Вспоминая «Дау»: как это было

18-02-2019

В январе этого года в Париже состоялась долгожданная презентация картины «Дау» режиссера Ильи Хржановского, которая, как известно, в основном снималась в Харькове.

 

Судя по отзывам тех, кто осилил это многосерийное кинопроизведение (в «проекте», как сейчас называют сей итог более чем десятилетнего труда, 13 частей общей длительностью 700 часов!), от первоначального сценария, заявленного как повествование о жизни выдающегося советского физика, лауреата Нобелевской премии Льва Давыдовича Ландау, мало что осталось. 
Автору этих строк осенью 2008 года то ли посчастливилось, то ли нет стать консультантом по истории съемочной группы. И теперь меня часто посещает мысль: а может быть, все так ими и задумывалось? Ведь художественные руководители фильма многое держали в секрете, требовали неразглашения увиденного и услышанного от всех, соприкоснувшимся с творческим процессом. 
Съемочная группа «Феномен Филмз» и ООО «Феномен-Украина» (так указано в моем документе о сотрудничестве — в финансировании ленты принимала участие и наша страна) несказанно обрадовалась знакомству с тихими уютными уголками харьковских улиц Воробьева и Дарвина, проникнутых духом прошлого. Художники тут же принялись за наброски сцен. Девиз декораторов и постановщиков, воссоздавших максимальную достоверность, звучал так: «Того Харькова, который мы сделаем в фильме, еще не видел никто». Тем более что в «первой столице» сохранилось немало архитектурных построек, выполненных в стиле конструктивизма, а также те здания — Украинский физико-технический институт, государственный университет, — где жил и работал Лев Ландау.
Через кастинг, как утверждают некоторые киноведы, прошли 300 (!) тысячах харьковчан, для массовых сцен были отобраны 4500 статистов, местные жители предоставили множество старых предметов, отражавших дух прошлого. Так, для фильма удалось отыскать немало редких предвоенных технических справочников, уцелевших при фашистской оккупации Харькова. 
Номер моего телефона быстро разошелся среди ассистентов по реквизиту. Их интересовало буквально все: устройство железнодорожных вагонов, строительных механизмов и рабочих инструментов, старый харьковский цирк и шоколадная фабрика, они просили любые изображения людей и интерьеров той эпохи. Даже проходным персонажам присваивались имена и необходимые для «озвучки» характерные украинские фамилии. В основу работы съемочной группы на построенном из декораций объекте в районе харьковского стадиона «Динамо», изображавшем работу «секретного института» в 1938–1968 годах, был заложен принцип круглосуточной записи. Именно в него были поселены герои фильма, получившие определенную свободу действий в рамках уникального проекта художественной симуляции советской жизни.
Принцип «все по-настоящему» лежал также в сдаче наработок с обоснованием и ссылками на источники.
А обосновывать было что! Размеры и вид таблички с номером дома, необходимой для общего кадра, мне удалось отыскать на возникшей в начале 1930-х годов улице Дизельной. Поиск документальных изображений с помощью квалифицированного библиографа Центральной научной библиотеки Харьковского национального университета им. В. Н. Каразина Юрия Григорьевича Шевченко занял многие часы. Справку об уличных громкоговорителях я готовил при участии известного знатока украинского радио Виталия Александровича Артеменко. 
А вопросы создателей фильма не утихали. Какова был оконная фурнитура в лаборатории? Что из оригинального оборудования осталось? Цвета халатов физиков — белые или синие?
Харьковские улицы, на которых проходили съемки, дополнялись торговыми и газетными киосками. В них укладывали муляжи газет, канцелярских товаров, спичек и сигарет. И если здание почтамта, памятник Т. Г. Шевченко изменений не претерпели, на участке нынешней улицы Полтавский шлях довелось установить копии стоявших там раньше фонарных столбов.
