Европа-Россия-Украина: риторика «простых решений»

18-05-2017

Современное общество постепенно, но верно, вступает в точку бифуркации. Устройство мира, налаженное после Второй мировой войны, претерпевает грандиозные изменения.

Старшее поколение помнит, как в период холодной войны между СССР и США противоречия носили глобальный, но все же не настолько острый характер, как это имеет место сегодня. Две системы — социалистическая и капиталистическая, могли сосуществовать и развиваться. Однако в последние три десятилетия на мировой арене появились новые геополитические силы транснационального характера — экономические, религиозные и криминально-террористические организации, роль и влияния которых в системе международных отношений растет.

Возникают противоречия между нациями, национальными элитами и транснациональной элитой. Наиболее ярким примером такого противостояния можно считать явный конфликт между нынешней властной элитой России во главе с Путиным и глобальными элитарными слоями.

А Украина стала одной из территорий, на которой развернулась и гибридная, и «горячая» война за «место под солнцем» и сферы влияния.

В связи с продлением санкций против России и фактического противостояния Запада и Кремля вопрос влияния России в Европе становится всё более актуальным

Президент Украины Петр Порошенко заявил во время выступления на Конгрессе Европейской Народной Партии «Будущее Европы», что ближайшие десять лет станут определяющими как для ЕС, так и для Украины.

«Противники Европы не успокоятся, - цитирует пресс-служба главу государства. -  Антиевропейские силы все еще на ногах. Россия будет делать все возможное, чтобы столкнуть ЕС со скалы. Кремль никогда не отвергал попытки построить «альтернативную» Европу. Для того, чтобы это произошло, они будут распространять неуверенность и недоверие в наших обществах».

Украинский президент призвал ЕС не бояться и заявил, что пришло время более сплоченной и решительной Европы на защите общих ценностей без компромиссов в отношении российской агрессии, в том числе в политике санкций.

 «Давайте не будем руководствоваться страхом. Но давайте и не будем закрывать глаза. Это не кризис непонимания. Это кризис двух противоположных концепций Европы: свободы или тирании. Только одна из них выживет в конечном счете», − сказал Петр Порошенко.

 Он также подчеркнул, что Украина находится на краю этой борьбы и «три года каждый день ведет эту гибридную войну против российских военных, террористов, пропаганды, хакеров, коррупции и абсолютного обмана».

 Ранее Порошенко заявил, что российский президент Владимир Путин пытается ослабить и разъединить Евросоюз.

Как признают даже российские аналитики, одной из черт влияния России в Европе является то, что вес стран, в той или иной степени выражающих желание развивать отношения с Россией и не портить их, крайне мал. Влияние Запада в этих странах, наоборот, крайне высоко. Долго и с большим успехом противостоять западному давлению они не смогут, вынуждены подчиняться, что делает интересы России в Европе практически не представленными, а позиции – слабыми.

То есть, с одной стороны, звучат заявления о том, что Кремль способен уничтожить европейскую систему ценностей и устройства, а с другой – что Кремлю все труднее становится выступать на европейской политической арене и союзников на континенте у него на самом деле крайне мало.

С какими объективными процессами связаны политические изменения в ЕС? Можно ли утверждать, что результаты выборов в этих странах предопределяются спецоперациями Кремля? Каково место в этих процессах Украины и отношение к ней?

На эти вопросы медиа-компании «Время» отвечает эксперт Аналитического центра «Обсерватория демократии» (Харьков) Антон Авксентьев:

- Период с июня 2016 года по сентябрь 2017-го можно считать поворотным моментом, способным предопределить мировую политику на ближайшие десятилетия. Результаты национальных выборов, которые уже состоялись или произойдут в ближайшие месяцы, имеют глобальное значение для будущего единой Европы. Экономический кризис 2008 года стал катализатором усиления некоторых специфических запросов в западных обществах, которые политики пытаются удовлетворить и в настоящее время. Прежде всего, речь идет о «национальном изоляционизме» - радикальном решении проблемы с наплывом демпингующих мигрантов и скепсисе в отношении интеграционных проектов (в частности, ЕС). Как в «богатой» Северной, так и в «бедной» Южной Европе всё больше избирателей возлагают вину за экономические проблемы на политику Евросоюза. В результате кризис стал благоприятной почвой для популизма и риторики «простых решений».

Но, несмотря на такой глобальный тренд, не на всех выборах «национал-изоляционизм» победил. С одной стороны, есть знаковые результаты референдума о выходе Великобритании из ЕС и победа Дональда Трампа на президентских выборах в США. С другой стороны, уже в 2017 году на президентских выборах во Франции, парламентских выборах в Нидерландах и Болгарии евроскептики проиграли. В ближайшие месяцы состоятся парламентские выборы в Великобритании, Франции и Германии, на которых также противостояние «еврооптимистов» и «евроскептиков» может стать ключевым конфликтом.

Утверждать, что результаты выборов в этих странах полностью предопределяются спецоперациями Кремля – означает переоценивать его силы. Однако влияние на ход внешних электоральных процессов Россия оказывать пытается.

Первый аспект – это хакерские атаки как элемент информационных войн.

Второй аспект – финансовая поддержка (теневая или открытая через кредитование российскими банками) отдельных политических сил (чаще всего радикальных националистов), таких как «Йоббик» в Венгрии, «Национальный Фронт» во Франции, «Золотой рассвет» в Греции, «Северная лига» в Италии.

Вместе с тем Россия является далеко не первым и не единственным государством, которое открыто или скрыто оказывает влияние на электоральные процессы в других странах. Преследуемые цели лежат как во внешней, так и внутренней плоскости: во-первых, способствовать приходу к власти в западных странах лояльных евроскептиков, во-вторых, представить итоги выборов как «победу Кремля» для собственного населения.  

Место Украины в реальной политической повестке дня западных государств не следует переоценивать. Также необходимо разграничить отношение к украинскому вопросу со стороны западных политических элит и непосредственно граждан.

Полагаю, что если бы вопрос предоставления безвизового режима нуждался в положительном голосовании на общенациональных референдумах, то ни Украина, ни Грузия, ни Молдова его бы не получили. В этой связи показательны результаты референдума в Нидерландах об Ассоциации между Украиной и ЕС – 61% голосов «против» является отражением не «пророссийских» или «антиукраинских» настроений, а, скорее, общего недовольства политикой Евросоюза и страхов в отношении новых миграционных потоков.

Угроза для Украины состоит в том, что европейские элиты являются электорально зависимыми от настроений своих избирателей, поэтому в среднесрочной перспективе отношения между украинскими и европейскими властями могут ухудшиться. Украине повлиять на этот глобальный тренд тяжело, но возможно – посредством реального, а не декларативного, проведения реформ и повышения уровня жизни собственных граждан. Отношение европейцев к «другим» предопределяется не столько «цивилизационными» соображениями (как это часто подается в украинских СМИ), сколько экономическим прагматизмом. «Государство – надежный партнер, с платежеспособными гражданами, не представляющими угрозы» – только при соответствии такому образу в восприятии европейцев Украина может стать действительно полноправным членом европейского сообщества.    

Ангелина Меркулова.

 

 

Читайте также
Другие материалы рубрики