Ковалевские — самый успешный род Слобожанщины

07-02-2019

Если внимательно читать историю нашего края, то на всех ее этапах можно обнаружить представителей рода Ковалевских. 

 

Пожалуй, ни одна другая дворянская семья Харьковской губернии не дала стольких успешных представителей. В этой статье невозможно перечислить всех видных Ковалевских, поэтому ограничусь лишь теми, без которых нашу историю просто невозможно представить.

Казацкая старшина
Исследователь рода Петр Евграфович Ковалевский (1901–1978) попытался отследить свою родословную от живших в районе Вильно православных шляхтичей Доленга-Ковалевских. «Ковалевские принадлежали к той части поместных владельцев, которые принесли с собой из Киевской Руси твердые традиции веры и национальности и готовы были защищать их до последней капли крови», — писал П. Е. Ковалевский. До начала XVII века он не упоминает имена своих предков и говорит лишь о том, что одна ветвь рода осталась на Виленщене, где ее часть все-таки ополячилась и окатоличилась. 
Первый упомянутый им Ковалевский — Симеон — переехал в Богуслав на Киевщине и участвовал в построении гетманского устройства. От него и ведется счет поколениям рода.
Сын основателя рода Иван Семенович был одним из ближайших соратников Богдана Хмельницкого, после клятвопреступления гетмана Выговского и при малолетстве Юрия Хмельницкого фактически управлял гетманскими делами. Он стал основоположником полтавской ветви рода.
Братья Ивана Семен и Григорий, а также сестра Евфалия отправились осваивать необжитые земли Слобожанщины и присягнули на верность царю Алексею Михайловичу. Семен Семенович основал поселение в Ольшанах (ныне Дергачевский район Харьковской области) и по праву считается первопредком харьковской ветви Ковалевских. Он погиб в 1682 году, обороняя свои владения от татарского набега. Его брат Григорий был харьковским осадчим, а сестра Евфалия вышла замуж за будущего харьковского полковника Григория Донца.
Три сына Семена Семеновича были сотниками в Харьковском полку: Василий — ольшанским, Яков — золочевским, а Михаил — люботинским. Василий Семенович участвовал в крымском походе князя В. В. Голицына. Умер в Ольшанах уже в царствование Анны Иоанновны. Его многочисленные наследники стали дворянами Харьковской губернии, а дочь Афанасия Васильевна — первой игуменьей Хорошевского монастыря после его восстановления по повелению царицы Елизаветы Петровны.
Потомство Михаила перешло в духовное сословие. 
«В 1770 году императрица Екатерина II пожаловала греческому полковнику Назару Александровичу Караджи, герою войны с Турцией, взявшему город Бухарест и поступившему в российское подданство, село Кручик недалеко от Харькова. Он прибыл на свою новую родину в 1771 году, принял фамилию Каразина и женился на Варваре Яковлевне Ковалевской (дочери золочевского сотника. — Д. Г.), женщине исключительных душевных качеств, начитанной и во всех отношениях выдающейся, которая после Евфалии Семеновны является второй замечательной представительницей рода. Варвара Яковлевна привлекла в Кручик культурных представителей Харьковского провинциального общества, сумела воспитать своего сына Василия и дать ему широкий круг интересов. Рано овдовев, она вышла замуж за своего кузена Андрея Ивановича Ковалевского и продолжала в Пан-Ивановке собирать образованных людей. В числе их был Григорий Саввич Сковорода, который подолгу гостил у Ковалевских, имел у них свою «кімнатку», где хранил все бумаги и «твори». У них же он окончил свои дни 29 октября 1794 года», — пишет П. Е. Ковалевский. 
Так переплелись судьбы Каразиных, Ковалевских и Сковороды. 
Брат Андрея, губернский предводитель дворянства и бригадир Петр Иванович Ковалевский вместе со своим родственником Каразиным был одним из инициаторов открытия Харьковского университета. 
В списке дворян губернии 1782 года мы обнаруживаем семь представителей рода Ковалевских, старейшим из которых был бывший ольшанский сотник, затем коллежский асессор Иван Яковлевич, отец Петра, Андрея и Максима Ковалевских. И, стало быть, прародитель героев и ученых.

