Суд, в котором служат…

Благодаря судебной реформе появится очень важный механизм для того, чтобы разгрузить Европейский суд по правам человека, дав еще один национальный механизм обжалования неправомерных решений. 

Об этом консультант-наблюдатель Конституционной комиссии, ведущий юридический советник «Democracy Reporting International» (Киев) Андрей Козлов заявил в медиа-центре «Время» в рамках украино-немецкой конференции «Киевский диалог: реформы в секторе юстиции как залог соблюдения основных прав и свобод граждан».
Речь идет об изменениях в Конституцию Украины в части правосудия. Вводится новый инструмент — конституционная жалоба. Тот, кто пройдет все стадии национального судебного процесса и будет считать, что примененный в ходе рассмотрения его дела закон или иной нормативный акт не соответствуют Основному Закону, будет вправе напрямую обратиться в Конституционный суд и обжаловать его. Такова практика многих европейских государств.
— Появится право на справедливый суд, которого в нынешней украинской Конституции вообще нет, — сказал доцент Национального юридического университета им. Ярослава Мудрого, член рабочей группы Конституционной комиссии по правам, свободам и обязанностям человека и гражданина Всеволод Речицкий. — Есть право на обращение в суд, а вот право на справедливый суд делает гражданина субъектом судебного процесса. В целом же наша идея — максимальное приведение украинских гражданских прав в соответствие с европейскими стандартами. Считаю, что прямые заимствования из европейских документов для нас являются положительными, они улучшают текст Конституции.

Венецианская комиссия довольна
Напомним, что недавно глава государства внес в Верховную Раду проект закона «О внесении изменений в Конституцию Украины (относительно правосудия)». Проект был утвержден Конституционной комиссией 30 октября 2015 года. Национальный совет реформ на своем заседании рекомендовал президенту внести его на рассмотрение Верховной Рады, а парламенту — рассмотреть этот проект в первом чтении в течение текущей сессии.

Есть заключение и Венецианской комиссии
— Честно говоря, изучая практику Венецианской комиссии в отношении Украины, более доброжелательного отзыва я еще не видел, — подчеркивает Андрей Козлов. — На самом деле изменения беспрецедентные и устанавливают совершенно новые стандарты независимости судебной системы. И в то же время авторы проекта достаточно пеклись о том, чтобы судебная система, получив новый уровень независимости, не превратилась в некую замкнутую бизнес-корпорацию. 
Есть ряд замечаний Венецианской комиссии, главные из них — необходимость полностью разорвать связь между назначающим органом и судьей — раз, дабы убрать политическое влияние, и два: суды должны создаваться законом. Плюс несколько положений, направленных на перезагрузку судебной системы.
Назначать судей будет президент, но роль его сводится к чисто церемониальной. Он сможет это сделать только по представлению Высшего совета правосудия (ВСП). Все передвижения судьи по службе также будут под контролем ВСП. Сам Высший совет правосудия будет формироваться наполовину + один голос из людей, избранных самими судьями. То есть из 21 члена 10 будут избраны Съездом судей плюс председатель Верховного суда, которого, как известно, избирает сам Верховный суд. Остальные десять человек — представители президента, парламента, съезда адвокатов, высших юридических учебных заведений и прокуратуры. Те, кого будут назначать президент и парламент, должны соответствовать критериям политической нейтральности. Они не должны являться активными политиками, а быть специалистами из сферы права.
— Создание, ликвидация и реорганизация судов законом — это очень важная веха для очищения судебной системы, — уверен Андрей Козлов. — Потому что когда это произойдет, будут созданы новые суды. Соответственно, появятся новые вакансии, которые означают новых судей, будем надеяться, нового качества. 

