Свадьба со смертельным исходом

13-05-2019

Яна и Павел Коваленко верили, что 20 октября 2018 года, день их свадьбы, они запомнят на всю жизнь. Так, собственно, и вышло. Только совсем не в том контексте, 
о котором мечталось молодоженам…

 

Напугать 
до смерти

Свадьбу Яны и Павла Коваленко отмечали как положено — весело, шумно, с песнями и танцами. На второй день гости собрались дома у Яны, в с. Глушковка Купянского района. К вечеру гости стали расходиться-разъезжаться, кто на своем транспорте, кто — на общественном. К остановке автобуса пошли гурьбой. Так получилось, что Павел и супруга одного из гостей Нина Догадайло стояли на одной стороне улицы Мира, а Яна, Вадим Догадайло и еще одна девушка — с другой, на обочине. Интенсивного движения там отродясь не было.
Автомобиль «Опель Кадет» Евгения Маслика прохожие узнали сразу: светлый корпус с темным капотом, на всю округу другого такого нет. 
Евгений работал в местной организации горгаза, а в свободное время подтаксовывал. Вот и тогда на крыше машины красовались оранжевые «шашечки». 
«Он не любил пешеходов, — рассказывает Нина, — любил попугать их». 
В тот вечер «Опель» несся по населенному пункту на повышенной скорости (135 км/час — установит позже экспертиза). Внезапно, говорят свидетели, без видимой причины машина понеслась на встречную полосу, буквально «счесала» Яну и Вадима и, не снижая скорости, унеслась в темноту. Те же свидетели позже говорили, что заметили в машине супругу водителя и его пятилетнюю дочь. Правда, в материалах дела такой информации нет. Хотел ли водитель «напугать» людей или не справился с управлением — пока не известно.
«Скорая помощь» доставила пострадавших в местную больницу, но здесь врачи понимали, что сами не справятся, и вызвали на подмогу бригаду из Харькова. И Яна, и Вадим были нетранспортабельны. Яне до утра делали операцию — трепанация черепа, сшивали печень… Перечисление травм Яны в предъявленном позже Евгению Маслику «Подозрении» занимает полстраницы печатного текста: закрытая черепно-мозговая травма тяжелой степени, закрытая травма грудной клетки и живота, множественные переломы… Еще больше ранений, несовместимых с жизнью, получил Вадим Догадайло. Основной удар, видимо, пришелся именно на него. В 6.50 Вадима, отца двух детей, не стало. Причина смерти: «травматический шок, который развился вследствие травм живота и таза». 

«Я не я и лошадь 
не моя»

Глушковка — село небольшое, потому здесь все обо всех всё знают.  Не осталось незамеченным, что в час ночи к Маслику приехали полицейские и повезли его на освидетельствование на алкоголь в местную больницу. И хотя соседи и семьи пострадавших уверены, что Евгений был «подшофе», справка из медучреждения утверждает — трезв как стеклышко.
«Иного результата никто и не ожидал, — замечает теперь уже вдова Нина Догадайло. — В той поликлинике работает медсестрой жена Евгения, а отец его — лучший друг начмеда».
Сам Евгений на допросе в полиции стал уверять: «Я не я, и лошадь не моя». То есть — машину угнали, за рулем был не он. Коль так, почему не подал заявление об угоне сразу же, а подал его уже после задержания? Внятного ответа следователю полиции Анару Гусейнову Маслик так и не дал.
Тем не менее, следствие установило, что в тот злополучный вечер именно Евгений Маслик на своем «Опеле» заезжал в магазин в Ковшаровке (район Купянска). Камеры наружного наблюдения зафиксировали его на заправке менее чем за полчаса до трагедии. «Опель» Маслика с явными признаками участия в ДТП был обнаружен в лесопосадке неподалеку от места трагедии, и на руле — кровь Евгения (это доказала ДНК-экспертиза). В материалах дела есть также фотографии свежих порезов на руках Евгения, которые он мог получить при ДТП. Но Евгений не признавал и не признает свою вину. 
«В материалах дела пока не доказано, что за рулем был мой подзащитный», — уверяет адвокат Вадим Зябкин.
Суд, выбирая меру пресечения для Евгения Маслика, заключил его под стражу без права внесения залога.

Мы поможем, потом, когда-нибудь
Яна Коваленко сегодня не может обходиться без инвалидной коляски и сторонней помощи. Ее муж, Павел, говорит, что речь еще очень слабо, но начинает возвращаться к его жене, но, к сожалению, память — еще нет: она не помнит то ДТП, не узнает мужа… По словам Павла, на ее лечение уже истрачено более 130 тыс. грн — собирали деньги все родственники, так как у простого работника СМУ-15 таких сбережений не было и нет. Павел и одиннадцатилетняя дочка Яны от первого брака очень верят, что старания родных и медиков не пройдут даром и Яна еще вспомнит, если не всё, то хотя бы все самое доброе в её жизни, и встанет на ноги. 
За более чем полгода ни адвокат, ни родственники Маслика никакой помощи Яне не предлагали. Не предлагали и Нине. Хотя адвокат Вадим Зябкин автору этих строк сказал: «Мы хотим сделать компенсацию, но пока еще рано, всё еще болит. Людям нужно жить, лечиться, а не судиться по десять лет». 
Всё так. Но, как говорится, дорога ложка к обеду. То есть, деньги Яне нужны для прохождения лечения и реабилитации, Нине — компенсация за похороны мужа, маме погибшего Вадима Догадайло, признанной потерпевшей, его двум сыновьям — за моральный и материальный ущерб.
И, кроме того, если собираются делать компенсацию, значит, признают вину Евгения Маслика, не так ли?
Досудебное следствие закончено. Дело передано в суд. Маслику вменяется совершение криминальных правонарушений по двум статьям: ч. 2 ст. 286 Криминального кодекса Украины: нарушение правил безопасности дорожного движения, ставшее причиной смерти (потерпевшего Вадима Догадайло) и тяжких телесных повреждений (потерпевшей Яны Коваленко), и ч.1 ст.135 КК — оставление без помощи лиц, оказавшихся в опасности по вине водителя транспортного средства. Каждая из статей предусматривает наказание до 8 лет лишения свободы. 

Наталья Дрозд, корреспондент

Читайте также
Другие материалы рубрики
Общество 10-05-2019

Бойлер — вне закона?

На днях в некоторых украинских СМИ появилась информация о том, что в многоквартирных домах запретят использовать бойлеры...