Что стоит за громкими «экологическими» заявлениями властей?

07-10-2019

Прошло два с половиной месяца с тех пор, как президент Украины Владимир Зеленский во время посещения Харьковской области осмотрел с вертолета участки незаконной вырубки леса и пригрозил некоторым руководителям лесных хозяйств лишением должностей, если вырубки не прекратятся.

Скандал как начало реформ

Как водится, многие обыватели отнеслись к данной «публичной порке» с воодушевлением: мол, ну наконец-то в наших лесах прекратится воровство древесины. Правда, руководящих постов с тех пор никого не лишили, а вот сигналы от общественных активистов о вырубках деревьев то в одном, то в другом районах продолжают поступать. Очевидно, что одних только президентских увещеваний, пусть даже и в угрожающем тоне, для спасения наших лесов явно недостаточно. Об этом говорят и общественные эксперты. 
Так, президент общественной организации «Фонд помощи дикой природе», харьковский эколог Валерий Ловчиновский, который уже несколько десятилетий занимается мониторингом ситуации с лесными хозяйствами и заповедными территориями, считает, что после президентского «внушения» нечистые на руку лесники просто затаились в ожидании дальнейших событий:
— В зону внимания президента действительно попал человек, которого обвиняют в уничтожении леса на посту директора Гутянского лесхоза. Все знают о незаконных рубках и видят, что над этим человеком навис дамоклов меч. Лесники понимают, что если президент обратил внимание на вырубки деревьев, то это либо его личное желание разобраться в вопросе, либо стремление его команды. Конечно, это заставляет их вести себя осторожнее. Например, из областного управления лесного и охотничьего хозяйства уже уволился один из сотрудников, которого я также считаю причастным к незаконным рубкам. Он неоднократно утверждал, что прирост лесов на Харьковщине превышает объемы вырубки. Хотя все видят, что леса исчезают, и их устойчивость как лесной экосистемы снижается. 
С другой стороны, никаких законодательных изменений, которые бы реально препятствовали незаконным рубкам, после упомянутого посещения Харьковщины президентом пока не последовало, и вряд ли они последуют. 
Характерно, что Зеленский в своей деятельности повторяет обещания своего телевизионного персонажа — президента Голобородько: в фильме «Слуга народа» есть эпизод, в котором задекларирована борьба с уничтожением лесов. Возможно, скандал с лесниками — это и есть начало реформирования лесной отрасли. Но в каком русле оно будет двигаться дальше и к чему приведет — неизвестно. Нередко перемены действительно начинаются именно с недовольства первых лиц той или иной сферой. Так что совсем неплохо, что такой скандал есть. 

А полномочий всё меньше...
Тем временем в Киеве неожиданно объявили о ликвидации Министерства экологии и природных ресурсов и объединении его с... Министерством экономики. Пока небезразличные к проблемам окружающей среды граждане делились предположениями, будет ли кто-нибудь в государстве теперь реально заниматься экологией, в Харьковской облгосадминистрации решили ликвидировать департамент экологии, понизив его до статуса управления в... составе департамента ЖКХ и развития инфраструктуры. Председатель ОГА Юлия Светличная объяснила этот шаг тем, что департамент экологии плохо работает, и в его адрес поступает много жалоб. В этом она права, удивляет только, что эта истина открылась Юлии Александровне лишь сейчас, ведь представители общественных организаций говорят об этом уже не первый год. К сожалению, в течение последних четырех-пяти лет в облгосадминистрации не было даже попытки обсудить работу департамента экологии с общественностью. Во всяком случае, чиновники от экологии никогда не выходили перед журналистами на брифинги или пресс-конференции. Теперь оказывается, что они работали плохо! А «под крышей» ЖКХ, вероятно, будут трудиться лучше? Или, может, там им еще надежнее удастся спрятаться и от журналистов, и от жалоб граждан?
Комментируя ситуацию с Министерством и департаментом экологии, общественные эксперты проводят параллели с действиями властей многолетней давности.
— Наблюдая за реформированием государственных экологических структур, мы должны понимать истинные намерения властей, — говорит Валерий Ловчиновский. — Раньше, например, во всех областях Украины существовали территориальные органы Министерства экологии и природных ресурсов (государственные управления охраны окружающей природной среды), за которыми законодательно были закреплены серьезные полномочия. Но при президенте Януковиче, когда экология рассматривалась как препятствие для хозяйственной деятельности, эти территориальные органы Минприроды были расформированы. Их полномочия должны были передать созданным при облгосадминистрациях департаментам экологии. Но фактически это было сделано лишь частично. Так, например, в департаменты экологии не пришли многие документы, касающиеся охраны природно-заповедного фонда, была утрачена преемственность и по другим вопросам. В итоге полномочия департаментов экологии оказались значительно слабее, чем у их предшественников — территориальных органов Минприроды. 
Что происходит сейчас? Минприроды расформировывается и понижается в статусе — то есть внимания к экологии на государственном уровне будет еще меньше. Вслед за этим на Харьковщине упраздняется департамент экологии и также понижается в статусе. При этом глава ОГА признаёт, что департамент, находящийся в её подчинении, не работал должным образом. Но вместо того, чтобы провести кадровые чистки и признать, что это упрек и ее работе, она просто расформировывает департамент, превращая его в управление при ЖКХ. Возможно, это связано с необходимостью кого-то уволить, либо с политической борьбой, либо с подыгрыванием центральной власти (мол, там расформировали министерство, а тут — департамент). Но основная проблема заключается в том, что местные руководители самого высокого уровня не уделяют должного внимания вопросам экологии и не понимают необходимости их решения. 
Я к таким «реформам» отношусь негативно. Думаю, опять будут потеряны какие-то документы, нарушена преемственность, в результате чего у нового управления экологии будет еще меньше полномочий, чем было у департамента. К каким кадровым изменениям это приведет, тоже пока непонятно: департамент держался на нескольких специалистах, которые там уже долго работали. Начальники менялись, но среднее звено сотрудников выполняло свою работу. Чтобы реально изменить работу этой структуры к лучшему, руководители должны выполнять свои обязанности: правильно ставить задачи и контролировать их выполнение. 