Перейдем на личности…
Повышается возрастной ценз. Судья не может быть младше 30 лет. Стаж работы в области права сейчас три года, будет — пять лет. 
От практики пятилетнего испытательного срока предложено отказаться. Судьи будут назначаться сразу пожизненно до 65-летнего возраста. 
Судьи перестанут быть неприкосновенными и станут отвечать перед законом наравне с прочими гражданами. Правда, судью нельзя будет задержать, заключить под стражу без решения Высшего совета правосудия за исключением тех случаев, когда судья был пойман на месте совершения преступления.
Что призвано служить барьером перед судьями-коррупционерами? Прежде всего — невозможность подтвердить происхождение имущества. Причем это не обязательно должно быть имущество самого судьи, но и членов его семьи, других родственников.
Правда, как заметил Андрей Козлов, ссылаясь на информацию из Высшей квалификационной комиссии судей (ВККС), в период, когда происходят соответствующие проверки, общество достаточно пассивно. Даже при том, что в некоторых случаях ВККС готова рассматривать анонимки и сообщения в социальных сетях (!), жалобы граждан в комиссию носят единичный характер.
Ну, насчет анонимок и социальных сетей — это они зря. Слишком много общего между анонимкой и доносом!
В то же время открытая процедурная борьба с недобросовестными судьями иной раз принимает самый драматический характер в жанре «невидимые миру слезы». Так, Харьковская правозащитная группа (ХПГ) неоднократно обращалась с жалобами в ВККС на возмутительное поведение судьи Б. Коль скоро ему не нравились подсудимый и его адвокат, этот судья просто удалял их из зала суда до окончания судебного процесса, лишая подсудимого права на защиту, на последнее слово и т. д. Причем, не стесняясь даже присутствия представителя омбудсмена. 
Уволенный Верховной Радой судья Б. опротестовал это решение в Верховном суде 
Украины.
— В связи с этим я попросился выступить в Верховном суде, — рассказывает директор ХПГ Евгений Захаров. — Посовещавшись, решили меня допустить. Но приводимые мною факты судейскую коллегию совершенно не интересовали. Их интересовал чисто формальный вопрос: правильно ли поступила Верховная Рада, уволив судью Б. за то, что тот был назначен судьей пожизненно не через 5 лет, а через 4 года 10 месяцев? Я прекрасно понимаю прокрустово ложе Верховного суда как высшей инстанции в данном случае. Но, тем не менее, я пытался апеллировать к Конституции, которая гласит, что защита прав и свобод человека — это главная обязанность государства. Как можно оставлять на должности человека, который в каждом судебном заседании позорит звание судьи? И будет это продолжать делать дальше. Мои слова не были восприняты. Судья Б. остался судьей. Это к вопросу о способности самоочищения судебной системы…
— Звучат требования уволить сразу всех судей, — говорит Андрей Козлов. — Идея, конечно, привлекательная, но, представьте себе, что судебная система оголилась полностью. Возникнет миллион проблем. И, вероятно, тут следует поступить так, как при обновлении полиции. Шаг за шагом от региона к региону менять состав судей. 
Этому призвана служить процедура индивидуальной оценки всех судей. Оценивать будут компетентность, профессиональную этику и добропорядочность. Под компетентностью следует понимать не только профессиональные знания. 
— В нашей судебной системе очень много людей с хорошей памятью. Они выучили некоторое количество кодексов и законов, — поясняет эксперт. — На самом деле оценка компетентности предполагает тестирование трех составляющих: персональной компетентности, социальной и только затем профессиональной.
Что касается персональной компетентности, то тут будут оцениваться и интеллект, и морально-волевые качества судьи, насколько он склонен к стяжательству, способен ли противостоять давлению. Что касается социальной компетентности, то оценивается уровень общей эрудиции, знаний о мире. 
Скажем, в практике Андрея Козлова был случай, когда в суде нужно было выяснить скорость, зная расстояние и время. Судья постановил назначить экспертизу. Хотя на самом деле это задачка по математике из начальной школы.
— Я не удивлюсь, если кто-то из судей считает, что земля плоская и стоит на трех слонах или черепахе! — восклицает Андрей Козлов. 
Тест на профессиональную этику включает многие критерии, в том числе и то, как судья ведет себя в обществе, каким образом он общается с коллегами и сторонами процесса, каким образом он принимает решения.

Фото автора.

 

Читайте также
Другие материалы рубрики