Слава рода

Бригадир Петр Ковалевский умер в 1828 году и не мог порадоваться феноменальному успеху своих сыновей. Увы, ему довелось оплакать гибель на Бородинском поле третьего сына — 17-летнего Ильи. Старший же отпрыск — Евграф Петрович — дослужился до чина действительного тайного советника и в начале царствования Александра II занимал пост министра народного просвещения. Он участвовал в выработке и проведении крестьянской реформы. «Император Александр II пожаловал ему одну из 20 золотых наследственных медалей с надписью «благодарю», которая перешла теперь, по первородству, Петру Евграфовичу (младшему). Евграф Петрович был также одним из ближайших участников земской реформы и, по его настоянию, в обязанности земств было включено попечение о народном образовании. Он же подготовил план всеобщего обучения, который полвека спустя был проведен его внуком Евграфом Петровичем (младшим). Последние годы своей жизни он был президентом Императорского вольного экономического общества и начал работу над обширным этнографическим трудом о народах России. Е. П. Ковалевский так высоко ставил свое родовое имя, что когда в 50-летие его государственной деятельности в 1860 году ему был предложен графский титул, он категорически от него отказался, сказав, что последний ничего не прибавит к той фамилии, которую с честью носили его предки» — писал его правнук П. Е. Ковалевский.
Петр Петрович дослужился до чина генерал-лейтенанта. «Назначенный в 1843 году на Кавказ, он остается там 12 лет, командует частью Кавказской линии, а в войну 1854–1855 годов проводит вместе со своим кузеном, адмиралом Нахимовым подготовку Синопской операции русского флота. В 1855 году он берет Ахалцых, разбивает турок под Суфлисом и у Песняка, осаждает Ардаган и командует правым флангом действующей армии при осаде Карса. 17 сентября при штурме крепости генерал-лейтенант Ковалевский получает смертельную рану. Похоронен он у подножия Алагеза», — сообщает о брате своего прадеда Петр Евграфович.
Самым интересным представителем рода стал младший из шести братьев — Егор Петрович, выдающийся путешественник и дипломат. «В 1836 году он едет с первой миссией на Балканы к князю-владыке Черногорскому, с которым сразу сдружается. В следующем году мы застаем его вновь в Цетинье, где он одновременно производит геологические исследования и ведет дипломатические переговоры. Обстоятельства приводят к тому, что ему приходится не только стать во главе черногорских войск, защищающих свою страну, и нанести австрийцам поражение, но и скрепить договор своей семейной печатью. Дело вызывает дипломатический скандал: Австрия и русский канцлер Нессельроде требуют суда над Е. П. Ковалевским, но царь Николай I кладет на донесении резолюцию: «Капитан Ковалевский поступил как истинный русский». С этого времени Егор Петрович получает от императора ряд поручений, идущих часто вразрез, как в Азии, так и на Балканах, с политикой канцлера Нессельроде.
В 1839 году Е. П. Ковалевский посылается с миссией в Бухару, укрепляет по дороге Ак-Булак, участвует в экспедиции гр. Перевского, проникает затем в Афганистан и Индию и приготовляет всюду почву для усиления в Средней Азии русского влияния.
Два тома его «Странствователя по Суше и Морям» и «Записки о Черногории» не заключают, к сожалению, по цензурным причинам, всех эпизодов его путешествий.
В 1844 году он опять на Балканах, потом посылается в Египет по просьбе Магомет-Али для отыскания золота и истоков Нила, но и тут он исполняет ряд ответственных поручений. Он проникает в Абиссинию и, по возвращении, издает свое «Путешествие во внутреннюю Африку»
В 1849–1850 годах он дважды посылается в Пекин и заключает в 1851 году с Китаем Кульджинский трактат, по которому Россия получает значительные политические и экономические льготы. Кроме того, укрепляется положение русской православной миссии, устраиваются новые консульства и опорные пункты и открывается новая караванная дорога.
В войну 1853–1856 годов Егор Петрович сперва едет для ведения переговоров с Омер-пашой в Сербию и Черногорию, а потом участвует в военных действиях на Дунае и в Севастополе», — и это описание его родственника Петра Евграфовича далеко не полный послужной список генерала Егора Ковалевского.
О потомках Петра Ивановича можно рассказывать бесконечно. Однако прославленное на весь мир имя — внук его брата Максима, племянник братьев-генералов, академик Максим Максимович Ковалевский. О нем наша газета писала ранее
Сейчас в Харьковской области можно найти лишь потомков Ковалевских по женской линии.

Дмитрий Губин.

Читайте также
Другие материалы рубрики