Военным судам — быть

11-04-2017

Решение Павлоградского суда Днепро­петровской области по делу генерала Виктора Назарова всколыхнуло волну обсуждений по поводу восстановления военных судов. 

Напомним: за служебную халатность, а именно — игнорирование информации о группах боевиков, вооруженных ПЗРК, руководитель  оперативного штаба – первый заместитель руководителя АТО осужден на семь лет лишения свободы. Тогда, летом 2014 года,  при заходе на посадку в Луганский аэропорт Ил-76 был сбит. На его борту находилось 49 военнослужащих ВСУ. Все они погибли.
Еще во время судебных заседаний у многих возникали вопросы: почему дело военнослужащего слушает не военный, а гражданский суд — при своем недостатке опыта и компетентности в  рассмотрении дел данной категории.
Решение Павлоградского суда прокомментировал президент Украины Петр Порошенко:
«Наши военные выполняют свою обязанность защищать Украину. Иногда ценой собственной жизни. Понимаю горе семей. Но по-настоящему виновным в гибели наших героев является враг, который вероломно ворвался на нашу землю.
За последние три года мы воспитали новое поколение инициативных, смелых, а порой и отчаянных командиров, которые обеспечивают защиту нашей Украины. Стреножить их судебными решениями было бы неразумно с точки зрения гарантирования обороноспособности и безопасности.
Именно поэтому я планирую предложить возобновление специальных военных судов в соответствии с существующими международными практиками. Оценивать действия командиров в боевой обстановке должны военные специалисты, военные эксперты и военные судьи, а не гражданские».
Позицию президента поддержал и министр обороны Украины Степан Полторак: 
«Я поддерживаю восстановление специальных военных судов согласно существующему международному опыту. Оценивать действия командиров в боевой обстановке должны военные специалисты, эксперты и судьи», — написал С. Полторак на своей странице в соцсети Фейсбук.
В сентябре 2010 года тогдашний президент Украины Виктор Янукович подписал указ «О ликвидации военных апелляционных и военных местных судов», после чего военные суды перестали существовать. Еще тогда эксперты в своих комментариях высказывали мнение, что гражданские суды не имеют опыта, который имели военные суды, особенно в делах незаконной продажи оружия, ненадлежащем контроле за военным бюджетом и неуставными отношениями. И акцентировали внимание на том, что за  ликвидацией военных судов стояли не «высшие государственные интересы», и даже не «здравый рассудок». Они пали «жертвой» своей независимости от высшего государственного и судейского руководства, а также относительной закрытости своей деятельности, которая была связана с традиционно закрытой частью общества – армией.
Ещё в 2002 году в контексте реформирования судебной системы доктор юридических наук В. П. Шевченко писал, что законом должны быть определены требования  к профессиональному уровню военного судьи в части его отношения к военной службе.
Деятельность военных судов была направлена на охрану от любых посягательств на безопасность Украины, боеспособности и боеготовности ВСУ, защиту прав и свобод  военнослужащих, а также прав и законных интересов воинских частей, военных учреждений и организаций.
Заметим, что военные суды существуют почти во всех странах мира на постоянной основе — в США, Великобритании, Китае, Италии. Также есть практика создания специальных судебных палат при судах общей юрисдикции, которые используются Францией, Финляндией и Венгрией.
Филипп Давыденко.

МНЕНИЯ

Андрей Ковальчук, генерал-майор, Герой Украины: «Каждый командир, начиная от командира отделения, чувствует себя поставленным на колени именно потому, что принимает управленческие решения. А судят его люди, которые понятия не имеют, что такое управленческое решение именно в военной сфере. Когда война закончится, необходимости в таких судах не будет, но на сегодняшний день они крайне нужны».

Александр Волков, судья Верховного Суда, бывший (до расформирования военных судов в 2010 г.) председатель военной коллегии Верховного Суда: «В своё время Франция, например, тоже отменила на два года военные суды, но была вынуждена их вернуть. Конечно, судьи общей юрисдикции используют тот же законодательный массив, ту же процедуру, что и судьи военного суда. Но последние изучают и имеют доступ к специфическим нормативным материалам, а в работе отсылают к различным нормам — от правил караульной службы до устава. Кроме того, в армии изначально все действия определяются приказами, инструкциями, без знания которых и определенного опыта судить военных невозможно. Судья военного суда в первую очередь офицер, а потом уже юрист… Бесспорно, в суде должен быть обеспечен настоящий состязательный процесс. А это значит, что и прокурор, и адвокат, и судья должны свободно ориентироваться во всем законодательном и нормативном массиве. И сегодня, когда идет война, одни должны защищать страну, другие — высшие офицеры — командовать этим процессом. При этом, конечно, возможны непредвиденные ситуации, которые приводят к гибели людей. И в такой ситуации особенно важно учитывать все нюансы».

Сергей Ковтун, полковник запаса, военный эксперт: «Специализированные военные суды необходимы. Особенно сейчас, в военное время. Иначе у нас получается какой-то парадокс — военная прокуратура есть, а военных судов нет. Получается, что военный прокурор занимается расследованием. А судят, в том числе и военных, гражданские суды». 

 

 

Читайте также
Другие материалы рубрики