Закулисные решения
В свою очередь, координатор общественной организации «Зеленый фронт» Александр Богданис обращает внимание на то, что «манипуляции» с государственными экологическими структурами проводятся кулуарно, без учета мнения общественности:
— Проблема заключается не столько в реорганизации Минприроды, сколько в том, что она была проведена без учета общественного мнения. Непонятно также, какие акценты в своей работе собирается ставить новое объединенное министерство — будет ли оно считать своим приоритетом экономику или экологию? Пока никакой внятной информации на эту тему нет. Сторонники ликвидации Министерства природы говорят, что в нем необходимо было искоренять коррупцию, а проще всего это делать путем реформирования. Да, упразднение той или иной должности — удобный способ избавиться от неугодных сотрудников. Но в любом случае планы нового министерства должны были быть разработаны и презентованы до реформирования. 
Что касается ликвидации департамента экологии ОГА, я считаю, что с реформированием Минприроды это не связано. Ведь в других облгосадминистрациях департаменты экологии не трогают. Очевидно, что данный департамент — не самое лучшее структурное подразделение в Харьковской ОГА, к нему есть большое количество претензий. Правда, и полномочий у него не так уж много. Фактически департамент экологии не является контролирующим органом. Образно говоря, это «чучело», набитое «опилками», оставшимися от ликвидированного территориального органа Минприроды, у которого как раз были очень серьезные полномочия. В частности, департаменту экологии достался ряд государственных функций, в том числе процедура оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) и некоторые другие. Но даже эти обязанности выполнялись не лучшим образом. Среди последних скандалов — сфальсифицированная процедура ОВОС по Богодуховскому полигону, которую проводил департамент экологии. 
Надо заметить, что часто общественники пишут в департамент жалобы по вопросам, которые не входят в его компетенцию. Чиновники могли бы в этих случаях занять активную позицию, например, перенаправляя эти жалобы в прокуратуру, а не возвращая чаще всего гражданам с ответом, мол, это не наша тема. Поэтому неудивительно, что его руководителям нечего было сказать все эти годы общественности и журналистам.

Пиар на вертолете

Эколог Олег Перегон делится своим мнением:
— Что касается лесов, то за громкими заявлениями и яркими видео­кадрами новостей не стоит абсолютно ничего. Это фантик без конфеты. Начнем с того, что Харьковщина не является тем регионом, где больше всего вырубается лесов, поскольку у нас их по природным причинам и так мало. Причиной же скандала является спор двух претендентов на одну руководящую должность директора лесхоза. Но и эту проблему президент не решил, оставив ее правоохранительным органам и руководству лесного агентства. В итоге рубки как были, так и остались, ничего в лесном ведомстве не изменилось. Нет даже намека на реформы. А хотелось бы прежде всего, чтобы лесное ведомство было выведено из-под подчинения аграрному, ведь философия «посеять и собрать урожай» неприемлема для задачи по сохранению украинских лесов. Хотелось бы также видеть государственную программу по сохранению имеющихся и созданию новых защитных лесополос, площадь которых сокращается катастрофическими темпами. Но ничего этого нет. Только пиар на вертолете.
Что касается экологического департамента ОГА, то его уничтожение начали еще тогда, когда назначили руководителем человека, не имеющего экологического образования и опыта работы, переведя на эту должность чиновника из Днепра, ответственного за промышленность. Протесты экологических активистов Харьковщины по этому поводу и даже обращения суд были проигнорированы. Теперь без согласования со специалистами экологический департамент подчиняют жилкомхозу. А почему не оперному театру? Все это является недопустимым откатом от европейской интеграции Украины.

Татьяна Буряковская,
обозреватель

Читайте также
Другие материалы рубрики