Национальная стойкость - забота неравнодушных

13-06-2017

В Харькове прошел семинар на тему национальной стойкости и коммуникации, организованный Пражским институтом по вопросам безопасности. Участники обсудили вопросы сотрудничества между гражданским обществом и государственным сектором на примере Грузии, Молдовы и Украины. Речь шла и о сотрудничестве в сфере обороны и безопасности.

Безопасность и гражданское общество

Анна Булах, внештатный научный сотрудник Международного центра обороны и безопасности Эстонии. Анна занимается исследованием вопросов энергетической безопасности, восточного партнерства, обороны и общественной безопасности.

- Наш аналитический центр скоординирован с Министерством обороны Эстонии, - рассказывает Анна. - Мы уже долгое время ведем проекты в Украине, исследовали феномен военных добровольцев. Целый год ездили по линии разграничения, проводили опросы и пытались выстроить «профиль добровольца». Это очень важно, потому что в Эстонии существует комплексный подход к обороне и безопасности, когда граждане и гражданское общество активно вовлекаются в процесс обеспечения безопасности. Не только в секторе обороны, но и внутренней безопасности, например это могут быть помощники полицейского, добровольцы-спасатели, соседский дозор.

Вообще безопасность начинается с территориального уровня, когда гражданин может обезопасить свою жизнь, жизнь своего соседа, а также с убежденности в том, почему он должен быть в этом заинтересован.

И мы должны быть заинтересованы в вовлечении гражданского общества в кооперацию с государственными органами в реализации общей концепции национальной стойкости. Европейский Союз и страны, которые с ним граничат и входят в сферу Восточного партнерства ЕС, сталкиваются с рядом вызовов: внешней агрессией и внутренними кризисами. Долгое время мы обсуждали эти вызовы, гибридные угрозы, но какой должен быть ответ на них?

Ответ заключается в укреплении национальной стойкости в разных сферах. В чем залючатся национальная стойкость? Эта концепция пришла к нам из кризисного менеджмента и противодействия стихийным угрозам. Она заключается в том, что общество способно принять вызов, решить проблему, ликвидировать угрозу и быстро восстановить свое функционирование.

В свете современных угроз, когда мы видим, что внешний агрессор пытается дискредитировать в глазах общества государство, гражданское общество способно выступить в поддержку государства. Для этого нужна кооперация государства и неправительственных организаций (НПО). Поэтому концепция национальной стойкости связана с развитием гражданского сектора. В рамках этой концепции неправительственный сектор не должен быть изолирован и существовать в параллельной реальности. Здесь очень важно, чтобы государственный сектор, актив гражданского общества и само общество, которое следует за активным населением, действовали профессионально и совместно.

Готовы ли власти к сотрудничеству?

- Я выделила для себя несколько аспектов задачи, где нам следует кооперироваться и совместно искать решение проблем, - говорит Кети Эмухвари, которая представляет The Georgian Foundation for Strategic and International Studies (Грузия). -  Я много общелась с коллегами из Украины и Молдовы и проблемы у нас практически одни и те же.

Дело в том, что в Грузии в среде элит и акторов Европейского союза преобладает убеждение, что гражданский сектор играет не просто важную, а критическую роль для укреления демократии в Грузии. Почти во всех отчетах, статьях фигурирует данное определение. Потому что у нас в стране сложилась очень интересная политическая ситуация, в том смысле, что у нас предстоят выборы в органы местного самоуправления. Фактически у нас рулит партия «Грузинская мечта» и на самом деле возник такой странный и интересный период, что реальной сильной оппозиции в политике не существует. Она фактически распалась на две части. Остальные партии либо развалились, либо не попали в парламент.

Пока ничего негативного не произошло, но гражданскому сектору надо быть начеку, чтобы в ходе предвыборной кампании грубых нарушений демократии не произошло.

За последние пять-шесть лет грузинские общественные организации стали сильне и квалифицированнее. Особенно это касается сферы мониторинга политики, прозрачности и подотчетности правительства. Инициативы были в основном направлены на контроль государственных затрат и, если что-то было не так, очень многие организации повышают гражданскую осведомленность в этих темах, рассказывая обществу, что происходит в правительстве, каковы бюджетные доходы и расходы.

