Декоммунизация как символ украинского политического абсурда

20-04-2017

12 апреля вице-премьер Украины Вячеслав Кириленко заявил о том, что День космонавтики в Украине нужно перенести на другой день. Эстафету от коллеги по правительству Гройсмана мигом принял министр юстиции Павел Розенко, который сказал, что Украина должна полностью избавиться от законов, принятых в годы СССР. Подобного рода заявления и, самое главное, действия, прекрасно отражают процесс декоммунизации, который в Украине принял абсурдные и уродливые формы, подчеркивающие отсутствие инстинкта самосохранения у нынешней власти.

Начнем с того, что декоммунизация является одним из наиболее системно продвигаемых процессов постмайданной власти.

В 2015 году был принят пакет законов № 2558 «Про засудження комуністичного та націонал-соціалістичного (нацистського) тоталітарних режимів в Україні та заборону пропаганди їх символіки». Это позволило создать нормативную базу для массового «ленинапада» по всей Украине. Свержение памятников коммунистического режима началось еще во времена первого Майдана, но массовое явление это приобрело в 2014-2016 годах. По факту можно сказать, что формально декоммунизация была проведена успешно. По всей стране были переименованы сотни, если не тысячи улиц, демонтируются памятники Ленину и прочим вождям коммунизма. Власть бодро рапортует об успехах в этой области, но в декоммунизационном угаре просматриваются тревожные сигналы, которые опасно игнорировать.

В конце ноября 2016 года Украинский Институт Будущего провел социологическое исследование, которое включало в себя ряд вопросов относительно отношения к декоммунизации. Исследование показало, что население в целом поддерживает процесс декоммунизации. В частности, 23,1% заявили, что полностью поддерживают действия власти по декоммунизации, а еще 31,2% считают, что «поддерживают, но считают, что есть более важные проблемы в стране». Таким образом, 54,3% украинцев в целом поддерживают декоммунизацию. Индифферентное отношение к проблему обозначили 19% респондентов, заявивших, что им «все равно». Однако каждый пятый — 20,5% утверждают, что категорически против декоммунизации и «считают вредной в нынешних условиях», а еще 6,2% респондентов не смогли определиться с ответом.

Логично задаться вопросом: а где концентрируются недовольные декоммунизацией? Анализ анкет показал, что данные по регионам существенно отличаются. Например, безоговорочную поддержку декоммунизации ожидаемо дали на западе Украины — 32,4%. На севере ее поддерживают каждый четвертый, а на юге каждый пятый, а вот центральных областях Украины таковых 16,8%, а на востоке только 11%. Наоборот, категорическое неприятие декоммунизации мы наблюдали в центре (!) - 34,9% и на востоке Украины — 30,6%. При этом на востоке и юге наибольшее количество тех, кому все равно, соответственно, 20,4% и 23,1%.

Исследование также показало поколенческий разрыв в восприятии декоммунизации. Так, молодое поколение 18-25 лет в наибольшей степени поддерживает действия власти — 28,6%, 25-34 года - 26,7%. Слабую поддержку оказывают преимущественно люди среднего возраста 35 — 49 лет — 33, 4%. Наоборот, категорически против декоммунизации в наибольшей степени выступают представители категории 50+ - 26,7%. Более подробно отношение в возрастном разрезе вы можете посмотреть на графике.

Эти данные хорошо показывают, что существует дифференцированное восприятие декоммунизации, которое само по себе не выглядит опасным. Однако, когда мы начинаем смотреть на ситуацию сквозь призму других вопросов, то ситуация начинает выглядеть более мрачно.В сентябре-ноябре 2016 года Центр им. Александра Разумкова провел большое исследование, посвященное идентичности. Оно показало, что различия, которые мы зафиксировали выше носят более фундаментальный характер, чем может показаться на первый взгляд.

Далее кратко приведу выдержки из статьи своего коллеги Алексея Копытько на «Хвиле», который сумел акцентировать внимание на ключевых моментах, советую прочитать ее всю, дабы увидеть:

1. Жители Запада Украины (Волынь, Ровно, Львов, Ивано-Франковск, Тернополь, Черновцы, Закарпатье) воспринимают власть и установленный порядок как плохой, но в целом «свой», и более лояльно относятся к происходящему;

Жители Востока (Харьков, Днепр, Запорожье) воспринимают установленный порядок как плохой и «чужой». Поэтому по ряду позиций находятся в глубоком негативе.

2. Существует кардинальное отличие в восприятии России, российской агрессии и войны на Донбассе. Для жителей Востока Украины Россия по-прежнему не враг. Более 60% людей на Востоке готовы оправдать тех, кто ездит на заработки в Россию. 62% жителей Востока считают, что отношения с Россией должны быть нормализованы, даже если Крым останется в составе РФ. На Западе так думают 18,7%. 44,7% жителей Востока считают необходимым углублять сотрудничество с Россией. Напротив — 48,5% жителей Запада убеждены, что сотрудничество нужно полностью.

3. 89% жителей Востока не считают, что им надо улучшить знание украинского языка.

Только 36% людей на Востоке согласны с тем, что украинский язык нуждается в приоритетной поддержке, потому что он долгое время угнетался. На Западе таких людей – 87%.

64% на Востоке против идеи ограничения сфер использования негосударственных языков на территории Украины.

87% жителей Востока считают украинцев и русских братскими народами. На Западе — 28%.

45% респондентов на Востоке вообще убеждены, что украинцы и русские — это один народ. На Западе так думают 9,5%.

86,8% людей на Западе считают, что Украина имеет собственную историю — от древних поселений, через все империи к независимому государству. На Востоке так считает только 30%. При этом 63,6% жителей Востока считают историю Украины частью истории большой восточнославянской общности, куда входят Россия и Беларусь.

