Если земельная реформа не двигается, ее подталкивает… Европейский суд

09-07-2018

Недавно Европейский суд по правам человека вынес решение по делу «Зеленчук и Цицюра против Украины», указав, что абсолютный запрет на покупку и продажу земель сельско­хозяйственного назначения нарушает Европейскую конвенцию по правам человека.

Суд отметил, что ни одна другая страна, входящая в Совет Европы, не вводила такого запрета, и подчеркнул несоответствие подхода Украины к прекращению моратория.

Политический вердикт 
Для автора этих строк нет сомнений в том, что обращение в Европейский суд по правам человека — это блестящая лоббистская спецоперация тех, кто заинтересован в свободном рынке земли в Украине. В ходе процесса двое граждан обосновали, почему они несут убытки из-за того, что не могут распоряжаться земельными наделами. 
При этом решение носит  откровенно политический характер. Тем более что никакой материальной компенсации гражданам суд не присуждал, как это бывает в других случаях.
Суд постановил, что «украинское правительство должно принять законодательные меры для обеспечения необходимой справедливости баланса для владельцев сельскохозяйственных земель, хотя это не значит, что Украина должна немедленно ввести неограниченный рынок сельскохозяйственных угодий». 
И впервые я вижу текст, в котором суд сам себе слегка противоречит: «… если государство проявит необоснованную задержку в принятии необходимых мер, денежные выплаты могут стать гарантированными», — говорится в решении суда. То есть, не обязательно «немедленно», но «без необоснованных задержек», иначе накажем — в валюте.
Европейский суд отметил, что после падения Советского Союза Украина преимущественно раздавала сельскохозяйственные угодья людям, которые ранее работали в колхозах, но ввела временный запрет на продажу такой земли. «Правительство утверждало, что этот шаг помешает концентрации земли в руках нескольких людей, остановит обнищание жителей сельской местности и гарантирует, что земля и в дальнейшем будет обрабатываться. Однако суд установил, что государство не обеспечило справедливого баланса между общими интересами общества и имущественными правами заявителей», — информирует суд. 
В данном случае судьи недоумевают: зачем такие жесткие ограничительные меры? Разве свободный рынок земли был бы менее эффективными для достижения тех же целей? 
У меня такое ощущение, что я читаю не информационное сообщение о решении суда, а слушаю дебаты в европарламенте.

Следствия для людей и экономики
Сейчас участники проекта USAID «Агросільрозвиток» и консультанты Всемирного банка общаются в регионах с представителями местных громад и сельхозпроизводителями, объясняя важность свободного земельного рынка. Интересные цифры привел в Харькове консультант проекта Всемирного Банка «Поддержка прозрачного управления земельными ресурсами Украины»  Виталий Данкевич:
— На сегодняшний день под мораторием в Украине находится 40 млн гектаров.

то 94% всех сельскохозяйственных земель, или 66% всей территории Украины. Из них почти 70% гектаров принадлежат гражданам. Из-за моратория почти 7 млн. землевладельцев, то есть каждый 6-й украинец, лишены конституционного права распоряжаться своей землей. 
За время действия моратория более 1 млн. пайщиков не дожили до возможности управлять своей земельной собственностью, а часть из них даже не успела передать свою землю по наследству, и часть этой земли снова перешла, вместо семей умерших, в собственность государства.
Запрет полноценно распоряжаться землей из-за моратория мешает развитию агросектора, предоставлению кредитов для развития фермерства и долгосрочным инвестициям в развитие отрасли. Главное следствие моратория для владельцев паев, 2/3 которых сдают свою землю в аренду, — это несправедливая арендная плата за эти паи.
— Средняя площадь земельных участков, которые владельцы паев предоставляют в аренду, — 3,6 гектара. Владелец такого пая из-за заниженной цены аренды теряет ежегодно $600–700, то есть 13000 — 18000 грн, — подсчитал Виталий Данкевич.
Лишь в 2017 году владельцы паев потеряли из-за моратория суммарно 86,5 млрд грн. Для сравнения: в госбюджете на 2018 год заложено: 55 млрд грн на жилищно-коммунальные субсидии; 59,9 млрд грн на выплату помощи малообеспеченным и другим незащищенным слоям населения; 46,7 млрд грн составляет дорожный фонд.
Если говорить о кредитных ресурсах, которые можно привлечь под залог сельскохозяйственных земель, то в США этот показатель составляет $90 млрд. В условиях Украины, по мнению консультантов Всемирного банка, это могло бы быть $10 млрд в перерасчете на гектары. То есть, это тот ресурс, который мы утрачиваем и которого не хватает для развития аграрного сектора.