Национальная платформа Грузии, которая основана в 2010 году, объединяет более ста неправитльственных организаций. Это довольно серьезный форум. Они встречаются с руководителями ведомств и парламентариями на всх уровнях и во всех палатах. Также неправительственные организациис формировали несколько коалиций специально для решния конкретных задач.

Поскольку речь идет о гибридной войне, у нас очень остро стоит проблема антизападной пропаганды, которая о усилилась в последние несколько лет. Особенно, когда мы получили безвизовый режим, это переросло в абсолютную истерию.  И противостоять этому очень трудно. Вот как раз для решения этой проблемы наше правительство скооперировалось с общественным сектором, чтобы уменьшить воздействие антизападной пропаганды.

Неправительственные организации активно участвуют в публичных дискуссиях, которые регулярно проводятся в государственных структурах, в том числе и в Министерстве обороны, что было поначалу удивительно, поскольку силовые структуры, как праивло, закрыты, в отличие от Министерства иностранных дел, офиса Евроатлантической интеграции или офиса омбудсмена.

Общественный сектор часто привлекается для разработки стратегических документов, что немаловажно для нас, потому что принимаются аргументированные замечания общественников.

Начиная с 2012 года, для публичных консультаций было создано несколько платформ – это Совет по реформе уголовного права совместно с Министерством юстиции, Диалог по правам человека при омбудсмене, Гражданский совет, созданный при офисе Министерства европейской  и евроатлантической интеграции.

Обзор стратегической обороны фактически подготовил непарвительственный сектор для Министерства обороны в 2013 году. И буквально недавно завершился проект сервиса для стратегического диалога, который был организован Администрацией президента Грузии и Советом национальной безопасности. Это был цикл открытых дискуссий для неправительственного сектора и независимых экспертов, журналистов и самой широкой публики.

Но, несмотря на все эти позитивные моменты, есть еще много вызовов и препятствий для НПО в целом и для сотрудничества НПО с госсектором.

Некоторые государственные структуры абсолютно закрыты для неправительственного сектора. Например, Служба госбезопасности Грузии. И это при том, что было несколько публичных скандалов, связанных с ними. Не было даже брифингов для перссы с тем, чтобы восстановить доверие общества и отвести подозрения и т.п.

Главная проблема – высокая зависимость НПО от иностранной донорской помощи. Устойчивость наших результатов, проектов и вообще сотрудничества с любой госструктурой зависит от того, получаем мы финансирование или нет. Причем, это не только финансовые, но и человеческие ресурсы. И по этой причине ареал их использования ограничен.

Еще одна проблема заключается в том, что региональные НПО у нас не так сильны, как столичные. То есть в Тбилиси есть немало организаций, которые сильны и влиятельны. Если же мы посмотрим на регионы Грузии, то там совершенно иная картина.  Во-первых, региональные НПО не так сильны человеческими ресурсами, во-вторых, у них нестабильное финансирование ( то есть много организаций создаются ради 1-2 проектов) и, в-третьих, местное самоуправление совершенно не заинтерсовано в сотрудничестве с местными НПО.

До сих пор в нашей стране слова «неправительственная организация», «грант», «донор», «проект» и т.д. большинством населения, особенно в регионах, воспринимается неправильно. Существует пропагандистское негативное клише.

И последнее - наболевшее, поскольку я представляю think tank организацию, правительство не видит необходимости прибегать к услугам аналитических центров на аутсорсинге. В отличие, скажем, от Эстонии, где даже Министерство обороны прибегает к услугам общественных аналитических центров, которые делают исследования, пишут стратегические документы. У нас этого нет. Оплачивать услуги НПО наши государственные структуры не готовы.

Главное – это доверие

Дану Марин (Foreign Policy Association, Молдова) сделал акцент на теме доверия между гражданским обществом и госструктурами. К сожалению, в Молдове в последние годы очень упало доверие к местным НПО. Казалось бы, все должно было быть наоборот, ведь в 2009-2010 годах произошла смена власти, сменилось коммунистическое правительство. Но, как отметил Дану Марин, к 2014-1015 году демократическая коалиция стала выглядеть в глазах людей еще хуже, чем власть при коммунистах.

