Отношение к отходам как элемент европейской культуры

05-03-2018

Инициатор общественной инициативы по цивилизован­ному обращению с отходами «Kharkiv Zero Waste: кампания за ресайклинг» Анна Прокаева побывала в нескольких странах Евросоюза и познакомилась с применяемыми там системами сбора и переработки бытовых отходов.

«Похороны» мусора — не выход
О своих впечатлениях Анна рассказала слушателям эколекции, которая прошла на днях в «Книгарні «Є». 
«Международный опыт: культура обращения с отходами» — это название было выбрано для лекции не случайно. В тех странах, где граждане умеют отличать мусор от вторсырья, обращение с отходами действительно является элементом национальной культуры — наряду со здоровым образом жизни, соблюдением правил дорожного движения, уплатой налогов и т. д. Ведь все это так или иначе отражается на качестве жизни каждого человека и общества в целом.
Сегодня в Украине перерабатывается только 3% бытовых отходов, еще почти столько же сжигается, остальное — более 94% — отправляется на захоронение, отравляя почву, грунтовые воды и воздух. С такими показателями стыдно идти в Европу, где перерабатывается в среднем почти половина отходов, производимых населением, еще четверть сжигается, и столько же захоранивается. В числе лучших — опыт Швеции, которая перерабатывает половину бытовых отходов, а оставшийся мусор почти весь сжигает. Шведы захоранивают на полигонах менее 1% отходов. В Польше для выработки тепла путем сжигания пока используется только 13% бытовых отходов. Но на переработку отправляется уже немало — 42%. Примерно столько же мусора не находит применения и отправляется на полигоны ТБО.
— В Польше до сих пор бытовые отходы сортировались только на две фракции — сухую и мокрую, — объясняет Анна Прокаева. — В этом году страна переходит на сортировку отходов по 4 видам, такое обязательство у нее перед ЕС. А вообще в Европе действуют стандарты, которые побуждают к уменьшению количества отходов, подвергаемых захоронению. Там ставят цель к 2020 году свести применение этого метода к минимуму.
Чтобы как можно больше отходов получило шанс стать вторсырьем, в государстве должны действовать правила, которые делали бы выгодной для всех и сортировку отходов, и их прием на переработку. В Украине эта сфера пока никем не регулируется. Поэтому и возможны такие ситуации, когда вместо ответственного переработчика люминесцентных ламп организации сдают их самозванцам, которые берут за переработку вдвое меньше. Но, получив деньги, иные из них просто сваливают опасный груз где-нибудь на лесной опушке.
— В Люблине для сбора электроотходов и бытовой техники местным самоуправлением и корпорациями-переработчиками устанавливаются специальные контейнеры и открытые площадки, куда в любой день можно принести в том числе люминесцентные лампы и батарейки, — рассказывает Анна. — Сборщики активно сотрудничают со школами, применяя систему поощрения: за определенное количество сданных отходов можно получить подарок. Это могут быть компьютеры, интерактивные доски и т. п. Принятые отходы сортируют, измельчают по отдельности и продают переработчикам. Но, например, пласт­массовые корпуса от крупногабаритной техники перерабатывать и продавать невыгодно — сегодня проще получить этот материал из дешевой нефти.

Режим тишины для стеклобоя
— Сортирование мусора в странах ЕС начинается с жилого дома, — продолжает Анна. — Наиболее тщательный подход к сортировке налажен в Германии. На кухнях немцев под мойками можно увидеть тумбочки с 4 контейнерами для разных отходов. Это лучший вариант сортировки, который позволяет получать чистое вторсырье. Если у нас такая система еще воспринимается как неудобная, то жители Германии этот этап в своем сознании уже прошли. В их понимании отсортированные отходы это уже не мусор, а ресурс для переработки. Такой подход без сопротивления принимают и наши бывшие сограждане, которые раньше и представить не могли, что будут сортировать свой мусор. В общественных местах европейских городов стоят большие антивандальные баки, похожие на колокольчики, в них собираются разные виды отходов. В Германии даже стекло собирают раздельно — в зависимости от цвета. Причем выбрасывать его в контейнеры можно только в определенное время суток — чтобы не побеспокоить шумом население ближайших домов! 
Зачастую европейские предприятия, задействованные в сборе и сортировке бытовых отходов, принимают для себя определенные правила корпоративной этики. 
— Шведская корпорация, работающая в Таллинне, зарабатывает деньги на продаже вторсырья, полученного после сортировки отходов, — отмечает Анна Прокаева. — Но при этом она отказывается продавать железо в Китай, потому что китайцы хотя и платят дороже, не говорят, для чего они будут использовать это сырье. Корпорация готова недополучить часть своей прибыли, лишь бы не быть причастной (пусть даже и косвенно) к изготовлению, например, оружия. Крупные переработчики отходов также активно занимаются просвещением населения, объясняя, как сортировать отходы, чтобы уменьшить затраты на вывоз мусора, помогают подобрать контейнеры в зависимости от размеров домовладения.
В Эстонии налажена система сбора качественной тары у населения. Чтобы мотивировать людей сдавать стеклянные бутылки, действует система «депозит». Покупая пиво или другой напиток, человек платит на 10 евроцентов дороже, но он гарантированно может вернуть эту сумму, сдав пустую бутылку в специальный таромат. А производитель напитка благодаря этому получает обратно свою тару. Такая система действует и в Литве.
— Переработчики бытовых отходов стараются придумывать новые способы для применения полученного сырья, — продолжает Анна. — В Эстонии из собранного пластика делают многоразовую посуду для массовых мероприятий. Есть даже такой бизнес: фирма предоставляет организаторам праздников и фестивалей пластиковую посуду, а потом собирает ее и моет. Посуда рассчитана минимум на 80 моек. Благодаря этому удается существенно уменьшить количество мусора, остающегося после многолюдных мероприятий, ведь значительную его часть обычно составляет одноразовая посуда. В Эстонии стараются найти применение и стеклобою: его добавляют в бетон и делают стройматериалы. А автомобильные по­крышки перерабатывают в покрытия для детских площадок, а также для заводов, потому что там действуют нормы, обязывающие уменьшать нагрузку на ноги работающего человека, в том числе и с помощью пружинящих напольных покрытий.

