Ученые теперь не могут лечить больных

18-05-2020

С 1 апреля 2020 года в связи с внедрением второго этапа медицинской реформы сотрудники кафедр медицинских вузов лишены доступа к больным. Теперь они не могут лечить и консультировать пациентов. По сути, 30 тысяч врачей сегодня  официально не имеют доступа к практике на клинических базах, а 300 тысяч пациентов потеряли возможность лечиться у высоко­профес­сиональных врачей.

Вне лечебного процесса 
Произошло это из-за того, что по действующему законодательству в НСЗУ могут быть зарегистрированы только штатные работники учреждений здравоохранения. Поэтому доступ к лечебному процессу в больнице имеют только врачи, а ученые клинических кафедр — профессора, доценты, ассистенты и интерны — остались вне процесса.
— Сейчас ни доценты, ни профессора, словом, все научные коллективы кафедр не включены в систему НСЗУ, — с тревогой отмечает заведующий кафедрой торакоабдоминальной хирургии Харьковской медицинской академии последипломного образования, доктор медицинских наук, лауреат Государственной премии Украины, профессор Николай Велигоцкий. — Какая-то дикая ситуация! Согласно новым условиям ученые больше не имеют возможности консультировать, лечить больных или обучать студентов в условиях работы больницы.
В НСЗУ объяснили, что проблема возникла из-за того, что врачи-ученые не имели оформленных трудовых договоров с больницами. Выброшены за борт — такое ощущение у медиков-ученых, которых вдруг лишили допуска к пациентам.
— У нас на кафедре работает 20 человек — это врачи 1 и 2 категории, профессора, доценты — и все мы сейчас выброшены за борт, — не скрывает эмоций заведующая кафедрой инфекционных болезней Харьковского национального медицинского университета, доктор медицинских наук, профессор Екатерина Юрко. Данная кафедра ХНМУ расположена на базе областной клинической инфекционной больницы. — Мы сегодня в больнице, по сути, никто. Учитывая, что многие врачи больницы пенсионного возраста в условиях эпидемии COVID-19 ушли на пенсию или в отпуск за свой счет главный врач больницы издал распоряжение о допуске,  так  как нуждается и заинтересован в работе сотрудников кафедры. На этих правах мы ведем пациентов в стационаре.  
Медики терпеливо ждут, что кто-то из высоких чиновников Минздрава наконец отреагирует на такое разрушительное  последствие реформы. Но сейчас решение этой проблемы осложнил карантин. Все заняты коронавирусом.
— Это наша боль, — взволно­ванно  продол­жает Екатерина Юрко. — Мы хотим принимать активное участие в лечебно-диагностическом процессе, быть врачами. В условиях реформы у нас нет юридического права лечить пациентов. Мы в шоке! Как профессор, я не могу написать свое консультативное заключение, поставить свою  подпись в истории болезни. У нас нет электронного ключа, поэтому нас нет в базе НСЗУ. 
В Украине десятилетиями существовала четкая система, которая была регламентирована положением о клинической базе. Но медицинская реформа в одночасье разрушила эту систему, не создав при этом ничего нового взамен.
— В Харькове больше сотни клинических кафедр, которые работают на базах клинических больниц. Но сегодня у нас нет регистрации, мы не учтены в системе НЗСУ, — поддерживает свою коллегу профессор Велигоцкий. — В НСЗУ нет места ни для нас, ни для нашей практической клинической деятельности. 
Немаловажен и тот факт, что в значительной мере пострадают и сами пациенты. Ведь в медицинской практике всегда немало сложных и тяжелых случаев, когда оказать помощь больным могут только уникальные специалисты, которые своим энтузиазмом и талантом двигают медицинскую науку вперед, внедряют новые технологии лечения, спасая тем  самым жизни пациентов.  
— Сложилась абсурдная ситуация, — акцентирует внимание профессор Велигоцкий, — когда все коллективы кафедр, где собраны специалисты высшей квалификации, которые получают свои категории в министерстве, а профессорский уровень остается самым высоким, — такая элитная часть отодвинута за систему оказания медицинской помощи.
Сегодня профессора, доценты, «благодаря» реформе, потеряли возможность лечить пациентов в учреждениях здравоохранения. А в перспективе через несколько лет могут утратить и саму врачебную специальность. С таким подходом вскоре некому будет лечить украинцев.

Учить студентов без пациентов?
Но это еще не все. В результате внедрения второго этапа медицинской реформы, который стартовал с 1 апреля 2020 года, сотрудники и аспиранты медицинских вузов не могут также заниматься еще и образовательной, научной деятельностью. Дело в том, что реформа не предусматривает средства для ученых на аренду помещений в медучреждениях и не закладывает механизм регистрации врачей-ученых в НСЗУ.
— Как можно научить интернов, не видящих больных? — недоумевает профессор Велигоцкий. — Как научить их делать операции, не будучи в операционной? Делать рассечения, удаления, реконструкции, накладывать швы — и все это без больного? Это вообще нонсенс! Ведь процесс клинической работы единый с процессом обучения. Практические навыки, принцип работы в операционных, у постели больного — всю эту эффективную систему обучения будущих врачей второй этап медицинской реформы практически ликвидировал.
Не имеют доступа к больным теперь не только интерны, но и  студенты. Клинические кафедры всегда базировались на клинических базах в больницах. Здесь студенты получают необходимые для профессии практические навыки — слушают больных, собирают анамнез, учатся ставить правильные диагнозы. Как им быть сейчас? Изучать медицину в теории? По учебнику? Абсурд! Вы хотели бы попасть к такому врачу? Нужна реальная практика. Другого пути пока нет.
По словам заведующей кафедрой инфекционных болезней Харьковского национального медицинского университета, доктора медицинских наук, профессора Екатерины Юрко, в адрес Минздрава написано немало писем, просьб и обращений.
— Но нас никто не слышит, — огорченно заключает она. — Это ужасно! Нынешняя реформа — это в основном потери. Больные, которые лишились возможности получать помощь у высокопрофессиональных врачей. Студенты, интерны, что остались без практики. И наука, которой невозможно заниматься без клинической базы и пациентов.
За рубежом существуют университетские клиники, которые содержат сами университеты. В Украине такая практика невозможна. Следуя этой схеме, медицинские вузы по сути должны создать альтернативную систему здравоохранения в своих регионах — клиники по всем профилям. Но возможно ли это сейчас? Для этого нужны мощные финансовые ресурсы. Их сегодня не хватает даже у государства, не говоря уже об отдельно взятом вузе.
Непрофессиональные решения и примитивное копирование прогрессивных моделей без учета украинских реалий — неутешительный диагноз нынешних реформаторов. А сама болезнь имеет название — некомпетентность в тяжелой форме. И носит она хронический, затяжной характер. И, судя по всему, неизлечимый. Как правило, досконально разбираться в деталях — «реформаторам» лень. А предвидеть последствия в силу безответственности — сложно. 
В результате Украина может потерять высококвалифицированных врачей, которые преподают в медицинских вузах. Не имея доступа к больным через платформу HELSI, они будут уезжать за медицинской практикой 
заграницу. Кто будет лечить украинцев?

Наталья Меркулова, 
корреспондент

Читайте также
Другие материалы рубрики