Миллиард долларов за Антикоррупционный суд

11-06-2018

Верховная Рада большинством голосов приняла одно из самых долгожданных решений нынешнего политического сезона — законопроект об Антикор­рупционном суде. 

Этот закон — главное требование МВФ. Однако условия требования беспрецедентны, впервые за решение неэкономического характера нашей стране пригрозили отложить очередной кредитный транш, лишить макроэкономической помощи Евросоюза и закрыть возможности кредитоваться на внешних рынках. Посему принятие закона сопровождали не только правовые баталии, но даже политический шантаж. Да и сама категоричность требований международных институций иной раз была похожа на… подкуп.
Ведь 1 млрд. долларов от МВФ нам «дадут», только если будет принят закон об Антикоррупционном суде в соответствии с рекомендациями Венецианской комиссии, еще 7, 8 млрд. долларов — если будут предприняты следующие шаги и суд заработает.
В такой ситуации нашим политикам было понятно, что Высшему антикоррупционному суду — быть, поэтому последние несколько месяцев ушли на подготовку к «минимизации рисков». С начала дискуссий об Антикоррупционном суде и до последнего дня перед принятием законопроекта борьба велась за то, кто будет иметь решающее влияние на назначение антикоррупционных судей: судейские органы и их политические кураторы — или независимые международные эксперты. И, представьте себе, появилось 1927 поправок, которые парламент начал рассматривать во втором чтении законопроекта.

А вы, друзья, как ни садитесь…
Напомним читателям, что первый закон о самой необходимости создания Антикоррупционного суда был принят 2 июня 2016 года, и лишь спустя полтора года президент подал необходимый законопроект, еще полгода продолжалось его рассмотрение в парламенте.

Мнения о необходимости такого суда разделились. Одни юристы считают, что не обязательно создавать специализированный Антикоррупционный суд, ибо такие дела вполне могут рассматривать суды общей юрисдикции. Другие, наоборот, страстно отстаивали необходимость специализированного суда, мол, загруженные уголовными делами судьи обычных районных судов — с такими ответственными делами не справятся. Новым же судьям нарушать закон будет куда сложнее. Например, судей регулярно будут проверять на детекторе лжи. Причем проверки на полиграфе прописаны в законе. 
Третьи скептически улыбались: дескать, в Нигерии на взятке попался сам председатель Антикоррупционного суда. Известно также, что  в 20 наиболее зараженных мздоимством государствах созданы суды, которые специализируются на вопросах борьбы с коррупцией. И ни в одной из таких стран не улучшились показатели борьбы с коррупцией.
Так что нужного эффекта от данного решения может и не быть.
Специалист по антикоррупционному законодательству, партнер харьковской юридической фирмы ILF Алексей Харитонов считает, что парламентское большинство, которое проголосовало «за» Антикоррупционный суд, радостно бы голосовало «против», но было вынуждено принимать положительное решение. 
— Конечно, принятие такого закона — важный шаг для Украины, и за рубежом в первую минуту будут рады такой новости. Но когда текст закона переведут на английский, в МВФ, ЕС и США быстро поймут, что случилось: с помпой и демократическим пафосом снова создан бессильный консультативный орган, — констатирует юрист. 

А судьи — кто?

Аникоррупционный суд будет рассматривать: подозрения в совершения преступлений, прописанных в 191-й статье УКУ (присвоение и растрата имущества путем злоупотребления служебным положением), 262-й статье (похищение, присвоение оружия, боеприпасов путем злоупотребления служебным положением или мошенничества), 308-й (похищение наркотических веществ путем злоупотребления служебным положением), 210-й (нецелевое использование бюджетных средств), 364-й (злоупотребление властью), 354-й (подкуп) и другие.
Высший антикоррупционный суд будет заниматься исключительно делами коррупции, которые расследовало Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ). 
Решено, что судить украинских коррупционеров будут служители Фемиды не младше 35 лет, имеющие опыт работы в международных межправительственных организациях или судах и знание международных норм по борьбе с коррупцией.
Все остальные критерии — как и для обычных судей. Рассматривать на должность судей будут кандидатуры, которые соответствуют хотя бы одному из требований: стаж работы судьей от 5 лет, научная степень в сфере права и стаж работы как минимум 7 лет, опыт адвокатской работы от 7 лет. Ну и, разумеется, у судьи должна быть безупречная репутация и не должно быть судимостей.
Социологическое исследование, обнародованное Фондом «Демократические инициативы» 11 января 2018 года, показало, что почти половина украинцев доверяет формирование Антикоррупционного суда общественности и международным экспертам, тогда как лишь 10% — имеющимся органам отбора судей, и всего 6% — президенту.
А накануне послы стран «Большой семерки» в очередной раз подчеркнули, что совет международных экспертов должен играть главную роль в избрании судей Высшего антикоррупционного суда. 
В результате в законе об Антикоррупционном суде все же появился беспрецедентный рычаг для назначения независимых судей: решающую роль в отборе судей будут иметь международные эксперты. Кандидат, не поддержанный международными экспертами, будет выбывать из конкурса.
Как скоро заработает Антикоррупционный суд? Юристы говорят, что могут не успеть до новых выборов. А в социальных сетях граждане комментируют и веселятся: наверное, после выборов «сядут» все, кто их проиграл.

Елена Зеленина, спецкор

Читайте также
Другие материалы рубрики