36,5% жителей Запада воспринимают советское прошлое, историю и культуру в качестве фактора, который способствует разъединению граждан Украины. Для жителей Запада – это третий по значимости фактор разъединения граждан после федерализации и оборонного союза с Россией.

22,1% жителей Востока воспринимают историю Украины, избавление от российских и советских интерпретаций, формирование исторической памяти на украинской основе в качестве разъединяющего фактора. Причем этот фактор – на втором (!) месте после вступления в НАТО.

При этом Восток абсолютно не против распространения украинского языка и популяризации украинской культуры. И для Востока гораздо важнее, чем для Запада, (51% против 37%) выход на общую оценку исторического прошлого и исторических персонажей.

«Главная проблема — Запад и Восток согласны в том, что объединить страну может только общее видение будущего. Но сейчас регионы видят будущее по-разному. Все согласны с тем, что основной вопрос – решение социально-экономических проблем. Но Запад надеется решить эти проблемы за счет сближения с Европой, которая нас посылает, а Восток – за счет нормализации отношений с Россией, которая на нас напала и убивает наших граждан.

Восток не против всего украинского, но очень плохо реагирует на тональность его продвижения. Российская и пророссийкая пропаганда преподносят рвение украинизаторов как агрессию, неуважение, нарушение прав, попытку нагнуть, унизить и т.д. Позитивные шаги дискредитируются, ошибки – раздуваются», - делает вывод Алексей Копытько, и я не могу не согласиться с этим.

Как мы видим, картина вырисовывается пугающая, и она еще более углубляется резким падением легитимности власти. Опрос Украинского Института Будущего в ноябре 2016 года показал, что все ключевые государственные институты Украины, кроме ВСУ (+40%) имеют большой уровень недоверия. Верховная Рада — 66,6%, Кабмин — почти 58%, Президент — 57,6%, НАБУ — 52%, СБУ — 49% и т. д. 70% украинцев не доверяют ни одному из политиков.

Политолог Кость Бондаренко 4 апреля привел данные закрытого социологического исследования, проведенного в январе 2017 года в восьми юго-восточных областях (Донецкой, Луганской, Харьковской, Днепропетровской, Запорожской, Херсонской, Николаевской и Одесской). Поскольку я также видел это исследование полностью, то считаю, что ему можно доверять. Так вот, Бондаренко указывает, что в указанных 8 областях «не воспринимаются и основные реперные точки, предлагаемые властями». Соглашение об Ассоциации между Украиной и ЕС положительно оценивают лишь 14,9% респондентов на Юго-Востоке. 32% оценивают его крайне негативно, 35,5% считают, что оно не дало результатов. 70,4% выступают за исключительно мирный путь решения конфликта в Донбассе, продолжения АТО требуют только 17,1% респондентов.

Теперь перейдем к выводам.

Власти сделали ставку на форсированную декоммунизацию, поскольку этот ход не требует больших затрат, но позволяет при этом получить массу PR-поводов. В «Народном фронте» и БПП рассматривают данную политику как инструмент удержания лояльности своего электората, но эта тактика абсолютно не предотвратила падение рейтинга НФ с более чем 20% до уровня статической погрешности. Рейтинг БПП также значительно уменьшился и на сегодняшний момент составляет около 8%. Однако, власть продолжает упорно раскручивать тему декоммунизации, украинского языка и прочую гуманитарную тематику в надежде, что это как-то поможет решить проблему катастрофически упавшей легитимности.

Эта тактика не сработает в условиях, когда от двух третей до трех четвертых населения указывает в качестве первоочередных проблем социально-экономические. Один только ход с попыткой введения абонплаты за доступ к газовым сетям нивелирует десять ходов в гуманитарной тематике. При этом на востоке концентрация недовольства гуманитарной политикой существенно выше. В условиях, когда экономические проблемы озлобляют людей «перегибы» на ниве декоммунизации могут быть той маленькой каплей, которая может опрокинуть каплю терпения. Попытки представить восток как какую-то «неправильную часть Украины», которую нужно «исправить» применяя методы государственного давления ни к чему хорошему, кроме новых проблем не приведут. Причем эти проблемы уже ощущаются не только во внутренней, но и внешней политике. Достаточно вспомнить пример с «успешным» переименованием в Киеве Московского проспекта в проспект Бандеры, что привело к известной резолюции польского Сейма и Сената.

На многие перегибы декоммунизации можно было бы закрыть глаза, если бы власти не выходили с новыми, более абсурдными инициативами, как 12 апреля, когда Вячеслав Кириленко выступил с предложением перенести День космонавтики на другой день. При этом День космонавтики 12 апреля официально утвержден ООН.

Киев должен выходить с продуманной гуманитарной повесткой для востока Украины, которая бы ориентирована на вмонтирование существующих идентичностей в новую украинскую идентичность. Но для этого нужно предложить видение будущего украинского проекта, а вот с этим туго. Потому декоммунизация вместо того, чтобы стать инструментом усиления власти превратилась в дополнительный раздражитель.

Я уверен, что ситуация будет только усугубляться, потому что принципиального желания отказываться от подобной политики власти не хотят. Это видно хотя бы по тому, что сегодня они готовят новый пакет законов, закрепляющих доминирование украинского языка ТВ и т. д. Ничем хорошим это не закончится.

Как писал 100 лет назад о Директории Константин Паустовский, «все было мелко, нелепо и напоминало плохой, безалаберный, но временами трагический водевиль». Сто лет прошло, а ничего не изменилось. Борьба с вывесками продолжается.

Юрий РОМАНЕНКО, Украинский Институт Будущего

 

Больше графиков с результатами исследования смотрите на:

http://cacds.org.ua/ru/safe/theme/1059

Читайте также
Другие материалы рубрики