«Мировая террористическая» и харьковские технологии

30-03-2016

На днях комиссия бельгийского парламента по борьбе с терроризмом согласовала меры, предложенные правительством, которые расширяют возможности правоохранительных органов.

Речь идет о возможности проводить обыски в любое время суток. Депутаты также согласились с предложением «расширения особых методов расследования», в частности, телефонного прослушивания, в борьбе против незаконного оборота оружия.

Третье предложение предусматривает создание общего банка данных различных служб, которые взаимодействуют в борьбе с терроризмом, в первую очередь, полиции, разведки и Органа по координации анализа угроз.

Идеология как… ширма

Комментируя теракты в Бельгии, эксперты разошлись во мнениях. Одни утверждают, что в террористической угрозе миру не ничего нового, возводя историю терроризма в Европе от наполеоновских войн к «Красным бригадам». Другие обращают внимание, что современная террористическая опасность становится глобальной угрозой.

Конечно, историю терроризма Нового времени можно начать с позапрошлого века... Тем более, что цели и средства – наведение ужаса на законопослушное население и убийство невинных – остаются прежними.

Тем не менее, невозможно не заметить, что деятельность тех же «Красных бригад» с сегодняшним терроризмом несравнима по масштабу угрозы.

На первый взгляд, кажется, что террористические угрозы кроются в социально-психологических факторах, все увеличивающемся разрыве между бедностью и богатством, как внутри практически всех государств (даже развитых), так и между государствами и континентами; в росте потребительских настроений и завышенных ожиданий на фоне развития новых технологий и разочарования в гуманитарных ценностях, когда нравственность и закон в сознании молодежи подменяется фанатичной верой в идейные конструкции: от религиозных до националистических.

Но, если бы это было так, то никаких усилий идеологов не хватило бы на то, чтобы теракты выходили за пределы отдельных государств и приобретали международные масштабы. Не случайно большинство аналитиков склоняются к мысли, что террористическая угроза приобрела характер «мировой войны». Даже родился термин «Третья террористическая».

В таком случае любая идеология – лишь ширма для рекрутирования «пушечного мяса» на эту войну, а терроризм стал технологией.

Все больше общественных институтов действует на основе технологий, порой, элементарных, а, порой, изощренных, когда неискушенному человеку невозможно отличить правду от лжи и наоборот. И, доказав свою успешность при конкуренции в бизнесе, активно используются в политике.

Практически все акции массового терроризма (а за последние 30 лет их насчитывается более 8 тысяч!) сопровождаются заявлениями террористических организаций, берущих ответственность за теракты, но… почему-то без предъявления каких бы то ни было политических либо иных требований (как это было раньше при захвате самолетов)

Это говорит о том, что террор служит орудием не только определенных групп и организаций, но и государств. В обороте «мировой террористической» вращаются фантастические суммы денег. Цель – доминирование в мире и планетарные ресурсы, которых, как известно, «на всех не хватает». Вряд ли можно назвать совпадением то обстоятельство, что террористические угрозы активизируются в регионах, обладающих ресурсами: от сырьевых (как на Ближнем Востоке) до цивилизационных с развитой экономикой (как в Европе).

Посмотрите, террор оставил кровавый след практически во всем мире – от Нью-Йорка до Ближнего Востока, от страны Басков в Испании до Ирландии, от Индии до Африки, от Чечни до Балканского полуострова.

Так что говорить о скором прекращении «мировой террористической» или победе в ней пока не приходится. Поэтому все усилия по противодействию террору в различных странах, подобные решению бельгийского парламента, носят пожарно-локальный характер, гасят следствие, а не причину.

Увидеть террориста «насквозь»…

Когда я слышу, что в борьбе с международным терроризмом необходимо объединение усилий мирового сообщества, признаюсь, что отношусь к этому несколько скептически.

Инструменты, созданные после Второй мировой войны, - ООН, Всеобщая Декларация прав человека; во время разрядки в период Холодной войны – Хельсинкские соглашения, ОБСЕ, - явно не справляются с угрозой, и процесс все больше переходит в режим «ручного управления» (встречи глав государств, министров иностранных дел, государственных секретарей и т.п.). А объединение усилий, скажем, России и США в противодействии ИГИЛ в Сирии носит ситуативный и хрупкий характер, потому что взаимоотношения двух стран остаются конфронтационными.

Новых эффективных инструментов консолидации в мировом масштабе пока нет, а геополитическая конкуренция лишь усиливается. Дай Бог, своевременно остановить ее на пороге «горячей войны».

На этом фоне весьма вероятно, что таким странам, как Украина, которая оказалась в центре столкновения геополитических интересов и конкуренции, придется противостоять угрозе терроризма самостоятельно. Используя внутриполитическую «разрядку» - консолидацию общества, в том числе, гуманитарную: отказ от языка вражды на этнической или социальной почве («москали – укропы», «ватники – грибы»).

Обязательно - стимулируя экономическое развитие, а на этой основе – рост благосостояния, доступ к качественной медицине и образованию.

Законодательными и правовыми способами, например, созданием общего банка данных различных спецслужб (по примеру бельгийского парламента).

И современными технологиями. Последние очень часто недооцениваются, особенно у нас. Хотя именно украинские научные разработки, особенно – харьковские, позволяют вооружить, как пограничников, так и правоохранительные органы самыми современными средствами обнаружения и предотвращения террористических угроз. Более того, оборудование, произведенное по этим технологиям, либо лицензии на его производство Украина могла бы успешно экспортировать, поскольку очень часто – это исключительно отечественное «ноу-хау».

Так, в числе современных достижений ученых харьковского Института радиофизики и радиоэлектроники имени А.Я. Усикова Национальной академии наук Украины (ИРЭ НАНУ), есть и уникальная радиометрическая система обнаружения того, что злоумышленник может скрывать под одеждой, например, «пояс шахида». Это удивительное устройство работает так, что человек не сможет определить, что его видят буквально насквозь. А, значит, процедура, в отличие от таможенного досмотра или беспардонного обыска, весьма и весьма корректна.

Это устройство способно обнаруживать то, что не увидишь с помощью обычных металлоискателей: спрятанные под одеждой предметы из любого материала, в том числе, современную взрывчатку убойной силы - пластид, что очень важно для предотвращения террористических актов.

Здесь же создан радар, который по биению сердца «чувствует» человека под завалами. Эта чудо-техника незаменима во время ликвидации последствий стихийных бедствий, техногенных катастроф и террористических актов.

По мнению лауреата Государственной премии Украины в области науки и техники, заслуженного профессора Харьковского национального университета имени В. Н. Каразина Леонида Черногора, Украина могла бы за несколько лет создать СВЧ-оружие, если бы было соответствующее финансирование и запрос со стороны структур безопасности и обороны. Харьковские радиофизики практически в состоянии генерировать импульсы с необходимыми параметрами: и сверхмощные, и сверхкороткие.

СВЧ-оружие позиционируется как безопасное для людей, но способное оказывать губительное воздействие на электронные устройства, которыми пользуются террористы, и в состоянии поражать системы даже тогда, когда они выключены.

И, конечно же, следует напомнить, что международная группа ученых, включая специалистов харьковского Научно-технологического комплекса «Институт монокристаллов», успешно разработала «легкую прозрачную броню» на основе искусственного сапфира. Новый материал можно использовать в транспортных средствах повышенной прочности вместо бронированного стекла для защиты от террористических актов.

Елена Зеленина, Тимур Маруфий.

Читайте также
Другие материалы рубрики