Когда ребенок — яблоко раздора

11-09-2017

Бракоразводный процесс — дело весьма неприятное, но, к сожалению, все более распростра­ненное в нашем обществе. 
Если в распавшейся семье были дети, развод проходит еще сложнее и болезненнее. Ведь нужно поделить не только имущество, но самое главное — детей.

Во главе угла — интересы маленького человека
Хорошо, когда вопрос, с кем останется ребенок, родителям удалось решить полюбовно. А если нет? Тогда окончательное решение за судом. Чаще всего в спорных ситуациях украинские суды склоняются на сторону матери. При этом здесь играет роль не только (и не столько) законодательство Украины, сколько славянская ментальность: дескать, мама, которая девять месяцев вынашивала под сердцем свое дитя, ближе ему, чем отец. Да и в шестом принципе Декларации прав ребенка, принятой Генеральной ассамблеей ООН еще в 1959 году, записано: «Малолетний ребенок, кроме случаев, когда есть исключительные обстоятельства, не должен разлучаться со своей матерью». 
Однако совсем недавно Европейский суд по правам человека (ЕППЧ) раскритиковал такую практику отечественной Фемиды и в вопросе определения места проживания ребенка настаивает на презумпции равенства отца и матери. Как сообщили украинские СМИ, в Высшем специализированном суде европейские рекомендации оспаривать не будут, и якобы с 1 октября изменения вступят в силу. Согласно новым правилам распределения родительских прав на ребенка, суд станет учитывать материальное положение и психологическое состояние мамы и папы. При этом интересы ребенка должны быть в приоритете. В принятии решения, как и раньше, учитываются выводы органов опеки и попечительства о том, кто из родителей, на их взгляд, лучше справится с воспитанием ребенка. Поэтому на эту инстанцию возлагается большая ответственность.

Исключительные и не исключительные обстоятельства
— Ничего особо нового и сенсационного Европейский суд по правам человека в вопросе проживания ребенка после развода родителей не привнес, — считает харьковский адвокат Екатерина Калюжная. — Ведь согласно Семейному кодексу Украины отец и мать равны в воспитании ребенка. 
О том, что в равенстве папы и мамы в воспитании ребенка нет ничего нового и что эта норма уже давно закреплена в украинском законодательстве, говорит и Ирина Кушнир, представитель уполномоченного Верховной Рады по правам человека в Конституционном суде Украины. 
Поводом, почему ЕСПЧ обратил внимание на то, что наша Фемида отдает пальму первенства матери в воспитании ребенка, стало дело с зашифрованным названием «M. S. против Украины». Не вдаваясь в подробности судебного разбирательства, автор этих строк лишь отметит, что в основе дела — спор между родителями о месте проживания ребенка. В Украине суд определил, что ребенок будет жить с матерью. ЕСПЧ рассмотрел вопрос относительно «соответствия и достаточности» аргументов, предоставленных украинским судом, в решении определения места проживания ребенка. Как объяснила корреспонденту «Времени» Ирина Кушнир, ЕСПЧ зафиксировал нарушение нашими судами статьи 8 Конвенции по правам человека («Право на уважение к частной и семейной жизни»). 
Как сообщила Ирина Владимировна, один из судей ЕСПЧ в ходе обсуждения дела «M. S. против Украины» высказал такую мысль: «В связи с презумпцией в пользу матери национальные суды ограничили объем своего анализа, сосредоточившись исключительно на установлении отсутствия «исключительных обстоятельств» и не прибегая к анализу других «не исключительных» обстоятельств, которые могли бы быть решающими для обеспечения наилучших интересов ребенка. Применение презумпции, основанной на необязательной по своему характеру Декларации от 1959 года, было действительной причиной не проведения тщательного анализа на национальном уровне, в частности, рисков, связанных с безопасностью ребенка и стабильностью его среды в случае проживания с матерью. Эта презумпция с самого начала подорвала сбалансированный анализ ситуаций обоих родителей и, что важнее, наилучших интересов ребенка». 

Палка о двух концах, или Риски остаются
Однозначно сказать, что равенство матери и отца в установлении опеки над ребенком это хорошо или плохо, нельзя. Кто-то поддерживает такой подход, кто-то — нет. Например, одна моя знакомая почтенного возраста, сама успешно воспитавшая двоих детей, с радостью восприняла идею равенства родителей в определении места проживания ребенка. Мол, пусть и мужчины понимают свою ответственность за детей, а не взваливают полностью эту обязанность на женщин. 
Есть и те, кто говорит о рисках. Например, для безработных мам, которые раньше жили за счет своих экс-супругов. Это может быть поводом для суда лишить их возможности проживать с собственным ребенком. А как будет расцениваться органами опеки вполне возможное депрессивное состояние матери после развода? Вопросов остается много.
— Конечно, есть риск, — соглашается адвокат Екатерина Калюжная. — Но порой ребенку лучше с папой.
(От себя замечу, что яркая иллюстрация этой мысли – французский фильм «2+1» с Омаром Си в главной роли.)
Остается надеяться, что принцип презумпции равенства отца и матери на практике всегда будет действовать лишь в пользу ребенка и суд для принятия наи­лучшего решения тщательно изучит все обстоятельства. 
А самое лучшее для детей — никогда не стать яблоком раздора между мамой и папой, а жить вместе с ними в атмосфере любви и взаимоуважения. 

 

Галина КУШНИР.

Читайте также
Другие материалы рубрики