Немало уточнений оказалось связано с работой и бытом Ландау. Известно, что гениальный физик кабинетов в классическом понимании не любил, в служебной квартире и рабочем помещении на третьем этаже института обходился малым. Мебель состояла из довольно изящных деревянных табуретов, низкого журнального столика и дивана-тахты. Ландау считал книжные шкафы с их наполнением лишними и работу с книгой приветствовал в библиотеке.
Об исторической основе ленты, в основу сценария которой легли воспоминания жены Ландау Конкордии Дробанцевой, мы подолгу беседовали со вторым режиссером картины Александром Балахоновым. 
Пять неполных лет Ландау прожил в Харькове. В нашем госуниверситете в 1934 году он стал доктором физико-математических наук, в 1935-м — профессором, заведующим кафедрой общей физики. Иосиф Розенталь называл Льва Ландау наряду с Ричардом Фейнманом «величайшим физиком-универсалом ХХ столетия», выделяя способность без усилий переходить от одной проблемы к другой.
В УФТИ (ныне Национальный научный центр «Харьковский физико-технический институт») он принялся за создание школы теоретической физики. Его усилия как ученого и организатора принесли плоды. В 1932 году здесь было разрушено ядро лития. Харьков посетили мэтры теоретической физики Поль Дирак и Нильс Бор, которого Ландау считал своим учителем. «Физический журнал Советского Союза» из Харькова рассылался подписчикам по всему миру. Академик А. И. Ахиезер вспоминал, что с приездом Ландау УФТИ стал одним из лучших мировых центров физической науки, признавая, что «если бы меня попросили назвать всего двух физиков, в максимальной мере прославивших украинскую науку, то я бы назвал теоретика Л. Д. Ландау и экспериментатора Л. В. Шубникова».
В Харькове же вокруг заметной фигуры Ландау развернулась активная негласная работа. Партком университета собирал кляузы, составляя на их основе «меморандумы» об его антисоветской деятельности. О Ландау подробно расспрашивали следователи НКВД арестованных по сфабрикованному делу «антисоветского подпольного «Пиквикского клуба» доцентов ХГУ Анатолия Блюмкина, Анатолия Бузаня, Анатолия Зунина и преподавателя химико-технологического института Михаила Синькова. На физико-математическом факультете в марте 1936 года начались аресты. Погром школы физиков описан Ю. Ранюком, Ю. Павленко, Ю. Храмовым в документальной книге «Дело УФТИ» (1998).
Ландау от немедленного ареста НКВД и смертного приговора, как расстрелянного Льва Шубникова, спасло предложение о работе из Института физических проблем АН СССР. Но отъезд не уберег от ареста. Освобождение состоялось после настойчивых обращений Нильса Бора и Петра Капицы непосредственно к Сталину.
Внимание к учёному со стороны власть предержащих не ослабевало и в дальнейшем. Прослушивание оперативной техникой конфиденциальных бесед проводилось силами КГБ, результаты передавались в отдел науки ЦК КПСС. В декабре 1957 года сообщалось, что «в разговорах с учёными, которые его ежедневно посещают, Ландау неоднократно высказывался в разных вариантах о своих домыслах относительно неизбежности ликвидации советской системы»…
Такова на самом деле была личность этого великого ученого. И очень жаль, если в окончательной версии фильма главный герой попросту растворился в эпическом арт-эксперименте, и о человеке, которому как бы посвящена лента, забыли…
Остается добавить, что, как известно, с 2015 года один из проспектов Харькова носит имя Льва Ландау.

Игорь Шуйский.

От редакции
ДАУ ж!
Постоянные читатели газеты наверняка вспомнят историю, которую на страницах «Времени» поведал Александр Ремович Смирнов, в годы, когда в Харькове проходили съемки «Дау», работавший в нашей редакции корреспондентом.
Откликнувшись на призыв создателей ленты, он предоставил для интерьера картины старинную кровать, предупредив, что она требует небольшого ремонта. Его успокоили: мол, починим, да еще денег дадим. Конец истории плачевный: денег не заплатили, кровать (в исправленном или нет виде, неизвестно) пропала. Что сказать? ДАУ ж!

 

Читайте также
Другие материалы рубрики
Культура 08-02-2019

Умер Сергей Юрский

На счету актера более 40 фильмов, но самыми известными были "Золотой теленок", "Место встречи изменить нельзя", "Любовь и голуби"