Главное в работе АЭС — это ее безопасность

03-07-2017

На минувшей неделе харьковская фирма «Вестрон» поставила электронное оборудование для управления котлом №6 на Львовской ТЭЦ-1. Кроме этого, сейчас вместе с Westinghouse специалисты «Вестрона» участвуют в  проекте реконструкции АСУ ТЭП АЭС в Великобритании. Тамошняя станция Sizewell-B была первой, где  внедрили полностью цифровую систему управления. 
Однако подошел момент — и ее пора менять. Этим и занимаются «Вестрон» с Westinghouse. 

Как известно, «Вестрон» был учрежден в 1994 году «Хартроном» — ведущим украинским предприятием по системам управления и Westinghouse Electric Company (США). Сейчас «Вестрон» — одно из ведущих украинских предприятий в области разработки систем контроля и управления для объектов энергетической отрасли. 
— С самого начала деятельности предприятия  мы были ориентированы на то, чтобы делать системы управления для объектов промышленности, автоматизации предприятий, — отмечает генеральный директор  «Вестрона» Михаил Чернышов. — Наша фирма сегодня производит весь комплекс работ по автоматизированным системам управления технологическими процессами (АСУ ТП) промышленных предприятий. 
За свою более чем 20-летнюю историю «Вестрон» успешно реализовал проекты в 17 странах мира. При участии «Вестрона» разработаны и внедрены различные системы контроля и управления на всех украинских АЭС, атомных станциях Армении, Чехии, Болгарии,   АЭС Сурри и Хоуп Крик (США), Куберг (ЮАР), Алмараз, Аско, Ваделлос (Испания), Безнау (Швейцария). В тепловой энергетике наиболее значимые проекты выполнены для электростанций в Ираке.  
В 2016 году на украинские АЭС было поставлено пять партий ядерного топлива производства Westinghouse. И сейчас это топливо используется на трех энергоблоках — №2 и №3 Южно-Украинской АЭС, а также №5 Запорожской АЭС. В то же время известно, что начата процедура банкротства американской корпорации Westinghouse Electric. Но предполагается, что это никак не повлияет на сотрудничество компании с украинским «Энергоатомом». В процедуре банкротства находится только американская часть компании, тогда как ее европейские «дочки» продолжают стабильно работать. (Украина получает топливо Westinghouse из Швеции). Учтем также, что это в нашей стране привыкли, что банкротство — это констатация нежизнеспособности бизнеса. В США — это в первую очередь способ ее реструктуризации, предоставляющий защиту от кредиторов.  На производственной деятельности сам по себе факт обращения в суд не скажется, а в долгосрочной перспективе может и благоприятно отразиться на состоянии Westinghouse. Сейчас компания заявляет о нескольких направлениях деятельности в Украине. Первая программа — поставки ядерного топлива. Вторая — повышение безопасности ядерных реакторов. Она финансируется Европейским банком реконструкции и развития, а ее общий бюджет составляет 1,3 млрд. евро. По результатам этого проекта украинские реакторы должны быть улучшены и модернизированы. 
В мае 2017 года «Вестрон» заключил договор на поставку оборудования системы радиационного контроля для энергоблока №1 Хмельницкой АЭС и энергоблока №3 Ривненской АЭС — в рамках реализации Комплексной сводной программы повышения безопасности АЭС НАЭК «Энергоатом». Договор заключен с компанией VF (Чехия), которая стала победителем торгов  НАЭК «Энергоатом» и ЕБРР. В рамках этого проекта «Вестрон» модернизирует систему радиационного контроля спецкорпуса №2 Ривненской АЭС, а также поставит оборудование для энергоблока №3 РАЭС и энергоблока №1 Хмельницкой АЭС.
— Для успешной работы необходимо, как минимум, иметь эффективную программно-аппаратную платформу, на базе которой  по определенным правилам создаются необходимые заказчикам программно-технические комплексы и реализуются базовые (стандартные) функции, — говорит Михаил Чернышов. — Плюс знания функциональной предметной области — понимание, что необходимо сделать. У «Вестрона» такая платформа есть. Его системы представляют собой программно-технические комплексы, которые создаются на базе серийно выпускаемого предприятием комплекса технических средств «Вулкан/Вулкан-М».  Эта платформа используется в разных системах. Например, мы уже более 15 лет внедряем системы радиационного контроля АЭС. Они уже установлены на четырех блоках Запорожской, четырех боках Ривненской АЭС на АЭС Дукованы в Чехии. Еще одним примером являются системы управления резервными дизель-электрическими станциями. Все это достаточно сложные и большие системы контроля и управления, с высоким уровнем автоматизации, которые полностью соответствуют всем современным требованиям. 
Сегодня на «Вестроне» работает 160 человек. Это немного меньше, чем было в прошлом году. Но тот год был менее «урожайным». Конкуренция в сфере деятельности, в которой работает «Вестрон», очень высока. Как правило, для определения поставщиков оборудования и систем проводятся открытые тендеры.  Некоторые из них «Вестрон» выигрывает, а некоторые — увы, нет. Что ж, это обычная мировая практика. 
Понятное дело, главным в работе АЭС является ее безопасность. В январе 2017 года на Южно-Украинской АЭС успешно прошли приемочные испытания системы сохранения информации в условиях проектных и запроектных аварий энергоблока №2 («черный ящик»). Система «черный ящик» разработана «Вестроном» с учетом ее интеграции с другими информационными системами кризисных центров АЭС и системой послеаварийного мониторинга. Все они завязаны в единый комплекс, способный обеспечить информационное сопровождение действий персонала АЭС в условиях проектных и запроектных аварий.
Аркадий ГЕНКИН.
Фото автора. 

Читайте также
Другие материалы рубрики