Оказание помощи — главное, остальное — вторично

29-06-2016


В ближайшее время Министерство здравоохранения Украины намерено разрешить посещение пациентов, находящихся в реанимациях.
Соответствующий проект приказа «Об утверждении Порядка допуска посетителей к пациентам, которые находятся на стационарном лечении в отделении интенсивной терапии» подписал и. о. министра здравоохранения Виктор Шафранский. Сейчас документ проходит государственную регистрацию в Мин­юсте.
Как только приказ вступит в силу, все без исключения лечебные учреждения — государственные и частные — будут обязаны допускать к пациентам, находящимся в реанимации, посетителей (не только членов семьи, но и близких людей) 24 часа в сутки в любой день недели. Но одновременно в палате возле одного больного смогут находиться не более двух визитеров (исключения возможны только по решению дежурного врача). Родственников, которые находятся с пациентом большую часть времени, смогут привлекать для ухода за ним. Мамам или другим членам семьи можно находиться в медучреждении, если в стационаре лечатся дети младше 6 лет. Можно находиться рядом и с тяжелобольными детьми старше 6 лет, если те, по мнению врачей, нуждаются в материнском уходе. Родителю или опекуну при этом должно быть обеспечено бесплатное питание и условия для проживания. 

Приказы не нужны

Отделение интенсивной терапии (ОИТ) — это специализированное подразделение больницы, где тяжелобольным пациентам оказывается «всесторонняя и непрерывная медицинская помощь». Никакие приказы МОЗ здесь не нужны — одному из посетителей разрешается находиться у постели пациента в ОИТ без всяких временных ограничений. Впрочем, как оказалось, в Украине вообще нет закона, запрещающего визиты посетителей к больным. Но при этом посетители должны относиться с уважением к приватности и спокойствию пациентов, соблюдать санитарно-противоэпидемический режим (в т.ч. мыть руки антисептическим средством, быть в сменной обуви и чистой домашней одежде). Не разрешается заходить в другие палаты или вмешиваться в вопросы, связанные с состоянием здоровья пациентов, вмешиваться в работу оборудования ОИТ и т.п. Посетители обязаны воздерживаться от посещения пациента, если у них наблюдаются проявления инфекционных заболеваний или они недавно имели контакт с носителем инфекционного заболевания, которое может создать угрозу для здоровья пациентов ОИТ. При наличии сомнений до посещения пациента следует на эту тему проконсультироваться с врачом. Посетители не допускаются в ОИТ в случае острых проявлений инфекционных заболеваний, в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. При необходимости проведения в палате неотложных действий медицинского характера медицинские работники могут попросить посетителей временно оставить палату ОИТ. И такое требование медицинского работника является обязательным к исполнению. 
Что касается специального регулирования или исключений для реанимационных отделений наше законодательство их не содержит. Хотя на практике решение о допуске родственников и других посетителей в реанимацию может приниматься на уровне главного врача или заведующего отделением. Причем, в 99 проц. случаев им отказывают. Основанием для запрета служат «санитарные нормы» или «внутренние приказы». (Которые «при определенных условиях» можно обойти). При этом в большинстве стран мира доступ в реанимации для посетителей открыт. В лечебных учреждениях США, Израиля и многих других государств родственники считаются частью команды по уходу за пациентом, а не посетителями, поэтому часы их визитов не ограничиваются. А иногда, в зависимости от возможностей клиники, родственникам обеспечивают даже спальные места в палатах. С другой стороны, во многих зарубежных клиниках предусматривают ширмы между кроватями пациентов и составляют для родственников четкие графики посещений. 

