Великое переселение архивов репрессивных органов

10-04-2017

Еще весной 2015 года Верховная Рада Украины приняла пакет законов о декоммунизации. Одним из них является Закон Украины «О доступе к архивам репрессивных органов коммунистического тоталитарного режима 1917-1991 годов».

2 декабря 2016 года председатель Службы безопасности Украины Василий Грицак и председатель Украинского института национальной памяти Владимир Вятрович объявили о начале очередного этапа выполнения закона – подготовки к передаче исторических материалов в будущий Архив Украинского института национальной памяти», – сказано в сообщении.

Василий Грицак отметил, что СБУ в рамках выполнения закона «О доступе к архивам репрессивных органов тоталитарного коммунистического режима 1917-1991 годов» продолжает предоставлять открытый доступ к архивам КГБ в Киеве и в регионах.

По его словам, спрос на информацию постоянно растет. Поступило 1377 запросов о предоставлении информации, 173 из которых – от иностранцев. Почти 60% обращений касались поиска или предоставления информации о пропавших или репрессированных родственников; 597 запросов от организаций, научных учреждений, СМИ и т. п. В текущем году более 400 посетителей сделали более 1 тысячи 100 посещений читального зала Отраслевого государственного архива СБУ.

Владимир Вятрович, со своей стороны, отметил, что с принятием вышеупомянутого закона количество обращений в Архив СБУ стремительно выросло, что еще раз свидетельствует о заинтересованности украинцев своей историей.

«Надеюсь, что другие правоохранительные органы Украины, которые до сих пор хранят документы карательных спецслужб СССР, по примеру СБУ приложат максимальные усилия для обеспечения свободного доступа к историческим материалам и передачи их во вновь создаваемый Архив Национальной памяти», – сказал Владимир Вятрович.

Всего в фондах Архива насчитывается почти 180 тысяч томов, созданных в советский период. Это составляет 7172 погонных метра архивных документов. В региональных архивах хранится более 730 тысяч томов советского периода (до 30 тыс. погонных метров). Каждое дело может насчитывать от одного до тысячи документов. Начальными и конечными датами этих документов является 1920-1991 годы. В 42-х фондах Архива, в которых хранятся документы только советского периода, насчитывается более 34 тысяч томов.

Также хранятся материалы архивных личных дел бывших сотрудников КГБ: в ОГА (Отраслевой государственный архив – НБН) СБУ – 70 тысяч 661 том, а в архивных подразделениях региональных органов – 164 тысячи 814 томов.

Напомним, что доступ имеют все граждане Украины, а также иностранцы. На сегодня украинские архивы репрессивных органов СССР — крупнейший в мире открытый сборник материалов коммунистического тоталитарного режима.

Об особенностях и проблемах, связанных с применением данного закона, медиа-компания «Время» поинтересовалась у директора Харьковской правозащитной группы Евгения Захарова.

- Начнем с того, что репрессивные органы данным законодательством очень широко толкуются, - говорит Евгений Ефимович. - К ним относятся не только архив ВЧК-ГПУ-НКВД-КГБ, но и архив МВД и архив Главного управления исполнения наказаний (ГУИН). Архивы судов тоже в данном контексте рассматриваются, и архивы прокуратуры. Доступ ко всем материалам, касающимся 1917-1991 годов, открывается.

Ранее были существенные ограничения, связанные с правом на конфиденциальность частной жизни фигурантов этих архивных материалов. И в связи с этим часто отказывали историкам в доступе к архивам. Возникала коллизия между правом на доступ к информации и правом на частную жизнь. В новом законе эта коллизия разрешается в пользу права на доступ к информации. Закон о защите персональных данных относительно архивной информации не действует.

С правовой точки зрения, это выглядит несколько наивно. Ведь если в законе написали, что это право «не действует», это еще не означает, что его нет. Человек, который желает запретить доступ к архивным документам, потому что они содержат его персональные данные, может подать в суд, поскольку в данном случае нарушается норма Конституции о защите согласованной приватности (так это сейчас называется). И какое решение примет суд в каждом конкретном случае, правозащитник не берется прогнозировать.

