Суд да реформа…

07-11-2019

Вчера вступил в силу Закон о судебной реформе. В октябре парламентарии во втором чтении одобрили президентский проект судебной реформы, который вызвал в профес­сиональном и даже международном сообществе целый шквал… неодобрения.
Без экскурса в не столь отдаленное минувшее нынешнюю дискуссию о судебной реформе понять довольно сложно. Автор этих строк прекрасно помнит как минимум две судебные реформы, которые состоялись за последний десяток лет.

При Викторе Януковиче
Первая прошла еще при президенте Викторе Януковиче. После победы на выборах 2010 года его команда сразу начала восстанавливать контроль президента над судебной властью. Была принята новая редакция Закона «О судоустройстве и статусе судей», и внесены изменения в основные процессуальные кодексы. 
Самым существенным изменением стала четырехзвенная система судебной власти: местные суды — апелляционные суды — Высшие специализированные суды (кассационная инстанция) — Верховный суд Украины (пересмотр дел по исключительным обстоятельствам).
Были ликвидированы военные суды и создан Высший специализированный суд по рассмотрению гражданских и уголовных дел Украины, которому были переданы полномочия Верховного суда Украины по кассационному рассмотрению соответствующих дел. Таким образом, по оценке экспертов, процессуальные возможности Верховного суда были максимально возможно ограничены: вопрос допуска дел к рассмотрению Верховным судом Украины решался высшими специализированными судами.
Как отмечали некоторые юристы, решая спор по результатам президентских выборов 2004 года, Верховный суд Украины продемонстрировал, что может выйти за рамки, установленные для него другими ветвями власти, и вынести политическое решение даже в случае отсутствия соответствующего законодательства. Действующая власть была заинтересована в том, чтобы у Верховного суда Украины больше не было даже шансов начать рассмотрение подобного дела. Кроме того, создание Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел позволяло провести определенную фильтрацию судей при их переводе в новый суд: неугодные действующей власти судьи не имели шанса на такой перевод.
В ходе «реформы Януковича» была создана Высшая квалификационная комиссия судей Украины (ВККСУ) в качестве постоянно действующего органа для отбора кандидатов в судьи, переводу их из суда в суд и привлечению к дисциплинарной ответственности. Были внедрены очень жесткие механизмы отбора кандидатов на должность судьи впервые.

При Петре Порошенко
Следующая реформа обрушилась на судопроизводство в 2016 году. Важным шагом реформы стало устранение Верховной Рады от вопросов назначения и увольнения судей. Эти полномочия возложили на Высший совет правосудия – независимый орган судебной власти.
Высший совет правосудия состоит из 21 человека. Десять из них выбирает съезд судей Украины из числа судей или судей в отставке, двух – назначает президент Украины, двух – выбирает Верховная Рада Украины, двух –  съезд адвокатов Украины, двух – Всеукраинская конференция прокуроров, двух – Съезд представителей юридических высших учебных заведений и научных учреждений. Председатель Верховного суда входит в состав Высшего совета правосудия по должности.
В 2016 году судебную систему Украины сократили до трёх уровней. Первый уровень – местные и окружные суды, второй – апелляционные суды, третий – Верховный суд. 
Ликвидации подлежали Высший специализированный суд Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел, Высший хозяйственный суд Украины и Высший административный суд Украины.
Верховный суд был подвергнут существенной реорганизации. Был изменён его кадровый состав: впервые в истории независимой Украины в состав Верховного суда вошли учёные, адвокаты и правозащитники. Их впервые отбирали на открытом конкурсе.
Также в рамках реформы были созданы новые специализированные суды: Высший суд по вопросам интеллектуальной собственности и Высший антикоррупционный суд.
Каждый судья должен был пройти процедуру квалификационного оценивания – это касалось как новых кандидатов на должности в судах, так и судей, которые уже работали в судебной системе до начала реформы. Для этого был создан специальный орган – Высшая квалификационная комиссия судей. В неё вошли судьи, адвокаты и учёные. 
Для привлечения общественности к процессу оценки судей был создан Общественный совет добропорядочности. Его цель – способствовать Высшей квалификационной комиссии судей в оценке кандидатов на должность судей критериям профессиональной этики и добропорядочности. 
Масштабное оценивание вызвало неоднозначную реакцию со стороны судей. Около 2 тысяч из них уволились из судебной системы ещё до начала процедуры оценивания. 

