И кажется, что я — совсем не я, 
А хрупкая пугливая снежинка.
Пойми, я вовсе не судьба твоя,
Я просто на губах твоих смешинка.
И я сойду, и я растаю вновь:
Снежинок много, и смешинок тоже,
Но первый снег, как первая любовь,
Моя любовь, да и твоя, быть может.
***
Я не верю в душу непоющую,
Непоющих душ на свете нет.
С песней человек, как воздух
пьющий, —
С первых лет и до последних лет.
Просто чья-то песня заплутала,
Кто-то тихо, шёпотом поёт,
Будто ручеек под снегом талым
Из весенних рук надежду пьёт.
Темнота ночная окунулась
В зиму ли, весну, в июльский зной…
Город спит, но песенность проснулась
В предрассветной чуткости земной.


 

Читайте также
Другие материалы рубрики
Культура 18-02-2019

Вспоминая «Дау»: как это было

В январе этого года в Париже состоялась долгожданная презентация картины «Дау» режиссера Ильи Хржановского, которая, в основном снималась в Харькове

Культура 08-02-2019

Умер Сергей Юрский

На счету актера более 40 фильмов, но самыми известными были "Золотой теленок", "Место встречи изменить нельзя", "Любовь и голуби"