Правда, если сама жертва политических репрессий желает запретить доступ к архивным материалам, где она упоминается, то она имеет право это сделать лишь на определенный срок – на 25 лет.

Еще одно новшество – открываются дела жертв политических репрессий, которые не были реабилитированы. Подобное ограничение фактически снято. Если посмотреть на количество таких дел, то их примерно столько же, сколько и дел по реабилитированным гражданам. И это, конечно, может существенно изменить наши представления о политических репрессиях в Украине.

К примеру, не реабилитировали человека за то, что он вел дневники антисоветского содержания. Или не реабилитировали людей, которые принимали участие в УПА и против которых была информация, будто бы они участвовали в репрессиях против мирного населения. Но по тому, какова была тогда процедура рассмотрения таких дел, как строились обвинения, у многих историков есть основания сомневаться, насколько эти обвинения были доказательны и справедливы. И теперь, когда появляется доступ к данным материалам, можно будет получить ответы на эти вопросы. И, возможно, провести реабилитацию и восстановить доброе имя тех, кто не совершал преступлений.

Что меняется в процедуре доступа к рассекреченным архивам для граждан?

- Комнаты в соответствующих организациях, в которых можно было работать с архивными документами, появились еще во времена президентства В.Ющенко. Они сохранились при В.Януковиче, когда была рассекречена львиная доля архива СБУ. Примерно 95%. И только 5% получили грифы «Секретно» и «Совершенно секретно» уже по украинскому законодательству. Документы оцифровывались, фонды пополнялись, комнаты для посетителей продолжали работать и работают по сей день.

Теперь многое зависит от того, насколько активно будет идти дальнейшая оцифровка материалов и насколько архивные фонды репрессивных организаций будут доступны в электронном виде. Это очень важно.

К сожалению, страна испытывает большие проблемы с финансированием архивов. Поэтому говорить об открытии более широкого доступа к архивам при нынешнем финансировании – это оксюморон.

Доступ есть по закону, но его физически трудно получить в силу имеющихся материально-технических возможностей архивов. Например, в Центральном архиве МВД работает всего несколько сотрудников, а там хранится свыше миллиона (!) архивных дел по депортированным (читай – раскулаченным) гражданам. И посетителей туда не пускали, потому что элементарно не было места для работы с документами, не было никакого специального помещения.

Не хватает сотрудников, места для работы, средств, чтобы оцифровывать архивные документы, что очень важно для старых бумажных носителей, которые постепенно ветшают и приходят в негодность. Скажем, выдают посетителю в месяц не более пяти архивных дел. А что делать, если человеку нужно больше и он приехал издалека?

Я думаю, что проблема помощи архивистам в совершенствовании материально-технической базы – не менее важная, чем открытый доступ. Поэтому я бы заострил внимание на этой проблеме.

Решит ли проблему передача документов в ведение Украинского института национальной памяти?

Как стало известно, для свободного доступа к документам КГБ в подчинении Института национальной памяти создают юридическое лицо. На очереди — выделение помещения и перемещение архивов из силовых ведомств.

Кабинет министров принял постановление «О создании отраслевого государственного архива Украинского института национальной памяти». Это очередной шаг в выполнении закона «О доступе к архивам репрессивных органов коммунистического тоталитарного режима 1917-1991 годов».

-Создание Архива национальной памяти как гражданского учреждения по примеру стран Центральной и Восточной Европы — это гарантия устойчивого свободного доступа украинцев к документам ЧК-ГПУ-НКВД-КГБ без политических влияний и дополнительных препятствий в виде спецдопусков и т.п. Следующие шаги — сформировать команду, обеспечить помещение и перевезти документы. Тогда будет в полной мере реализован закон о доступе к архивам.

По прогнозам Владимира Вятровича, для этого потребуется еще два года.

В реальности же может получиться так, что архивисты будут несколько лет паковать архивные фонды к перевозке, впоследствии их тоже не один год будут распаковывать и размещать на новом месте. Трудно даже представить масштабы этой работы.

Остается надеяться, что эти массивы данных будут обработаны историками и выложены в свободный доступ в интернете.

Елена Зеленина.

Читайте также
Другие материалы рубрики