Пить или не пить?

06-06-2016

В последнее время в вопросах, касающихся качества питьевой воды, в Украине все чаще используются европейские принципы, которыми четко определено, сколько и какой воды человеку должно гарантировать государство, дабы он мог безопасно удовлетворить свои потребности в питье и приготовлении пищи, соблюдении личной гигиены и уборке жилья.

На днях всеукраинская экологическая общественная организация «Мама-86» провела в Харьковском национальном университете городского хозяйства им. 
А. Н. Бекетова «круглый стол», за которым ученые-химики, коммунальщики, санитарные врачи и экологи обсуждали возможности использования европейского подхода к улучшению доступа украинских граждан (в частности, жителей Харькова и области) к безопасной воде. 

Формула качественной влаги
За многие годы мы привыкли считать, что получаем из водопроводного крана воду питьевого качества. Мало кто задумывался над тем, что очищать до такого состояния сотни литров воды, используемых человеком для самых разных нужд, попросту нелогично и слишком затратно. Ведь для питья и приготовления пищи нам нужно не больше 2–3 литров в день. Впрочем, со временем выяснилось, что водопроводная вода не такая уж и питьевая, поскольку содержит опасные хлор­органические соединения, образующиеся после ее хлорирования, и к тому же подается по ветхим трубам, что почти всегда грозит вторичным загрязнением всевозможными инфекциями. Неудивительно, что потребители вынуждены искать альтернативу такой воде в родниковой, привозной артезианской воде, бутилированной либо очищенной в домашних условиях. Естественно, наши сограждане задаются вопросом: какую воду можно считать безопасной и качественной?
— На этот вопрос я бы ответил отработанной за последнее десятилетие формулировкой: «Качественной и безопасной питьевой водой может считаться только природная, то есть необработанная вода, приятная на вкус, запах и цвет, с физиологически полноценным минеральным составом, которая происходит из экологического источника и не вызывает каких-либо заболеваний у местного населения», — говорит директор Научно-исследовательского центра водоснабжения и качества воды Инженерной академии Украины, кандидат технических наук Владимир Кобылянский. — Если вода, которую вы используете, отвечает перечисленным критериям, то ее можно считать качественной.
К сожалению, найти такую воду в ХХІ веке весьма непросто. Водопроводную воду в Харькове заведомо нельзя считать качественной, поскольку она обрабатывается хлором. С фасованной и разливной несколько сложнее.
— Украинское законодательство обязывает производителей указывать на бутылках, является ли эта вода природной или обработанной, — говорит Владимир Кобылянский. — К сожалению, в продаже сейчас много воды, которая обрабатывается какими угодно методами, но на этикетках большинство производителей этого не указывают, значит, по каким-то причинам боятся. С другой стороны, они не пишут и о том, что вода природная, потому что за достоверность этой маркировки тоже нужно нести ответственность. 
С минеральным составом у воды, добываемой в Харьковском регионе, за исключением южных территорий, особых проблем нет, говорит Владимир Кобылянский, — здесь вода в основном пригодна для употребления. Но если есть сомнения, проверить состав по основным ингредиентам можно в специализированных лабораториях, в Харькове такой анализ обойдется в сумму от 200 до 400 грн.

Экологичность источника мы чаще всего определяем по тому, есть ли поблизости промышленные предприятия и тому подобные объекты. Родниковая вода во всех мегаполисах, включая Харьков, не может употребляться для питья, убежден эксперт. В крайнем случае, ее обязательно нужно доочищать дома с помощью фильтров и кипятить.
Главный же критерий для оценки качества воды — это состояние здоровья местного населения, которое продолжительное время пользуется данным источником. Причем речь идет не о десятках, а о сотнях лет. Если столь долгое употребление одной и той же воды не спровоцировало у мест­ных жителей каких-то массовых однотипных отклонений в здоровье, то таким водным источникам, по мнению Владимира Кобылянского, можно доверять.

