Олигархическое общество как тормоз безопасности и развития

26-09-2017

- Скажите, пожалуйста, кто из вас за повышение цен на энергоносители для населения?

Молчание в зале. Руки никто не поднял.

- А кто из вас против коррупции!

Все тянут руки, некоторые – обе руки сразу!

Этот своеобразный тест бывший вице-премьер Словацкой Республики Иван Миклош провел на встрече с журналистами в Харькове.

Говорили о том, что надо делать, чтобы реформы были успешными…

Рента или прибыль?

Иван Миклош убежден, что на самом деле дерегуляция цен на энергоносители и борьба с коррупцией тесно взаимосвязаны:

 -  Потому что оплата энергоресурсов по их себестоимости это один из самых эффективных способов борьбы с коррупцией. И не только. Это один из самых важных инструментов использования нефти и газа собственной добычи и снижения зависимости Украины от импорта энергоресурсов. А также для модернизации вашей промышленности, которая очень энергоемкая.

«Почему?» -  спросите вы. И я отвечу, что ручное регулирование, удерживание низких цен на фоне цен рыночных на протяжении 25 лет было источником воровства и обогащения олигархов. Олигархи на этом сделали свои состояния, обеспечили себе влияние, чтобы использовать это влияние для противодействия реформам.

Например, Эстония – страна с самым низким уровнем коррупции. Она была первой страной, которая немедленно либерализировала цены на энергоносители. И в Эстонии не было условий для возникновения олигархии.

В 2013 году Украина покрывала 50% своей потребности в энергоресурсах за счет импорта из России. В то же время энергоэффективность украинских предприятий была в 2 раза ниже, чем в России, и в 10 раз ниже, чем в странах Организации экономического сотрудничества и развития. Получается, что, если бы в Украине была более высокая энергоэффективность, вам не нужно было бы импортировать газ. А почему у вас была такая плохая энергоэффективность? Да, потому что цены были низкими и для населения, и для промышленности. И не было стимула для экономии энергии и модернизации производства.

Украина, между прочим, после России и Норвегии самая богатая страна в Европе нефтью и газом. Почему этот потенциал до сих пор не используется? Да, потому что регулируются цены. А кто будет инвестировать в добычу нефти и газа, чтобы потом продавать этот ресурс ниже рыночной цены?

Я проанализировал расходы на государственные субсидии разницы потребительской и рыночной  стоимости энергоносителей. Они составили около 10% ВВП. А знаете, сколько в 2013 году государство выделяло на оборону и безопасность? 1,1% ВВП. Хотя, я думаю, из этих 1,1% часть денег была разворована коррумпированными чиновниками. Потому что, когда на юго-востоке страны возник конфликт, обеспечением армии пришлось заниматься волонтерам.

Субсидирование и деформация цен – это самая неэффективная социальная политика. Богатым всегда достается больше, чем бедным, потому что богатые потребляют больше энергоресурсов, чем бедные. Причем, если вы субсидируете цены на газ в городах, где газ поставляется через трубопроводы, вы обделяете сельских жителей, которые покупают газ в баллонах. Такая политика ведет к огромным непроизводительным расходам. И это надо людям объяснять.

Я столкнулся в Украине с тем, что многие политики этих вещей не понимают.

В экономике существует два понятия: rent seeking behavior и profit seeking behavior. В первом случае стремятся получить ренту, во втором - прибыль. Когда речь идет о прибыли, на рынке работает конкуренция, когда о ренте — доходы поступают от злоупотреблений политической и/или экономической властью.

По убеждению Миклоша, проблема украинской олигархической системы в том, что во многих сферах rent seeking превалирует над profit seeking. И это заметно на каждом шагу.

- Приехав в Киев, я был удивлен, насколько высок уровень тех сфер экономики, где есть свободная и сильная конкуренция — рестораны, такси и т. д., - говорит он. -  Но во всех сферах, где государство что-то регулирует и где есть возможность злоупотреблять политической и экономической властью, сохраняются огромная коррупция и неэффективность.

Проблема не только в энергетике…

Одним из первых, кто определил постсоветский государственный строй как олигархию, был Александр Солженицын. В конце 1996 г. он писал:

«Из ловких представителей все тех же бывших верхнего и среднего эшелонов коммунистической власти и из молниеносно обогатившихся мошенническими путями скоробогатов создалась устойчивая и замкнутая олигархия из 150—200 человек, управляющая судьбами страны. Таково точное название нынешнего российского государственного строя. [...] Членов этой олигархии объединяет жажда власти и корыстные расчеты — никаких высоких целей служения Отечеству и народу они не проявляют».

Первая украинская революция – 1991 года, по сути своей, была нацелена на демократизацию общества и лишение власти партийно-номенклатурной бюрократии. Но вылилась она в… революцию олигархов. Номенклатурная бюрократия ловко использовала народное возмущение для того, чтобы присвоить государственную собственность и получить возможность передавать ее по наследству. Две другие революции -  2004 и 2014 годов, по своей сути, стали уже антиолигархическими. Огромное расслоение общества, гигантское отличие в доходах тонкого слоя элит и остального населения, включая средний класс, - именно этим недовольно население во всех регионах Украины.

В последнее время в СМИ появился ряд громких публикаций об олигархизации энергетической отрасли Украины. И даже о сговоре украинских и российских олигархов в энергетическом секторе.

