Японский «след» привел в Пархомовку

10-05-2017

А вы слышали раньше это имя — Варвара Бубнова? Я его впервые услышала в Пархомовском художественном музее (Краснокутский район), где в честь Года Японии в Украине развернули экспозицию под названием «Мастера японской графики ХХ века». 

Она знакомит посетителей с серией графических работ японских мастеров гравюры: Судзуки Кэндзи, Оно Тадасиге и Варвары Бубновой.
Какое отношение к японской графике имеет это славянское имя? Оказалось, у художницы удивительная судьба.
Варвара Дмитриевна Бубнова (1886, Петербург — 1983, Ленинград) — русская художница, педагог, искусствовед. Окончила Императорскую Академию художеств со званием художника живописи, курс Археологического института со званием «действительный член Археологического института». В 1910-е годы под псевдонимом Д. Варварова принимала участие в выставках «Союза молодежи» вместе с В. Маяковским, К. Малевичем, Н. Гончаровой. С 1922 по 1958 год жила и работала в Японии, на развитие литографии которой оказала заметное влияние, показав новые возможности техники, которые, в частности, нашли широкое применение в плакате. 30 лет вела курс русского языка и литературы в вузах Токио (Васэда, Институт иностранных языков). После возвращения в СССР жила и работала в Сухуми. За вклад в развитие японской культуры награждена орденом Драгоценной короны четвёртой степени.
Но даже эта порази­тельная биография не способна отобразить масштаб этой личности.
Один из ее японских учеников — Шико Мунаката — художник с мировым именем. Муж Варвары Дмитриевны — искусствовед Вольдемар Матвей (Владимир Марков) написал книгу об африканском искусстве, которая стала настольной для Пабло Пикассо.
Ее младшая сестра, Анна Дмитриевна, скрипач, педагог, была супругой дяди Йоко Оно, которую мы знаем как супругу известного британского музыканта Джона Леннона и, увы, практически не знаем как… художницу-авангардистку. Две русские женщины, сестры Варвара и Анна впервые преподали маленькой Йоко уроки живописи и музыки.
Из воспоминаний Варвары Бубновой «Уроки постижения»: «Из далекого прошлого всегда вспоминается самое счастливое и прекрасное, конечно, если оно было в жизни человека. Для меня в детстве, и отчасти в юности, самым прекрасным был сад моих дедов. И до сих пор я его иногда вижу во сне. Он был старый и огромный. В нем были аллеи лип и берез, глухой еловый лесочек с овражками, всегда наполненный черной дождевой водой. Были солнечные пригорки с лесной земляникой, кусты сирени с душистыми, тяжелыми гроздьями цветов. Это был сад, подобный садам тургеневских повестей, «Вишневому саду» Чехова, «прекрасней которого ничего нет на свете».
«Мой дед (отец моей матери) Николай Иванович Вульф четырнадцатилетним мальчиком видел Пушкина. Он вспоминал, как, войдя однажды утром в комнату, где ночевал Пушкин, застал его в кровати: поэт что-то писал, лежа на спине и положив тетрадь на согнутые колени. Это было в 1828 году. Легенда эта передавалась из уст в уста и дошла до нас, третьего поколения».
С Пушкиным Варвара Дмитриевна состояла и в непосредственном родстве. Ее мать Анна Николаевна в девичестве носила фамилию Вульф. Обрусевшие потомки шведа Гарольда через дворян Ржевских, ведущих свое родо­словие от легендарного Рюрика, породнились с Пушкиными.
В Японии Варвара Дмитриевна завоевала славу лучшего литографа страны, которая сохранилась за ней и по сей день; у нее появилось множество учеников и последователей. Нет ни одной солидной книги по современному японскому искусству, где бы не упоминалось имя художницы. 
«Японские пейзажи кажутся какими-то космическими, — делилась своими размышлениями Варвара Дмитриевна, — вы видите маленький кусочек жизни и в то же время чувствуете, что это часть необъятного, большого мира. Вы видите небо, которое переходит в океан или море. Внизу ютится земля, и она пропадает в горах, в высоте, в тумане, в бесконечности. Как достигались эти драгоценные свойства изобразительности? Первое, что постигаешь, — это поразительное богатство оттенков туши, от глубокого черного пятна до едва ощутимой серой дымки».
Сегодня в родовом имении Вульфов в селе Берново Тверской области РФ действует музей А.С. Пушкина. Дом не был разрушен и не перестраивался.
Когда здесь побывала Йоко Оно, она воскликнула: «Мне кажется, что я вернулась в свой дом из долгого-долгого путешествия. Здесь, в этих стенах, меня не покидает странное чувство, что я — наполовину русская».


Елена Зеленина.

 

Читайте также
Другие материалы рубрики