С 2010 по 2016 год, судя по опросам, в Молдове доверяют НПО 20-30% населения и свыше 60% не доверяют. Это очень высокий уровень недоверия. Власть проталкивает законы, которые потом обществу очень сильно аукаются. Падает эффективность демократического управления.

- У нас, по данным Минюста, около 11 тысяч НПО, что составляет одну организацию на 300 человек населения, что довольно высокий показатель, даже по европейским меркам. Однако это не значит, что у нас очень активное и дееспособное гражданско общество, потому что многие из этих организаций или не действуют, или являются фасадом для прикрытия интересов политиков. Интерсно, что сами власти научились использовать подручные НПО, дабы продвигать свои интересы.

Евросоюз приветствует, когда власти сотрудничают с НПО. И если властям нужно продвинуть некий законопроект, который не очень нравится гражданскому обществу, то власти используют подручные НПО, ставят «галочку», что проведена консультация с общственностью, и продвигают свой проект далее.

В 2016 году образовался Гражданский форум с участием не только НПО, но и независимых масс-медиа и оппозиционных политических партий, когда стало известно, что в стране был украден миллиард долларов, что составляет 15% нашего ВВП.

При поддержке Евросоюза была разработана стратегия 2012-2016 гг. ( в два этапа по два года) по развитию НПО. Когда в 2016 году подвели итоги, подсчитали, что эта стратегия не очень оправдала себя. Было создано пять рабочих групп: защита прав человека и юстиция; экономика и финансы; безопасность и внешние дела; социальная защита и образование; защита окружающей среды.

НПО работали активно, но их действия и предложения часто игнорировались властью. И когда пытались возобновить эту платформу сотрудничества, то она, как говорится, «не пошла», потому что НПО разочаровались и не видели больше смысла в ней участвовать.

Что касается сектора безопасности, то в Молдове до сих пор огромная поляризация общества. И это зависит во многом от политехнологов, которые, определяя «ключевые точки» своей работы, говорят: «А зачем нам объединять людей? Если делать ставку на разделение мнений, то можно на выборах получить больше голосов».

Результат мы потом наблюдаем по уже сформировавшемуся парламенту и действиям президента. У нас «проевропейский» парламент и «пророссийский» президент. Из-за этого возникают политические противостояния. И это очень плохо отражается на обществе.

Дану Марин пришел к выводу, что над этим нужно работать, находить компромиссы, чтобы объединить общество.

Особенности украинских НПО

- В Украине гражданские инициативы скорее заменяют власть, а не успешно с ней сотрудничают», — говорит  руководитель харьковского  медиапроекта «Накипело» Наталья Курдюкова. - Активное развитие гражданского общества в нашей стране стартовало после начала войны на востоке. Волонтеры стали снабжать армию, помогать военным и переселенцам. К сожалению, в самые сложные моменты для страны власть проявляла пассивность и, спустя три года, гражданское общество  все еще вынуждено брать в свои руки обязанности правительственного сектора.

Это же касается и прифронтового Харькова, где активисты и члены неправительственных организаций во многом выполняют обязанности местной власти, когда та не проявляет должной эффективности.

Люди очень устали, но в результате появились устойчивые гражданские проекты, которые очень эффективно работают. И даже те инициативы, которые в свое время начинались для поддержки армии, выросли в НПО, которые успешно занимаются социальными и культурными проектами, не связанными напрямую с войной и кризисом. Например, движение «Харьков с тобой» родилось для поддержки Вооруженных сил, но сегодня оно проводит очень интересные фестивали с культурными и туристическими проектами и в Харькове, и за его пределами. По-прежнему активно работает «Станция Харьков», поддерживая переселенцев.

Есть проекты очень эффективные. Но они сильны не взаимодействием с властью, а влиянием на процесс, когда власти уже некуда деваться и приходится принимать условия НПО.

На фоне общеукраинской ситуации гражданское общество в Харькове достаточно развитое, на порядок выше, чем в других областях, но оно фактически подменило государственные структуры.

Может быть, это и есть решение проблемы обновления общества, когда ряд неэффективных госструктур просто отпадут за ненадобностью?

Елена Зеленина.

Тимур Маруфий.

 

Читайте также
Другие материалы рубрики