А дело-то — в трубе
По статистике Всемирной организации здравоохранения, почти 5% от общего количества заболеваний, которыми страдает человечество, связаны с некачественной питьевой водой. Ежегодно от желудочно-кишечных инфекций на планете умирают 2 млн. человек, 80% из которых — маленькие дети. Поэтому ВОЗ стремится модернизировать подход к качеству воды. В этом направлении ведется работа и в Украине.
— Имеется в виду, что вода должна быть разделена по качеству, — объясняет Владимир Кобылянский. — Наивысшего качества должна быть вода, предназначенная для питья и приготовления пищи, но ее и нужно совсем немного. Для санитарных целей вода может быть несколько худшего качества, для уборки квартиры, полива растений — еще хуже. По подсчетам специалистов, жизненно необходимая потребность человека в воде составляет в общей сложности 80 л в сутки. Такое количество позволит человеку существовать пусть с минимальным комфортом, но полноценно. Этот минимально необходимый объем воды государство должно обеспечить своим гражданам, иначе начнется просто деградация нации. В Украине определенные шаги в этом направлении уже осуществляются. Например, наши санитарные правила установили разные нормативы для воды в зависимости от ее происхождения, потому что водопроводы не в состоянии осуществить полное очищение воды.
Конечно, улучшать качество той же водопроводной воды необходимо, говорят участники «круглого стола». И здесь наряду с предварительным обеззараживание воды важную роль играет полноценное восстановление водопроводных сетей. Ведь даже самая чистая вода неизбежно загрязнится при ее доставке к потребителю по дырявым трубам. В Европе эту проблему решают кардинально. Так, несколько лет назад в 12-миллионной Баварии были полностью заменены буквально все водопроводные коммуникации. У нас же этого придется ждать, вероятно, еще очень долго, поэтому специалисты советуют потребителям доочищать и обеззараживать воду уже непосредственно в квартире.
— Ни один здравомыслящий человек не будет очищать воду, чтобы затем налить ее в дырявое ведро, но у нас многие водоканалы именно тем и занимаются, вкладывая деньги в разные технологии по очистке при изношенных сетях, — говорит Владимир Кобылянский. — Это происходит потому, что на технологиях легче красть день­ги, чем на замене реальных коммуникаций. И я очень рад, что в последние два года все международные агентства, которые финансируют наше ЖКХ, вкладывают деньги только в замену труб, поняв, что в технологии вкладывать нельзя. 

Н2O минус микробы и бактерии
Понятно, что хлорированная вода, пришедшая в квартиру даже по целым трубам, не может считаться качественной с «питьевой» точки зрения. Но, во всяком случае, она должна быть безопасной, то есть не быть источником распространения инфекций. Сколько бы ни ругали нашу чересчур хлорированную воду, но именно благодаря ей мы можем поддерживать чистоту в своих квартирах, мыть посуду и самих себя. Отключение воды хотя бы на сутки уже воспринимается как настоящая катастрофа — и вовсе не из-за того, что нам нечего пить! Поэтому сейчас в Украине появляется все больше сторонников того, чтобы на законодательном уровне избавить водопроводы от ответственности за снабжение питьевой водой — она должна быть просто безопасной.
Впрочем, пить водопроводную воду можно и сейчас — после определенной доочистки. Например, в 129-й школе Харькова общественницы «Мамы-86» реализуют пилотный проект по доочистке воды с помощью установки фильтра с активированным углем и ультрафиолетовой лампы. Уголь собирает на себя всю хлорорганику, а УФ-излучение убивает бактерии. В результате 350 учеников и 50 сотрудников школы уже в ближайшее время получат доступ к чистой питьевой воде, на которой будут готовить и еду в школьной столовой. Ну, а для других школ и прочих потребителей этот проект станет наглядным примером успешного «спасения утопающих» собственными силами.
— Наша организация очень долго добивалась, чтобы Украина подписала и ратифицировала европейский Протокол о воде и здоровье, — говорит руководитель Харьковского отделения общественной организации «Мама-86», кандидат химических наук Ольга Цыгулева. — В этом документе очень жесткие требования к воде, и, кроме того, он обеспечивает равенство доступа всех граждан к безопасной питьевой воде. Поскольку наша страна ратифицировала этот протокол, она обязана выполнять его требования. К сожалению, украинские граждане пока не имеют равного доступа к безопасной питьевой воде. Если у жителей крупных городов имеется хотя бы какая-то возможность выбора (но зачастую не хватает осведомленности в тех или иных вопросах), то в некоторых районах сельской местности люди физически не имеют доступа к безопасной воде, поскольку колодцы — единственный источник — загрязнены нитратами, смертельно опасными для маленьких детей. И часто жители не знают, как выйти из этой ситуации. В рамках своих проектов мы помогаем им найти пути решения этой проблемы — проводим анализы проб воды, ищем более чистые источники, объясняем, почему нельзя пить ту или иную воду, учим людей очищать ее, организуем доочистку воды в отдельных общественных заведениях, как, например, в 129-й школе Харькова.


Татьяна Буряковская.

Читайте также
Другие материалы рубрики