«Кремация» отходов под сомнением
Как и в других странах ЕС, в Литве существуют нормы на то количество отходов, которое каждый человек может сдать в течение года на переработку бесплатно: 20 кг пластика, 4 покрышки, 250 кг мебели, 40 кг стекла, 250 кг стройматериалов, 40 кг текстиля и т. д. За каждый килограмм, превышающий норму, нужно платить по определенному тарифу. В Вильнюсе по инициативе органов местного самоуправления организованы открытые площадки для сбора некоторых видов отходов. Туда можно бесплатно привезти определенное количество бытовой техники, мебель, строительные отходы, аккумуляторы и т. п. На таких «мусорках» нередко попадаются хорошие вещи, просто ставшие кому-то ненужными. Их могут взять себе другие люди. 
В то же время в Вильнюсе отходы, не подлежащие переработке (их называют RDF-топливом), захоранивают на полигоне, потому что сжигать такой мусор пока негде.
— Я посетила мусоросортировочный завод, где из общей массы бытовых отходов сотрудники вручную отбирают с конвейерной ленты сырье, пригодное для переработки, — рассказывает Анна. — Духота и запах смеси отходов показались мне невыносимыми. Кроме того, что условия такого труда довольно сложные, его эффективность очень мала: из общей массы смешанных отходов лишь 6% пригодны к переработке. Остальное идет в основном на захоронение. Эту технологию сейчас хотят применить в Харькове и во Львове, но общественные эксперты выступают против. Лучше всего сортировать отходы сразу в квартире, тогда они остаются чистыми.
Тем временем в Риге органические отходы активно применяют для производства биогаза. Там уже начинают использовать технологии, ускоряющие брожение органики и позволяющие получать газ быстрее. Полученное топливо идет на обогрев жилого района, а также теплиц. Интересно, что в этих теплицах выращиваются помидоры одного из украинских сортов. У покупателей они пользуются большим спросом, я сама убедилась, что купить их в супермаркетах очень сложно.
Несмотря на то, что в Европе перерабатывается довольно значительная часть отходов, там продолжают работать над уменьшением «сухого остатка». Так, Европейская комиссия сегодня пересматривает подход к сжиганию мусора и задается вопросом: целесообразно ли считать этот метод переработкой? Насколько это этично, учитывая наличие возобновляемых источников энергии? Поэтому никуда не годному мусору тоже пытаются найти применение. 
— В Литве и Эстонии я видела цеха, где из очень загрязненного полиэтилена делают плиты для напольных покрытий, но пока это экспериментальное производство, — говорит Анна. — Из старых пивных палаток и другого непригодного текстиля изготавливают сумки, набивку для мягкой мебели. Но рано или поздно такие товары тоже изнашиваются и надо снова придумывать, что с ними делать. Поэтому наиболее развитые в отношении обращения с отходами страны уже пришли к пониманию того, что единственно правильный путь — это изначальное уменьшение потребительских аппетитов человека. В Швеции уже появилась социальная реклама, призывающая людей покупать... дорогие и качественные вещи. Такие приобретения мы обычно бережем и долго ими пользуемся. А то, что досталось по дешевке, без сожаления выбрасываем, приближая тем самым мусорный коллапс.
Татьяна 
Буряковская.

Читайте также
Другие материалы рубрики
Общество 05-03-2018

В Европу с ERASMUS+

Наверное, ERASMUS — это сегодня самое распространённое слово в образовательном университетском мире...