Рапс да рапс кругом
— Как следствие, арендаторы не заинтересованы инвестировать в многолетние культуры и животноводство, — продукцию с большей добавленной стоимостью, то есть такие, которые давали бы большую прибыль фермерам. В период с 2004 по 2012 год Украина потеряла до 43000 гектаров площадей многолетних культур. Это истощает украинские земли и уменьшает их плодородие, — обращает внимание консультант Всемирного банка Олег Нивьевский.
За последние годы показатель гумуса упал с 3,36% до 3,14%. Грунт с 2,4% гумуса черноземом уже не считается. Кроме того, количество деградированных почв в Украине, по разным данным, составляет от 20 до 40%, это означает, что Украина постепенно теряет свои черноземы.
Причину консультанты Всемирного банка видят в том, что арендаторы, не имея права собственности на земли, на которых они работают, не уверены и в том, что работать на этой земле будут долго. Предприятие, чтобы арендовать 100 гектаров, обязано заключить для этого в среднем до 30 договоров аренды, каждый раз с момента окончания действия договора подвергаясь риску, что кто-то из землевладельцев откажется договор продлевать.
Важно также, что мораторий не уберегает землю от незаконной купли-продажи, порождая теневые и коррупционные схемы фактической торговли землей. В частности, специальная антикоррупционная прокуратура (САП) и Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ) расследуют десятки уголовных производств по всей Украине относительно незаконной передачи тысяч гектаров государственных земель в частную собственность и по взяточничеству в этой сфере.

Кредиты для фермера
Консультанты Всемирного банка считают, что свободный рынок земли в Украине «невыгоден лишь неудачникам, неэффективным, балластовым предприятиям», потому что мораторий — это своеобразная субсидия. Она дает возможность использовать землю, не вкладывая ничего взамен. А успешным сельхозпроизводителям рынок земли только на руку. О том, что в результате свободного рыночного оборота земель сельскохозяйственного назначения в нашей стране возникнут гигантские земельные латифундии, своеобразный аналог промышленного «олигархата», написано немало. Не буду все повторять, но, отвечая на вопрос медиа-компании «Время», консультанты Всемирного банка объясняли в Харькове, что и малым сельхозпроизводителям земельный рынок должен быть выгоден. Потому что они работают на своей земле, в то время как агрохолдинги — на арендованной. И, работая на своей земле, фермеры с появлением рынка земли смогут использовать этот ресурс в полной мере, чтобы модернизировать производство, делать капитальные инвестиции. Но тут же консультанты согласились, что фермерам все же лучше объединяться, дабы защитить свои права и получить дополнительные возможности для развития и успешной конкуренции.
— Некоторые мелкие землевладельцы уже объединяются в кооперативы, чтобы сдавать землю в аренду на лучших основаниях. Поэтому рынок земли будет также способствовать кооперации фермерских хозяйств, — делает вывод Олег Нивьевский.
На ремарку-вопрос газеты «Время», что у латифундистов гораздо больше возможностей брать кредиты в банках под существующие высокие проценты, чем у фермеров и кооперативов, Олег Нивьевский сообщил, что планируется создание агент­ства по частичному возмещению кредитных ресурсов, что поможет маленьким фермерам конкурировать с крупными предприятиями. По его словам, в таком проекте будут участвовать международные доноры.

Елена Зеленина.

Читайте также
Другие материалы рубрики