Реинтеграция Донбасса как форма гибридного мира

17-10-2017

Как известно, недавно Верховная Рада сегодня приняла за основу президентский законопроект об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях (реинтеграция Донбасса).

Немногим позже депутаты поддержали за основу и в целом президентский законопроект о продлении особого статуса Донбасса. Новым законом предлагается временно ввести особый порядок местного самоуправления в Донбассе через год после вступления в силу данного документа.

В законопроекте Россия квалифицируется как страна-агрессор, определены в соответствии с 51 ст. устава ООН действия Украины уже не как антитеррористическая операция, а как самооборона государства. Это даст возможность вводить войска, применять вооруженные формирования в любой период на неопределенный срок. Кроме того, вводятся полномочия президента с одобрения Рады вводить войска, возможность введения чрезвычайного положения, военного положения и т.д.

Термин «АТО» заменен на «мероприятия по обеспечению национальной безопасности и обороны, сдерживанию и отпору российской вооруженной агрессии». Руководство сопротивлением агрессии передается Объединенному оперативному штабу Вооруженных сил Украины, который стоит не только над армией, но и над СБУ, полицией, нацгвардией, МЧС и другими ведомствами, а подчиняется президенту. Таким образом, глава государства устанавливает свой личный контроль над тем, что происходит в подчиненной Киеву части Донбасса. По этой причине законопроект вызвал критику в Раде (оба документа были приняты с перевесом лишь в несколько голосов).

Главная, уже давно назревшая, задача инициатив Петра Порошенко — законодательно урегулировать ситуацию вокруг конфликта на востоке Украины, чтобы сегодняшние реалии Донбасса были оформлены юридически. Особое значение имеет статья о защите прав и свобод граждан Украины на временно оккупированных территориях и содействие их социально-экономическим и гуманитарным потребностям. Это важный сигнал, что Украина не отказывается от Донбасса, а будет способствовать воссоединению, а не отторжению, проводя реинтеграцию и возвращая свои территории

Однако в  выводах экспертов и оценках политиков звучат скептические ноты. Многие считают, что законопроекты откровенно слабы и даже вредны и никоим образом не приведут к изменению ситуации в неподконтрольных регионах.

К примеру, аналитик Центра Карнеги, специализирующийся на исследовании Украины и Восточной Европы, Балаж Ярабик также поддерживает изменения статуса АТО, но подчеркивает, что это не меняет ни ситуацию с конфликтом, ни статус территорий. «Сюрприза нет в законопроектах. Это то, как Украина видит конфликт и его решение. Россию назвали агрессором… Но в остальном — преимущественно косметические риторические изменения», —  так прокомментировал он законопроект в интервью DW.

Законодательные инициативы по реинтеграции Донбасса «Время» попросило прокомментировать социолога из Луганска Игоря Акимова:

- На территории, подконтрольной непризнанной организации ЛНР, присутствует ориентированная на украинский государственный проект социальная группа, которая находится под влиянием национальных средств массовой информации. В ситуации длительного отсутствия политической жизни публичная дискуссия представляет собой выбор: конкуренцию российского и украинского государственных проектов.

Это два противоположных друг другу полюса общественного мнения, ядра которых выглядят в соотношении 15% за вступление в РФ к 5% за возвращение под контроль Украины. Именно на эти реактивные группы направлена пропаганда информационных систем, в которой российская показывает себя более эффективной на протяжении всех лет противоборства.

Остальные 80% граждан имеют менее категоричную позицию - на их выбор влияет компонент безопасности. Большая часть выбирает протекторат армии РФ, меньшая - Украины. Это очевидные для всех основные тезисы, вокруг которых выстроена работа пропагандистских машин.

Низкий уровень доверия к украинской политической системе характерен для всей территории государства, поэтому луганские показатели не являются уникальными на фоне обрушения экономической системы в границах страны.

Не будем забывать про 1,6 млн. покинувших конфликтные территории граждан Украины, которые наравне со всеми имеют право избирать местные органы власти, парламент и Президента. Их присутствие в украинских регионых может качественно изменить политическую и геополитическую направленность территорий ( по численности населения - это равно, к примеру, целой Винницкой области).

В законе по Луганской и Донецкой областям нет четко прописанных юридических следствий. Его мало кто понял, поэтому П. Порошенко был вынужден записать еще несколько публичных уточнений для данного закона по реинтеграции. Стало еще запутаннее. Фактически, политические элиты, которые не в состоянии сформировать единое представление о происходящем на Донбассе кризисе, проголосовали за компромисную для них действительность: Россия - агрессор, а ЛНР и ДНР - окупационные администрации. В рамках этой терминологии должны формировать общественное мнение средства массовой информации в первую очередь для того, чтобы медийно контролировать настроения и поведение людей, проживающих на территории Украины за пределами Луганска и Донецка. Политические силы, взявшие власть с помощью лозунгов, начертанных на знаменах Евромайдана, потеряли доверие народа и не в состоянии влиять на поведение масс. Единственным инструментом воздействия остались СМИ. Здесь мы видим любовь парламентариев к терминологии.

В текстах законопроектов мы имеем расширенные полномочия П.Порошенко по управлению армией. Это значит, что спецпредставитель США Крис Волкер в реальном процессе выработки решений с российской стороной в лице советника В. Путина Суркова имеет шансы для выполнения компонента безопасности в рамках Минских соглашений - развода вооруженных формирований от линии столкновения. Если что-то пойдет не так, то мировое сообщество имеет предохранитель - возможное проведение полицейской миротворческой миссии.

Опрошенные «Временам» эксперты указывают и на внутриполитические причины того, почему именно сейчас президентом Порошенко были инициированы данные законопроекты. С одной стороны, это реакция на попытки России заморозить конфликт, а, с другой — шаг во внутренней политике, имеющий целью отвлечь внимание от критики в отношении неэффективного проведения реформ и борьбы с коррупцией в Украине.

По мнению Игоря Акимова, для того, чтобы перезагрузить конфликт, нужна новая политическая система на замену удерживающих власть участников Майдана и Антимайдана, а также гарантированная международным сообществом безопасность.

- Я не вижу перспектив реинтеграции для региона в ситуации дальнейшего информационного и военного противоборства: или Россия получит территорию с активной проукраинской группой, или Украина -  с пророссийской. Не выиграет никто, потому что большинству нужен не гражданский проект, а в первую очередь гарантии безопасности, - заключил социолог.

Елена Стахова.

Читайте также
Другие материалы рубрики