О чем молчит Харьков? — интересовался Центр Карнеги Европа

08-10-2018

Харьков на воображаемой евроинтеграционной карте Украины — город, сочетающий порой взаимоисключающие явления. Это и динамичный город с университетами и украинской интеллектуальной традицией, и одновременно — постсоветский, индустриальный. Вместе с тем это наиболее евроскептически настроенный город Украины после Северодонецка и Мариуполя. 

 

Поддержка евроинтеграции в Харьковской области осталась неизменной по сравнению с довоенным временем — в 2013 году опросы показали аналогичное количество сторонников вступления Украины в ЕС, как и в 2017-м.
При этом конфликт с Россией и уменьшение пророссийских настроений по сравнению с 2013 годом не привели к увеличению сторонников евроинтеграции, теперь опросы фиксируют больше тех респондентов, кто не может дать ответ на вопрос об интеграционных приоритетах страны. Таких сейчас около трети. И это очень много.
Об этом шла речь в ходе дискуссии в Украинском кризисном медиа-центре в Киеве на тему: «Безопасность и евроинтеграция на востоке Украины: харьковское измерение». Своеобразный «мозговой штурм» с целью выяснить настроения Харькова предприняли влиятельный американский аналитический Центр Carnegie Europe (Карнеги Европа, с центром в Брюсселе) и молодые исследователи из центра «Новая Европа» (Украина). 
В рамках дискуссии состоялась презентация исследований Центра Carnegie Europe «Восток Украины: адаптация и выживание» и Центра «Новая Европа» «О чем молчит Харьков? Евроинтеграционный срез Харьковщины».

Не отправить страну в Европу, а Европу привести сюда
Как пояснил ведущий аналитик центра Carnegie Europe Томас де Ваал, и европейские институции, и дипломатические представительства интересуются не только общественным настроением в Киеве, но и в регионах. Однако исследователей в случае с Харьковом весьма впечатлил высокий уровень «молчания» (неопределившихся респондентов) в Харькове. По некоторым вопросам опция неопределенности достигала 60%.
В чем причина: в недоверии к тем, кто проводит опрос, или в опасениях, что открыто высказанное мнение может не соответствовать доминирующей позиции СМИ и даже вызвать осуждение окружающих?
— Мы допускаем, что эта неопределенность на самом деле является нежеланием высказывать свое мнение. Что интересно: когда социологи ставили вопрос более глубоко, к примеру, как бы вы проголосовали, если бы в стране состоялся референдум о вступлении в Евросоюз, да или нет? — в Харькове все же доминирует ответ «нет» — таких людей почти половина, — отметила Екатерина Зарембо, заместитель директора Центра «Новая Европа».
— Восток Украины и Харьковщина не особо отличаются от остальных регионов страны, они являются отражением общих проблем, которые существуют в государстве. Это — нарушение прав человека, незавершенные судебные процессы со времен Евромайдана, политическое влияние на судебную власть, коррупция, торможение реформ, — добавила Наталья Шаповалова, аналитик Центра Carnegie Europe. 
— Эти проблемы заметно тормозят перспективы усиления проевропейских настроений у жителей региона, — продолжает Екатерина Зарембо. — Люди стремятся к улучшению стандартов жизни и хотят, чтобы они достигли европейского уровня в стране и в регионе, где они живут. Для них важны медицина, образование, качество транспортной инфраструктуры и рабочие места. Если бы они увидели положительные изменения, это для харьковчан означало бы движение Украины в сторону европейской интеграции.
Невозможно не признать, что харьковчане разочарованы не в ЕС как таковом, а в тех, кто призван внедрять европейскую интеграцию, если считать евроинтеграцию синонимом государственного строительства.

