Не спешите отход хоронить!

03-01-2018

«С 1 января украинцев обязали сортировать мусор» — подобными заголовками запестрели страницы СМИ в эти дни, хотя на самом деле такое обращение с отходами законодательство вменило нам в обязанность еще... пять лет назад.

Просто до сих пор за его нарушение не предусматривалось наказания.

Пять лет — как один день
Итак, с 1 января 2018 года вступили в силу изменения в Закон Украины «Об отходах» (напомним, сам закон был принят еще в 1998-м) и в Кодекс Украины «Об административных правонарушениях». Эти изменения говорят о том, что захоронение непереработанных (необработанных) бытовых отходов отныне является правонарушением, за которое предусматривается наказание от 20 до 80 необлагаемых налогом минимумов для граждан и от 50 до 100 — для должностных лиц и предпринимателей. 
Сам термин «обработка (переработка) отходов» закон трактует как осуществление технологических операций, связанных с изменением физических, химических или биологических свойств отходов с целью подготовки их к экологически безопасному хранению, перевозке, утилизации или удалению. Понятно, что для каждого вида отходов эти операции — свои. А потому проделать их с перемешанным мусором, который сейчас находится в наших баках, без его сортировки невозможно.
Эта поправка была принята специальным законом еще 2 октября 2012 года. Но, понимая, что быстро изменить философию обращения с отходами хозяйствующим субъектам будет сложно, законодатель дал пять лет, чтобы подготовиться. Однако чиновники и коммунальщики благополучно «прозевали» это драгоценное время, когда все мы должны были учиться сортировать отходы и налаживать систему их переработки: в абсолютном большинстве населенных пунктов (включая и Харьков) для раздельного сбора мусора не была подготовлена ни инфраструктура, ни население.
В результате вступление в силу совершенно рядовой в европейском понимании цивилизационной нормы застало Украину врасплох. Впрочем, похоже, что должностные лица, в чьи обязанности входит закапывать наш необработанный мусор, не слишком обеспокоены перспективой быть оштрафованными за нарушение закона, ведь мусорные баки из наших дворов никуда не исчезли, их содержимое по-прежнему будут вывозить на так называемые полигоны и свалки. Как коммунальные предприятия и владельцы свалок будут выходить из сложившейся ситуации, непонятно. Испугают ли их обещанные штрафы? Да и кто их будет взимать, если государственная экоинспекция сама уже который месяц находится в ожидании ликвидации? И не являемся ли все мы соучастниками нарушения закона, вынужденно выбрасывая свои бытовые отходы неотсортированными в общие контейнеры и, более того, оплачивая их захоронение?
Заметит ли вообще государство, что Закон «Об отходах» хронически не выполняется? Ведь правительством уже осуществлен следующий шаг — принята Национальная стратегия обращения с отходами до 2030 года. Это документ, который анализирует проблемы, связанные с отходами, и предлагает довольно логичные пути их решения, основанные на требованиях соответствующих директив соглашения об ассоциации с ЕС.
В основе этих нормативных актов лежит 5-ступенчатая иерархия обращения с отходами. При этом пятой, наивысшей ступенью является предотвращение возникновения отходов как таковых — то, к чему мы должны стремиться.
С применением этого подхода многие отходы становятся сырьем для производства различных товаров и услуг, удобрением для полей или строительным материалом для мощения дорог. Таким образом, лишь самый минимум (всего несколько процентов, а то и доли процента) попадает на полигоны для захоронения. И цивилизованные страны соревнуются сегодня в том, кто глубже проведет переработку и оставит для свалки меньший процент образующихся отходов. Украина в этом соревновании даже не на старте, ведь в нашей стране на свалки отправляются до 95% отходов. Учитывая, что каждый из нас, согласно официально принятым нормам, «производит» по 300–350 кг ТБО в год, мы уверенно движемся к мусорному коллапсу.

