Ядерное оружие и проблемы американо-российских отношений

11-08-2017

Россия не представляет никакого существенного интереса для США. В предшествующие началу российской агрессии против Украины годы их внимание сдвинулось в сторону Китая. Американцы вообще редко вспоминали бы о России как о сколько-нибудь влиятельном игроке глобальной политики и экономики, если бы не один единственный фактор – наличие у неё ядерного оружия.

Нынешние российские руководители, воспитанные на советском пещерном антиамериканизме и мифологии о «великой» России, это понимают. Но смириться с этим обстоятельством им трудно. Посттравматический синдром развала СССР и проигранной Холодной войны постоянно бередит израненную идеологией и привилегиями КГБ-шную душу и требует реванша. Поэтому практически каждый раз, когда возникают противоречия или проблемы в отношениях двух стран, россияне обязательно прибегают или к отказу от переговоров и обязательств в вопросах контроля над ядерными вооружениями, или к угрозам совершения действий вопреки интересам США в этой сфере, или даже к прямому ядерному шантажу.

Самый недавний, очередной такой случай произошел сразу же после введения Соединенными Штатами нового пакета санкций против Российской Федерации. 2 августа этого года директор департамента нераспространения и контроля над вооружениями МИД РФ некто Ульянов в интервью агентству Интерфакс пригрозил американцам пересмотром отношения РФ к уже достигнутым договоренностям в сфере контроля над ядерными вооружениями.

Следует отметить, что такие угрозы в последние годы не только озвучиваются, но и в некоторой степени реально осуществляются. Ведь никаких других аргументов у России действительно нет против единственной мировой сверхдержавы. Известный всем нашим гражданам факт невыполнения Россией своих обязательств перед Украиной по Будапештскому Меморандуму 1994 г. в контексте добровольного отказа Украины от ядерного оружия – далеко не единственный случай манипуляций и нарушений официально взятых обязательств со стороны РФ. В отношениях с США россияне ведут себя хоть и не так дерзко (потому, что ответ США, наверняка, будет быстрый и конкретный), но, по существу, так же вызывающе.

За последние четыре года Россия систематически нарушала Договор о сокращении ракет средней и меньшей дальности (РСМД) наземного базирования 1987 года, проводя испытания крылатой ракеты Р-500, которая имеет дальность свыше 1000 км и в качестве пусковой установки использует сухопутные «Искандеры». По имеющейся информации в состав вооруженных сил РФ уже приняты на вооружение два дивизионных комплекта таких ракет. Кроме этого, в октябре 2016 года российский президент, жалуясь на «враждебные действия США против России», приостановил еще одно важное соглашение с США – соглашение 2000 года об утилизации 34 метрических тонн избыточного оружейного плутония, достаточного для производства тысяч единиц ядерного оружия. Это соглашение предназначалось для снижения возможной угрозы от так называемых «утерянных ядерных зарядов» – то есть, для исключения доступа террористов к ядерным материалам.

Другие примеры враждебного поведения России по отношению к действиям США включают:

  • Развертывание ядерных ракет «Искандер-М» в Калининградской области, граничащей с Польшей и Литвой – в качестве «ответа» на развёртывание элементов противоракетной обороны США в Польше;
  • Возобновление полетов российских ядерных бомбардировщиков вблизи границ США;
  • Разработка новых видов тактического ядерного оружия и отказ от заключения соглашения о его ограничении.

Примечательно, что в области стратегических ядерных вооружений, где у России нет никаких шансов на успех в гипотетическом ядерном конфликте, между США и Россией соглашение об их ограничении и контроле давно есть. Причём, уже далеко не одно. А в области тактических ядерных вооружений никакого соглашения об ограничении до сих пор нет. Хотя Соединенные Штаты неоднократно настаивали на его заключении. В частности, при прежней администрации Белого дома, когда США и Россия заключили Договор СНВ-ІІІ от 2011 года, хотя некоторые конгрессмены считали, что подписанию соглашения об ограничении стратегических ядерных вооружений должно предшествовать другое соглашение – об ограничении тактических ядерных вооружений. Однако соглашение, касающееся стратегических вооружений, сторонам заключить и ратифицировать всё-таки удалось, тогда как Россия до сих пор отказывается подписывать какой-либо договор о сокращении тактического ядерного оружия.

У такой позиции Москвы существует несколько причин, и главная из них – это то, что для России тактического ядерное оружие имеет гораздо большее значение, чем для США. Несмотря на бравирование некоторых российских «военных экспертов» значительным превосходством РФ в количестве танков и артиллерии над вооруженными силами стран НАТО в Европе, понимание конечной слабости России в случае учёта потенциалов авиации и флота, конечно же, у россиян есть. Кстати, успешный ракетный удар американцев по прикрытому российскими средствами ПВО военному аэродрому правительственных сил Асада в Сирии стал наглядной демонстрацией такого превосходства.