Везде нужно мыть руки
Далеко не всегда можно присутствовать в зарубежных реанимациях круглосуточно. Так, в руководстве-инструкции для родителей американских отделений интенсивной терапии для новорожденных (NICU) отмечается, что «24-часовое пребывание в реанимации нежелательно». Хотя посещение таких отделений разрешено в любое время суток и не лимитируется. При этом в ОИТ больниц США практически везде нужно мыть руки — всюду есть дезинфекторы. Возле ребенка можно находиться сколько угодно, кроме как, если идет какая-то серьезная операция или процедура у кого-либо в палате. Подобные правила существуют в клиниках Западной Европы. Открыты реанимации и в Израиле.
— К нам в отделение вход свободен примерно с 2008 года, — говорит заведующий отделением кардиохирургии и неотложной кардиологии харьковского Института общей и неотложной хирургии им. В. Т. Зайцева НАМН Украины Игорь Поливенок. — Зачем нужен для этого приказ? В конце концов, существует ст. 287 Гражданского кодекса Украины, в соответствии с ней человек, который находится на стационарном лечении в учреждении здравоохранения, имеет право на допуск к нему других медицинских работников, членов семьи, опекуна, попечителя, нотариуса и адвоката. А в статье 64 Основ законодательства Украины о здравоохранении сказано, что при стационарном лечении детей до шести лет (или старше — в случае тяжелой болезни) членам семьи предоставляется возможность находиться с ребенком в больнице. Причем, даже с обеспечением условий проживания… Но все это еще не означает, что ОИТ больниц — проходной двор. Существует разный уровень доступа. Кодовые замки везде. Просто так с улицы не зайдешь…
В то же время мифом считаются истории про инфекции с улицы. Кстати, и сами врачи, как правило, ходят между отделениями, не переодеваясь. А некоторые из них выходят на улицу покурить. Предполагается, что самое главное здесь — обработка рук перед соприкосновением с пациентом. Все остальные инфекции извне убиваются растворами и кварцеванием. Опасность пациенту могут принести как раз госпитальные инфекции. А посетители крайне редко бывают переносчиками внутрибольничных инфекций, в отличие от медперсонала. Сами же госпитальные инфекции чаще всего резистентны к антибиотикам и попадают в организм человека через пыль, воду, продукты питания, мед­оборудование и инструменты. И все же, пока что в Украине единицы больниц с открытыми реанимациями. 
Нужно также учесть, что врачи в нашей стране не привыкли объяснять каждый свой шаг, как это делают, к примеру, в тех же Штатах. А родственники обязательно будут задавать вопросы врачам. Более того, они имеют на это право. Хотя бывают ситуации, когда близкие люди могут только препятствовать процессу лечения. (В том числе и физически). Объективно оценить состояние больного и то, что ему необходимо, может только врач. Да и сам процесс лечения — это борьба за жизнь пациента, которая часто ограничена во времени. Здесь просто нельзя отвлекаться на родителей и родственников. 

Вас не обманут?

— Лично я считаю, что лучше всего, когда больной и его родственник общаются по телефону, — отмечает заведующий отделением интенсивной терапии Харьковской городской поликлиники №8 Николай Дьолог. — У нас в больнице такие телефоны есть. Поговорили — отдаешь их назад. А вот свободного прохода в реанимацию нет. Тем более что здесь еще несколько людей, кроме медперсонала, просто не поместится. И вообще, наша реанимация работает по ургенту. Оказание помощи — главное, остальное вторично…
С врачей никто не снимает организацию медпроцесса. Появление в реанимации (в любое время) посетителей никем и ничем не может быть предусмотрено. Хотя, к сожалению, зачастую родителей «срывает» именно в реанимациях. Их неумение держать себя в руках — одна из основных и небезосновательных претензий врачей, так как лишними эмоциями родственники могут навредить и себе, и больному. 
Кстати, наиболее подозрительные родственники больных предполагают, что их могут обмануть, если они не проконтролируют, давали или нет купленные ими дорогостоящие лекарства. (Здесь один из моих знакомых сравнил ситуацию с проблемами на СТО. Где никто не узнает, поставил ли механик, к примеру, новую или старую шаровую опору). А еще никто не проконтролирует, насколько быстро и качественно пациенту оказывают помощь, как за ним ухаживают. Бесспорно, все люди разные. Нельзя всех стричь под одну гребенку. И администрация больницы может не пускать родственников в реанимацию в том случае, если в отделении недостаточно для этого места, а в небольших палатах лежит сразу несколько пациентов. Родственники не должны нарушать покой и приватность других людей. 
Отметим, что будущий приказ распространяется только на отделения интенсивной терапии. Если же на палате сменить табличку, то формально она уже не подпадает под действие документа. 

Аркадий ГЕНКИН.
 

Читайте также
Другие материалы рубрики