Сдавать бутылки — экологично
Этапы Национальной стратегии обращения с отходами предусматривают переход на экономику так называемого замкнутого цикла, которая заключается в том, чтобы отбирать из мусора как можно больше вторсырья и перерабатывать его для получения новой продукции вместо того, чтобы отправлять его гнить на свалке сотни лет. Например, пластиковые бутылки должны перерабатываться в другие пластиковые изделия, стеклянная тара — использоваться повторно (как это было в советские времена) либо же сдаваться на переплавку и т. д. Но, понятно, что если в стране не налажен нормальный сбор вторсырья (в лучшем случае он имеет вид каких-то неопрятных будок и сараев, к которым не всякий гражданин решится подойти), то эта система будет продолжать буксовать и дальше. 
Поэтому Стратегией предусмотрено такое понятие, как организация расширенной ответственности производства. Что это такое? Почти вся продукция сейчас отпускается потребителю в упаковке, причем — одноразовой. В этом смысле мы сильно проигрываем себе самим периода, скажем, 1970-х годов, когда для сыпучих продуктов продавцы вертели кульки из бумаги, в нее же заворачивали масло и колбасу, любые напитки продавались в стеклянных бутылках, которые гарантированно принимались обратно даже в магазинах самых отдаленных сел, ну а пластиковая упаковка вообще была заморской редкостью. Теперь же, приходя из магазина и разбирая покупки, мы выбрасываем в мусор хотя бы несколько пакетов. Туда же отправляются упаковки из-под соков, майонеза, соусов, сметаны и даже стеклянные бутылки, поскольку в пунктах приема стеклотары берут далеко не все. Стратегия предлагает создать в государстве такие условия, когда сам производитель продукции должен быть заинтересован в том, чтобы его тара и упаковка возвращались к нему снова.
В Эстонии этот вопрос решили, уравняв в цене тару всех видов. Раньше, когда, к примеру, пластиковую тару принимали по 8 центов, а металлическую по 2, все стремились сдавать ту, которая дороже, а дешевую нередко просто выбрасывали. Когда и стеклянную, и жестяную, и пластиковую упаковку стали принимать по 10 центов, вся она стала популярной с точки зрения сдачи на переработку. Эта цена закладывается производителем в цену самого товара, и потребитель знает, что гарантированно может вернуть себе эти деньги, если сдаст тару. Словом, новое — это хорошо забытое старое.
...Чтобы к 2030 году использовать свои отходы с максимально полезной отдачей, мы должны начать учиться этому уже сейчас, ведь осталось всего 12 лет. Однако не исключено, что власти предпочтут провести это время в таком же бездействии, как и предыдущие 5 лет, а к концу этого срока примутся убеждать нас, что «мы еще не готовы», «это невозможно» и т. д.
Определенный оптимизм вселяет только то, что экопросвещением населения активно занялись общественные организации. Активисты проводят лекции, рассказывая слушателям о европейском опыте обращения с отходами, объясняя всем желающим, что собой представляет та или иная упаковка, перерабатывается она или нет и т. п., ищут переработчиков, которые готовы принимать от населения те или иные виды вторсырья, организовывают передвижные пункты приема, чтобы сознательным гражданам было проще сдать свои отходы в переработку. Много таких мероприятий проходит и в Харькове. Мы будем рассказывать о них читателям «Времени», чтобы по возможности изменить отношение к отходам хотя бы части населения. Вспомним, ведь еще 80–90 лет назад далеко не все люди понимали, например, необходимость мытья рук перед едой. Чтобы убедить их в этом, проводились целые информационные кампании, для которых Маяковский сочинял стихи и рисовал плакаты. Сегодня мало кому придет в голову садиться за стол с грязными руками, равно как и, например, курить в квартире или пить некипяченую воду из-под крана. Мы понимаем, что это вредно для здоровья. Точно так же мы должны осознавать, что свалки — это, в конечном итоге, вред для нашего же здоровья и здоровья наших потомков.
Татьяна Буряковская.

 

Читайте также
Другие материалы рубрики