Концепция медреформы есть, но интрига остается

17-03-2017

О грядущей медицинской реформе мы уже привыкли говорить и думать со знаком минус. Возможно, надо отбросить тревожные  ожидания и понять общую концепцию, а также ее частности.

Михаил Черняк, заместитель  председателя ХОГА считает, что реформа — это живой процесс, начатый не вчера, и окончание его не произойдет завтра.
Медицинская реформа состоит из трех этапов, но акцент делается  пока на оказании первичной медицинской помощи. Первый этап должен был стартовать в январе 2017 года. Перенесен на 1 июля. Реформу второго уровня оказания медицинской помощи планируется начать в 2018 году. В 2019 году реформа должна будет заработать по оказанию медицинской помощи на третьем уровне. 
Александр Галацан, возглавлявший облздрав еще в те времена, когда реформа только начинала овладевать умами чиновников от медицины, рассказал журналистам о реформе вторичного звена медицинской помощи, уделив внимание  особенностям инфраструктуры:
– Можно сказать, что реформа проходит в Украине  не менее 10-ти лет. Наработки Харьковской области всегда отличались в части креативности, результативности, продуктивности, медицинской статистики. Именно 10 лет назад прозвучала тема одиннадцати госпитальных округов на Харьковщине. Тогда они назывались «функциональное объединение больниц». На самом деле — это одно и то же. Мы работали с британскими экспертами, которые вместе с нашими специалистами вывели предпочтительное количество округов для нашего региона: 10–12. Учитывалась география, погодные условия, износ автопарка «скорой помощи» и т.д. Из 12-ти округов Минздрав предлагал сделать восемь. В каждом округе должна была быть одна больница интенсивного лечения. Если объединялись, например, три района, то одна больница должна была взять на себя все виды услуг. Мы исходили от обратного, а именно: в каких учреждениях  нельзя делать больницы интенсивного лечения? Например, в акушерстве и гинекологии нельзя подвергать риску роженицу и ребенка, если в больнице происходят роды лишь раз в две-три  недели. Больницы не собирались закрывать, а предлагалось их использовать для больниц сестринского лечения, сделать хосписные отделения. Предполагалось открыть реабилитационные отделения. Такое было видение на этапе 2010–2011 годов. В 2014 году  в стенах Минрегион­строя впервые прозвучала концепция о том, что в Харьковской области должно быть всего лишь 4 округа. Главным критерием была экономическая целесообразность. Я, будучи экспертом профильного комитета ВР, лично общался с автором этой идеи. И тогда занял жесткую позицию: округа должны создаваться не ради отчета международным  организациям. Один из главных прин­ципов медицины — доступность. Не может быть только одна больница на территории округа. Директора департаментов меня поддержали. 30 ноября 2016 г. вышло постановление Кабмина, где сказано, что больниц интенсивного лечения должно быть не менее одной. То есть, может быть и больше. Но дискуссии продолжаются. Упорно Харьковской области предлагают создать всего четыре госпитальных округа. Притом эти округа сделаны искусственно. Представьте, Харьковскую область поделили с севера на юг и с востока на запад. Если так сделать, то мы реально не найдем ни одной больницы интенсивного лечения на территории этих округов. Парадокс. Поэтому продолжаем спорить с Министерством. Схема с четырьмя округами не может быть реализована. Мы построили иную схему госпитальных округов. 
И ещё раз заверяю: везде, где есть центральные районные больницы, в  том числе в Красном Куте, Люботине, они все останутся. Никто больниц в области закрывать не будет. Больниц интенсивного лечения первого уровня будет столько, сколько необходимо для  обеспечения доступности. Мы создавали операционные блоки, которые находятся на трассах (Валковская больница, Купянская, Изюмская центральная городская). Эти больницы принимают огромное количество людей, попавших в ДТП. Мы не будем менять людям маршруты обращения за первичной и вторичной медицинской помощью. Вся специализированная сеть третьего уровня сохраняется (третий уровень — высокотехнологичная медицинская помощь любой степени сложности. — Ред.). Она является ядром областной медицины. Она берет на себя самые сложные случаи. Если государство выделяет 1300 грн. в год на пациента, то 10% уходит на финансирование экстренной помощи, 26–30% — на первичную помощь, 40% — на вторичную, остальное — на областные специализированные учреждения, то есть на оказание помощи третьего уровня. Мы, заключив договор с доктором, добровольно привнесем  на счет поликлиники 240 грн. в год. Что может сделать доктор на эти день­ги? Протестировать самые простые анализы, измерить давление и не более. Должен быть дополнительный источник финансирования. Таковым станет областная программа  «Здоровье Слобожанщины», в которой будет раздел по поддержанию больниц первого и второго уровня. Госпитальные округа не будут объединять больницы фактически. Они все сохранят статус юридических лиц. Но могут изменяться профили. При правильной постановке вопроса, когда у нас будет много больниц интенсивного лечения первого уровня, несколько больниц второго уровня (мы говорим о Харьковской области), то сокращений  кадров не предвидится. Хотя тревога  и у медиков, и у людей остается. И это понятно.
Девизы озвучены. Осталось начать действовать

По мнению Виктории Милютиной, секретаря постоянной комиссии ХОГА  по вопросам здравоохранения, члена Харьковской экспертной группы поддержки медицинской реформы, депутата областного совета, подавляющее количество людей недовольно качеством оказываемой медицинской помощи.
– Таковых 80% населения. Существуют страшилки типа того, что больницы будут закрыты, начнут продавать государственные медучреждения, «вы будете лежать без сознания, а вам никто не поможет» и т.д. Такого, конечно же, не будет. Законодательно пациенты мощно защищены. Вся первичная и вторичная помощь будут бесплатными. Будет создан наблюдательный совет за госпитальным округом, куда будут входить члены громады.
Михаил Черняк под натиском  настойчивых вопросов журналистов о деталях реформы сказал: «У нас есть своя концепция, о которой мы  не хотели бы  пока говорить. Мы ее презентуем после согласования с общественностью, с профильными министерствами, с Кабмином. Надо сохранить всю сеть вторички, чтобы медучреждения сохранили свои маршруты и доступность. При любой нарезке округов ничего не изменится. А реальных перемен можно ожидать только при новой системе финансирования здравоохранения. Это произойдет не ранее 2018 года».
Концепция есть. Хотелось бы ознакомиться

Одним словом, вникнуть в нюансы реформы, так и не озвученные чиновниками, было бы любопытно и полезно. Как видим, до окончательного согласования с Киевом всех карт не раскрывают и сохраняют интригу. Из последних новостей, опубликованных на сайте МОЗ, сказано: «Министерство не участвует в процессе формирования медицинской инфраструктуры в регионах и предоставляет широкие полномочия местным громадам в этом вопросе».
Хватит ли у местных советов средств сохранить или тем более создать новые  современные больницы? Вряд ли. Какими будут договора между пациентом и врачом? Каковы права и обязанности сторон?  Каким будет окончательный перечень медуслуг, которые войдут в бесплатный гарантированный пакет? Вопросов много и все они в сегодняшней повестке дня.
На днях МОЗ вынесло на обсуждение гарантированный пакет первичной медицинской помощи. На секционных заседаниях у специалистов возникали те же вопросы, что и у простых украинцев, далеких от тонкостей реформирования: как  можно будет вызвать врача на дом? что делать, если заболел? что входит в конкретные обязанности семейного врача?
10 марта были утверждены требования для больниц 1 и 2 уровней. В настоящий момент продолжаются  обсуждения реформы на министерском уровне. 
Нина Спасская.

 

Читайте также
Другие материалы рубрики