Поэтому кремлёвский режим так и держится за своё количественное превосходство в тактических ядерных боеголовках за счёт наземных средств доставки. При этом ради мнимого паритета, дающего России возможность считать себя великой державой, РФ даже идёт на нарушение Договора РСМД, что скорее всего обернётся очередными политическими и экономическим потерями и ничего не даст РФ в плане безопасности. В своё время это уже показал опыт противостояния между СССР и США в 70-80х годах, когда, в ответ на размещение в странах Варшавского договора в 1976 году советских ракет средней дальности разных типов американцы в 1979 году развернули свои аналогичные ракеты «Першинг-ІІ», способные за несколько минут долететь до Москвы и таким образом не оставить даже теоретического шанса на ответный удар по США. После осознания сего печального для Кремля обстоятельства СССР и пошел в 1987 году на подписание РСМД.

Тем не менее, на недавних переговорах по ядерному разоружению россияне выдвигали всё новые и новые претензии в качестве условий подписания соглашения по сокращению тактических ядерных вооружений. Одним из таких условий Москва, например, выставляла требование к США убрать все свои ядерные боеприпасы с территории стран Западной и Центральной Европы. Однако сами европейцы, в первую очередь Польша и другие новые члены НАТО, выступали категорически против этого, настаивая на сохранении полноценного присутствия Соединенных Штатов в системе европейской безопасности. В то же время, следует понимать, что даже если бы США и согласились на это условие, Москва бы в любом случае не согласилась подписать договор об ограничении тактических ядерных вооружений.

Такая позиция вытекает не только из объективной слабости России по отношению к НАТО. Соединенные Штаты имеют значительное преимущество в космосе, что дает им дополнительные разведывательные и ударные возможности. Помимо этого, США развертывают противоракетную оборону, которую Москва воспринимает как непосредственную угрозу, направленную против нее. Эту «угрозу», а также все другие виды превосходства США, она, согласно российским военным доктринам, может уравновесить только ядерным оружием. И в своей военной доктрине Москва вполне допускает саму возможность нанесения первой тактического ядерного удара в Европе. Поэтому не случайно официальные лица РФ, например, озвучивали угрозы нацеливать средства нанесения ядерного удара в адрес Дании в случае, если страна присоединится к системе противоракетной обороны НАТО, а также в адрес Швеции и Финляндии, если они решат вступать в НАТО. Можно не сомневаться, что военные объекты НАТО, в частности, пункты управления, порты, объекты противоракетной обороны и места возможного хранения ядерных боеприпасов, являются первоочередными целями для применения ядерного оружия со стороны Росси.

После аннексии Крыма и вторжения России в Донбасс упоминания о ядерном противостоянии стали регулярными. В декабре 2016 года лидер крымско-татарского народа народный депутат Украины Мустафа Джемилев, выступая в Европейском парламенте заявил, что россияне уже привезли ядерное оружие в Крым. 7 июля этого года начальник Генерального штаба Вооруженных Сил Украины Виктор Муженко на совместном заседании военно-научного совета Вооруженных Сил и Национальной академии наук заявил, что Россия проводит в оккупированном Крыму работы по восстановлению возможностей для размещения ядерных боеприпасов: «Проводятся работы по восстановлению возможностей для хранения ядерных боеприпасов, имеется в виду объект «Феодосия-13», и создаются условия для базирования стратегической авиации на аэродроме Гвардейское». Кроме того, Муженко сообщил, что, как минимум, один фрегат и три подводные лодки Черноморского флота имеют на вооружении современные комплексы крылатых ракет морского базирования типа «Калибр», которые позволяют наносить удар ядерными боеприпасами на дальность 1,5 тысяч км (то есть, из Черного моря по целям в Европе).

Совершая регулярные попытки ядерного шантажа, будь то в случае гипотетических попыток НАТО вернуть Крым в Украину или увеличить присутствие НАТО и США в странах Балтии, Россия так или иначе готовится к дополнительному размещению и применению тактического ядерного оружия. Какими бы ни были последствия любого из упомянутых выше и других агрессивных действий России, связанных с ядерным оружием, даже если предпринятых по отдельности, но вместе взятые они, очевидно, подталкивают ядерный порог к временам Холодной войны и, вероятно, даже более напряженным.

Если российские самолеты продолжат случаи безответственного преследования американских боевых кораблей в Балтийском море или в Черном море и такие действия приведут к столкновению и аварии... Или произойдет авария с российским ядерным бомбардировщиком, летящим вблизи территории США... Эти и аналогичные возможные другие действия в условиях гораздо более напряженной среды безопасности могут спровоцировать эскалацию, ведущую к войне, которой никогда не видели раньше.

Это явно не в интересах не только всего цивилизованного мира, но и народа России, недальновидные руководители которой так привыкли действовать по «социально близкому или  – блатному» принципу – «понты дороже денег» и не брезгуют в своих авантюрах ни людскими жертвами, ни разрушениями, пытаясь «взять на испуг» своих оппонентов дешёвым шантажом… Однако выглядит так, что по крайней мере на США, на Украину, да и на некоторые другие страны эти ставшие регулярными попытки кремлёвского шантажа, даже если он и ядерный, действует всё слабее и слабее.

Леонид Поляков,

глава Экспертного совета ЦИАКР

 

Читайте также
Другие материалы рубрики