«Театральная бессонница» длиною в 40 лет

В Харькове увидела свет новая книга ученого-искусствоведа, драматурга, педагога и журналиста Александра Чепалова. 

Она называется «Театральная бессонница в летнюю ночь» и с первых же страниц вызывает аллюзии с известной шекспировской пьесой, поскольку книга начинается с очерка о путешествии автора на родину Шекспира. 
Перед читателем открывается многогранный и порой таинственный, наполненный страстями мир театра, кинематографа, эстрады, встреч с интересными людьми.
«Театральная бессонница в летнюю ночь» — своеобразный творческий отчет автора, поскольку в книге собраны написанные за 40 лет статьи для журнальной и газетной периодики, в числе которой особенно приятно видеть «Время» и даже «Красное знамя».
— Получилась довольно пестрая панорама событий далеко не местного масштаба, — говорит Александр Иванович. — Здесь есть рецензии, попытки создания театральных портретов, интервью со многими хорошо известными в искусстве личностями, проблемные статьи, заметки «театрального туриста».
Начав читать этот сборник, буквально «проглатываешь» его, не отрываясь, за один вечер. Как интересно: проходят десятилетия, а проблемы нашего искусства и культуры остаются. И они даже не в банальной нехватке финансов (с этим все ясно), они в постоянном сопротивлении пошлости, серости, произволу чиновников и власти. Вечный вопрос: сможет ли победить «новая цензура» коммерции то безотчетное, что заключено в подлинном искусстве и художественном творчестве? Тем и привлекательно творчество Александра Чепалова, что он не избегает острых обобщений и аналогий.
Казалось бы, небольшая ремарка автора, а сколь многое она говорит о нынешнем времени: «Любопытная деталь: ни один лондонский мюзикл сегодня не становится бенефисом яркой артистической личности. Поэтому ставку делают не на имя, а на технику зрелища — кто кого перещеголяет в соперничестве с кино, видео, поп-концертами — все звезды эстрадной музыки мигрировали на стадионы, откуда выкачать деньги гораздо легче».
На страницах книги Александр Чепалов и его герои поднимаются до афористичных философских сентенций. Меня, например, заставила задуматься парадоксальная авторская мысль: «Свободен тот, кто к чему-то привязан…». А ведь верно, не правда ли? Искренняя привязанность к профессии, своему делу или искусству, не они ли дают ощущение полноты жизни, счастья и свободы?
Или ремарка дирижера греческого происхождения Теодора Курентзиса, сыгравшего роль Ландау на съемках фильма в Харькове: «Жизнь и любовь важнее музыки. Но разве это не одно и то же? Разве музыка их не отражает? Звуки без этого — просто шум».
Современный читатель любит познавательное чтение. И книга открывает перед ним немало новых эксклюзивных фактов. Например, я знала, что основателем харьковского музея Клавдии Ивановны Шульженко был уже ушедший от нас харьковчанин Борис Агафонов. Но оказывается, здание, в котором обустроен муниципальный музей, он… купил. «Двухэтажное строение, похожее на барак, где раньше жили в пролетарской тесноте рабочие близлежащих заводов, а позже находилась диспетчерская автотранспортного предприятия. Место для мемориала Шульженко было выбрано удачно — уже не центр и еще не окраина. Рядом универмаг, рынок и харьковская достопримечательность — огромный заводской Дворец культуры, где до войны был театр, в котором играла Клавдия Ивановна».
Впрочем, сам Чепалов выбрал бы для музея Шульженко и других знаменитых харьковчан другой дом — на Конторской, 7, где в незапамятные времена находилась частная хореографическая школа-студия Натальи Александровны Дудинской-Тальори. Эта студия в Харькове выучила будущую выдающуюся советскую эстрадную певицу «не меньше, чем репетиции с Синельниковым и музыкальные уроки Дунаевского».
Перед нами проходят, открываясь новыми фактами и качествами, такие разные и такие знакомые Лариса Голубкина и Мстислав Ростропович, Булат Окуджава и Юрий Богатиков, Анатолий Эфрос и Андрей Вознесенский.
— Я сам задавался вопросом, нужно ли собирать в отдельную книгу то, что было написано по разным поводам много лет назад, — признается Александр Иванович. — Но все же решил, что «избранное» имеет смысл издать. Мы окружены потоками информации и в последние десятилетия видим, как стремительно меняются ее носители. Многие весьма ценные и авторитетные «бумажные» издания сегодня уже невозможно найти. Вряд ли в ближайшие десятилетия они станут доступнее. К тому же электронная память безразлична к качеству текстов, их значимости. В книге же все, что может быть востребовано сегодня, отбирает автор. Судят же читатели и само время.

Читайте также
Другие материалы рубрики