При Владимире Зеленском
И, наконец, при новом главе государстве грядут очередные изменения.  Новшество, которое сразу бросается, как говорится, в глаза:  состав Верховного суда сократится со 192 до 100 судей. А зарплата судей Верховного суда уменьшится с 75 до 55 необлагаемых налогами прожиточных минимумов  (со 150 до 110 тысяч гривен).
Как видим, определенного рода экономия бюджетных расходов на судебную систему налицо. Лучше меньше… Но лучше ли? Какова при этом будет нагрузка на каждого судью? Если при составе почти в 200 человек юристы жалуются, что она непомерно высокая? Не отразится ли сокращение численности судей на качестве рассмотрения дел в Верховном суде?
Но главным образом новая реформа сосредоточилась на том, кто и каким образом будет отбирать, оценивать и в случае необходимости – наказывать судей? 
Действующий состав Высшей квалификационной комиссии судей (ВККС) распускается. Ее членов будут выбирать по результатам конкурса. Конкурсная комиссия будет состоять из троих представителей Совета судей и троих международных экспертов. 
Сторонники «очищения судебной власти» не скрывают удовлетворения в ожидании скорого обновления состава ВККС по конкурс­ной процедуре со значительным участием международных экспертов; создания Комиссии по добропорядочности и этике с участием международных экспертов, которая проверит членов Высшего совета правосудия и судей Верховного суда. Комиссия будет отвечать за назначение и увольнение судей, а также  за наказание за дисциплинарные проступки. При этом международные эксперты, которые войдут в комиссию, будут иметь право вето, а члены Высшего совета правосудия Украины — нет.
И еще один тезис может вызвать недоумение не только у профессионалов: расширяется список должностей, на которые будет распространена люстрация. В него войдут руководители ВККС и Государственной судебной администрации, которые работали с 21 ноября 2013 года по 19 мая 2019 года как минимум один год. Подход смущает своей формальной политической подоплекой.

Точки зрения: изнутри и снаружи
Ответ не заставил себя долго ждать. Председатель Верховного суда Валентина Данишевская на внеочередном XVII съезде судей назвала законопроект о судебной реформе «недружественным»  к судебной власти. 
— Этот законопроект не является единственным, который задекларировал посягательство на судебную ветвь власти, — комментирует Валентина Данишевская. — Мы видим такие законопроекты, в которых предлагается привлекать к ответственности судью за отмененное решение. Или же дать возможность для апелляционного и кассационного обжалования вне сроков, предусмотренных законом, в случае, если судью привлекли к дисциплинарной ответственности. Мы не можем также допустить рассмотрения анонимных обращений, потому что это инструмент для травли судей.
Пленум Верховного суда обратился к главе государства с требованием ветировать законопроект №1008. Верховный суд настаивает на том, чтобы вопросы и проблемы реформы судоустройства обсуждались непосредственно с судебной властью.
Своя точка зрения у общественных экспертов. Так, Степан Барко, адвокационный менеджер фонда Dejure, рассказал журналистам:
— В результате исследования по результатам самой масштабной судебной реформы, которая произошла в 2016 году, мы пришли к выводу: если нет большого прогресса, то, возможно, причина лежит в чем-то другом, чем в переизбрании судей. Когда мы обратились к международным коллегам, то столкнулись с тем, что в каждой из наших стран действительно и отбором судей, и привлечением к дисциплинарной ответственности занимаются органы, в которых большинство членов избрано судьями. Исследовав этот контекст, мы пришли к выводу, что для стран, где судебная власть не является независимой, или имеет тесную связь с политической элитой и исполнительной властью, такой подход только капсулирует эту зависимость и не позволяет качественно возобновить судебную ветвь власти. Соответственно, первая рекомендация власти: на переходный период внедрить другой подход, то есть органы, которые должны были бы привлекать судей к дисциплинарной ответственности, должны были бы состоять частично из представителей общественности, которые активно принимают участие в судебной реформе или в исследовании независимости судебной власти, а также международных экспертов. Опять же, на переходный период эти органы должны были бы провести очистку, обновление судебной власти. И после того уже обновленный судебный корпус мог бы избирать по принципу: большинство судей избранных судьями, новые органы судейского управления.
Напомним, что одобрение в Раде судебной реформы вызвало критику иностранных институтов — генсека Совета Европы Марии Пейчинович-Бурич и посла ЕС в Украине Матти Маасикаса. 
Впрочем, и международные партнеры Украины, и большинство отечественных специалистов считают положительным  создание Комиссии по этике и добропорядочности, а также полное обновление Высшей квалификационной комиссии судей и введение конкурсного отбора ее членов.

Елена Зеленина, спецкор

Читайте также
Другие материалы рубрики