Констатации и сетования
Экономической проблематике посвящена отдельная глава в отчетной статье Натальи Шаповаловой и внештатного аналитика Carnegie Europe Балаша Ярабика по итогам исследования, опубликованной на сайте Центра Carnegie Europe на английском языке «How Eastern Ukraine Is Adapting and Surviving: The Case of Kharkiv».
Дескать, несмотря на общие недостатки управления, экономика Харькова достаточно хорошо себя зарекомендовала. Исторически сложилось так, что Харьков был известен как промышленный регион, занимающийся машиностроением, добычей углеводородов и производством энергии, а также производством химической продукции, фармацевтических препаратов, продуктов питания, напитков и табака.
С 1990-х годов промышленное производство находится в упадке. Между тем сектор финансов и услуг в регионе быстро развивается. В результате региональная экономика в настоящее время состоит из сочетания отраслей сферы услуг, расположенных в городе, с промышленными мощностями в Харькове и нескольких других периферийных городах области. В регионе также имеются обширный аграрный сектор и месторождения природного газа.
Как отмечают аналитики, экономическое разнообразие имеет жизненно важное значение для способности региона быстро адаптироваться и быстро восстановиться после вызванного конфликтом кризиса 2014 года. Экономический спад поразил Харьковскую область, третью по величине региональную экономику Украины после Киева и Днепра, в меньшей степени, чем это произошло в стране в целом. Валовой региональный продукт в Харькове в 2014 году сократился на 2,1% и на 9,1% в 2015 году.
К 2016 году в Харькове уже появились признаки выздоровления. Государственные закупочные контракты после 2014 года вызвали некоторое оживление. Харьковская область также содержит второе по величине (после Киева) количество оборонных предприятий (18), в том числе Завод имени Малышева и Харьковское конструкторское бюро по машиностроению имени Морозова.
Кроме того, некоторые крупные предприятия в Харькове успешно переориентировали свою продукцию на новые рынки, что они начали делать еще до конфликта с Россией. По сравнению с остальной частью страны экономический подъем Харькова оказал положительное влияние на уровень жизни. В Харькове официально самый низкий уровень безработицы в Украине — 6%. Средняя зарплата в Харькове растет, хотя (и этот парадокс уже отмечала медиа-компания «Время») более медленными темпами по сравнению с остальной частью страны.
«Однако экономическое возрождение региона имеет свои пределы, — говорится в отчете, — поскольку 41% домохозяйств по-прежнему получают субсидии на коммунальные платежи, а заработная плата растет из-за нехватки рабочей силы, вызванной миграцией, и недостаточной адаптацией учебных заведений к потребностям рынка». 
Не остались незамеченными гостями из Carnegie Europe многочисленные объявления в метро, приглашающие наших работников в Польшу и Чехию.
«Хотя университеты Харькова выпускают тысячи ИТ-специалистов в год, утечка мозгов стала острой проблемой. В отличие от менее квалифицированных трудовых мигрантов, многие ИТ-специалисты склонны покидать страну, чтобы обеспечить лучшее и более мирное будущее для своих семей, и они руководствуются не только финансовыми стимулами. Пример Харькова показывает, что восстановления экономики и относительной безопасности недостаточно, чтобы удержать высококвалифицированных рабочих и специалистов в Украине, которая имеет одну из самых быстро сокращающихся популяций в мире».
В ходе дискуссии также прозвучали сетования с явным оттенком обиды. Мол, созданию Центров административных услуг в Харькове «способствовали США», на новые станции метро субсидирует Европейский банк реконструкции и развития, а лавры и поддержка харьковчан достаются местной власти. Судя по опросу, граждане не связывают эти положительные явления с евроинтеграцией.
Невольно улыбаюсь: господа, а стали бы давать в долг огромные деньги… неудачникам, не способным реализовать вышеупомянутые замечательные проекты?

Елена Зеленина.

Читайте также
Другие материалы рубрики
Общество 08-10-2018

На нейтральной полосе

6 октября на пограничном пункте пропуска «Гоптовка» харьковские поисковики передали останки двух красноармейцев, погибших на Слобожанщине, коллегам из РФ