Театральная критика в эпоху интернета

03-12-2018

В прошлом веке нередко говорили об упадке театра, об исчезновении театрального искусства и никчемности театральной критики.

Дискуссии начались с возникновением кинематографа. Говорили, что театр обязательно уступит натиску кино (тогда еще немого). Режиссеры 1910-х годов горячо это оспаривали и заявляли, что только в театре можно услышать живую речь. Потом был изобретен звуковой синематограф, и все старые аргументы угасли, кроме одного, который не уставал изрекать Константин Станиславский: «Из всех искусств только театр давал опыт живого человеческого присутствия и живого общения». Затем появилось телевидение, и вновь вспыхнули споры и обсуждения. Но до сих пор театральное искусство не забыто, театром интересуются, как и раньше, несмотря на все технологические новинки.

Сегодня в клубе, завтра — в ютубе
В то же время не могу согласиться с утверждением новоявленных критиков, что новый виток развитию театрального искусства дал интернет. Конечно, он помогает приблизить театр к аудитории и открывает вольготные возможности любителям «диванного» времяпровождения, но...
Интернет действительно становится самым мощным средством воздействия на наши умы в современном медиапространстве. Поэтому он и другие компьютерные технологии может и должен стать эффективным механизмом повышения общественного интереса к художественной культуре, «доставляя на дом» потенциальному зрителю необходимую информацию, помогая глубже воспринимать искусство, проникать в его тонкости. Вот один блогер, возомнивший себя специалистом в области культурных коммуникаций, заявил: «Я иногда думаю, что технический прогресс в мире двигают две вещи: оборонка и искусство. Мы знаем много примеров современного искусства, которые использовали новые технологии, как только они появлялись. Взаимное тяготение искусства и новых технологий существует». Простите, он, «иногда думая», открыл Америку? Нет! Просто с умным видом сказал банальность. 
Однако, читая и слушая разного рода златоустов, автор этих строк начал размышлять о совершенно иных переменах в театральных процессах, которые стали заметны не только ему. 
Как может такая особенность интернета, как трансграничность, помочь театральному искусству? Кой в том толк, дабы ежедневно, не отрываясь от хлеба насущного, знакомиться с репертуаром зарубежных театров? Не понимаю. Одно дело готовиться к посещению театра, как к некоему событию, и совсем иное воспринимать драму, балет и оперу, лежа в постели или сидя в теплом клозете. Нас приучают мечтать о посещении Гранд-опера или Комеди Франсез, не выходя из квартиры, тем самым убеждая, что отечественное искусство не в состоянии достигнуть тех высот мастерства, кои демонстрирует ютуб. Более того, теряется вкус к настоящему пространству, ибо ни одна из компьютерных симуляций не передает настоящего зрительного и слухового впечатления. 
Впрочем, даже при этом у некоторых не пропадает желание самовыражаться. Многих интернет-зрителей привлекает возможность после каждого просмотра делать нелицеприятные замечания в комментариях, а при желании даже писать большие критические статьи. И порой такую «пургу» гонят, что вызывают сомнение в своей адекватности…

Порождение народной молвы
Вот мы и подошли к рассуждению о том, что сегодня является театральной критикой, кого таковым можно считать, а кто сам себя записывает в эту профессию. Мое глубокое убеждение: современный театральный критик — порождение народной молвы. Если люди, читая его рецензии на спектакли, считают имярека театральным критиком, значит, он заслужил этот статус. Хотя намного лучше, если театральным обозрением занимается человек, имеющий искусствоведческое (по всем видам творческих направлений) образование, но, увы, не в каждом средстве массовой информации такой журналист есть. 
Кстати говоря, театральным критиком может считаться кто угодно, аккредитованный в таких общественных организациях, как национальные союзы художников, дизайнеров, театральных деятелей и им подобных. К большой нашей радости, они не ведают о подобных своих полномочиях, а то бы прибавилось несметное количество малообразованных в данной сфере, простите за прямоту, критиканов…
Доктор филологических наук, профессор Института журналистики Белорусского государственного университета, автор книги «Театральная критика нового времени» Татьяна Орлова на презентации своего труда высказала интересную мысль: «Мне всю жизни приходилось совмещать две профессии: журналиста и критика-театроведа. Это меня раздирает постоянно. Я сумела написать и защитить диссертацию, в которой ввела новое понятие — театральная журналистика. Я уверена, что сегодня о театре нужно говорить просто и ясно. Живая театральная практика нуждается в постоянной оценке, в реакции журналистов на происходящее». При этом в своей работе Татьяна Дмитриевна только коснулась специализации «театроведение», которую осваивают в высших театральных учебных заведениях, получая в результате широкий выбор для работы в одном из предполагаемых этой профессией направлении.

«Понравилось» — это не оценка
Задаюсь вопросом: с появлением театральной журналистики претерпела ли некоторые изменения театральная критика? Есть несколько точек зрения на эту тему. Одни категорично заявляют, что театральная журналистика пришла на смену театральной критике. Другие считают, что театральные критики старой школы не сумели приспособиться к меняющемуся миру и использовать новые инструменты в работе. Третьи полагают, что кто-то из критиков востребован по необходимости приглашения в жюри театральных фестивалей, написания заказных рецензий, а кто-то — нет. 
Отвечая на первый пункт самим же поставленного вопроса, скажу, что никакая журналистика не станет театральной, если она не преподается на театроведческом факультете, где, кстати, существует именно такой предмет, как театральная журналистика, но он не считается основным, поскольку параллельно читается пятигодичный курс лекций по театральной критике. Обе дисциплины, органично дополняя друг друга, доказательно совместимы. Увы, серьезно подготовленные театроведы могут написать и часто пишут хорошие книги, но, как правило, не умеют сочинять для газет и журналов. А журналистам, пишущим о театре, не хватает знаний о нем. Так зачем совмещать, каждый займется своим делом. Критик старой школы не сможет принять правила игры, предлагаемые ему печатными СМИ, а молодой театровед, ставший журналистом, пусть пишет об искусстве. Дипломированный журналист, как тому и должно, последует специфике социального и политического направления.
Могут ли театры доверять журналисту, рецензирующему драматический спектакль, оперу или балет? Не уверен, потому что, в отличие от театральных критиков, сразу видно, что излагает он на уровне «мне понравилось» или «мне не понравилось». У театрального критика взгляд всегда глубже, он умело определяет те моменты, которые журналист вряд ли увидит. Но и театральные критики иногда не могут изложить свои мысли кратко и увлекательно. Поэтому театральным критикам необходима практика, чтобы приспособиться к условиям редакторов печатных изданий, новым формам и жанрам. Существует такое понятие, как формат. И театральная критика в чистом виде в этот формат не укладывается. 
Теперь об участии в жюри театральных фестивалей и конкурсов. Это уж точно право опытных театроведов, имеющих научные степени и опыт работы на кафедрах творческих вузов, а не театральных критиков и тем более журналистов. Как профессионал, этот человек должен глубоко понимать проблемы современного постановочного искусства, делать выводы на основании разбора методов, приемов и стилей, используемых режиссером в постановочной практике. 
…Сложность профессии театрального критика заключена в афоризме: «Трудно говорить правду, если не знаешь, чего от тебя ждут». Но высказать ее критик обязан. 

Александр Анничев.

Читайте также
Другие материалы рубрики