Впрочем, есть и другое мнение. По оценкам министра энергетики и угольной промышленности Украины Игоря Насалика, компании, подконтрольные олигархам, контролируют лишь 22% в общей энергосистеме Украины. Он пояснил, что не стоит преувеличивать роль олигархов в энергетическом секторе Украины, потому что у нас 52 процента - это атомная энергетика, которая принадлежит государству, - это первое. Гидроэнергетику мы увеличиваем с 7 до 15 процентов. За счет того, что мы закрываем шахты, мы увеличиваем гидроэнергетику. 52 и 15 - это 67 процентов чисто государственной энергетики. Плюс возобновляемые источники энергии, которые мы будем развивать, а это еще 3-4 процента, а вместе 70. То есть в 30 процентах рынка регулируют, скажем так, частные структуры. Но еще в этих 30 процентах сидит процентов 8, которые генерирует Центрэнерго, которая не является частной. Поэтому часть их составляет около 22 процента в общей энергосистеме Украины. «И сказать, что они имеют такое большое влияние, я бы такого не сказал. И щемить их или не щемить - это система общих правил», - заключил министр.

Здесь ключевыми представляются слова «система общих правил». Какова должна быть эта система общих правил бизнеса в стране, чтобы она, во-первых, не позволяла олигархическим кланам паразитировать на национальных богатствах и материальных активах, и, во-вторых, не воспроизводила олигархию как таковую.

Как нам преодолеть олигархию?

Специально для медиа-компании «Время» тему комментируют харьковские эксперты.

Павел Бубенко, экономист:

- Олигархия, или с греческого «власть немногих» - явление, присущее в той или иной степени практически всем странам с рыночной экономикой, когда власть и собственность сосредоточена в руках крайне малочисленной группы людей. Отличительной особенностью украинской олигархии, о которой почему-то не любят говорить наши СМИ, есть то, что представители отечественного олигархического капитала не взрастили и не выпестовали его с «нуля», что свойственно, например, крупным миллиардерам Запада, а «получили» уже имеющиеся в наличии материальные объекты себе в собственность противозаконным путем.

Так, открытые источники свидетельствуют, что в мире доля частной собственности, доставшейся олигархам благодаря использованию ими политических связей, равняется примерно 10%, в то же время, в России она составляет 64%. По Украине таких данных нет, но представляется, что эта цифра будет более 90%. Если вас смутила эта цифра, то воскресите в своей памяти хоть одного их известных наших олигархов, который создал и развил свой бизнес сам (как Цукерберг с его Фейсбуком, например), а не расширял ранее ему не принадлежавший. Из определения, что есть такое «олигархия», и сказанного выше, становятся очевидными и два способа борьбы, или скажем помягче, противодействия олигархам.

Это недопущение к власти олигархического капитала как прямо (пост главы государства), так и косвенно, через делегирование во власть «полномочных представителей» (депутатские должности и министерские посты). Но наиболее действенным рычагом в процессах деолигархизации, особенно для украинской ситуации, должны стать судебные разбирательства на предмет правомерности обладания гигантской величиной собственности наших олигархов, Правда, это должны быть и такие разбирательства проводить настоящие судебные органы, а не жалкая пародия на них, что есть сейчас.

Денис Подьячев, социолог:

- Чтобы деолигархизация в Украине из разряда деклараций перешла в разряд действий, в первую очередь, необходим президент, пользующийся широкой народной поддержкой (8-11% будет явно недостаточно) и опирающийся на реальное парламентское большинство.

Причем, реальное не столько в математическом понимании (простое или квалифицированное), сколько в идеологическом. Голосование за законы, которые урежут возможности олигархов, их интересов и их компаний, не будет возможно на условиях ситуативного большинства (типа БПП + ОППО).

Напротив, феномен голосования ситуативным большинством есть наглядным свидетельством пакта власти и олигархии. Таким образом, в настоящий момент имеем ситуацию, когда для запуска процессов деолигархизации нынешнему гаранту недостаточно обретения одной политической воли. Необходим еще и политический ресурс.

Первое, для чего он необходим, это принятие новой избирательной модели на принципе пропорционального представительства с открытыми списками. При существующей парламентской конфигурации в возможность принятия таких изменений верится с трудом. Патовость ситуации заключается в том, что для принятия ключевых изменений (это и коррекция избирательного законодательства, и законы о запрете на создание монополий), нужно пробовать перезапустить парламент и надеяться на то, что в новом созыве это станет возможно. Поверить в такое очень трудно. В настоящий момент и без перезапуска ВРУ можно, по крайней мере, отменять различного рода «антидемпинговые пошлины», которыми обложили газовый рынок в угоду интересам кума Путина, из-за чего доля компаний Медведчука совершила астрономический рост за неполные полгода. Но здесь получаем, что одной политической воли на фоне низкого уровня широкой народной поддержки недостаточно. Ситуация пока складывается таким образом, что народу Украины придется терпеть олигархию, как минимум, до конца каденции нынешнего президента.

Валерий Дудко, политолог:

- Деолигархизация возможна при условии политической воли. Сложность: первое лицо в государстве - олигарх. Сохраняя себя, он будет тормозить любое начинание и попытки деструкции олигархической системы. Возможен вариант инициации со стороны парламента, но это маловероятно при ее нынешнем составе. Однако можно попытаться объединить для этой цели усилия общественности при создании центра координации ее деятельности.

Ангелина Меркулова.

Тимур Маруфий.

 

Читайте также
Другие материалы рубрики