Уедут ли врачи в Польшу? Кто будет лечить нас?

04-11-2019

Польское правительство из-за нехватки специалистов намерено упростить трудоустройство врачей из Украины. Уже подготовлены изменения в законодательство.

 

Проект минздрава Польши предполагает, что украинским врачам нужно будет лишь сдать экзамен, без долгих бюрократических проволочек в виде нострификации диплома — процедуры признания украинских документов об образовании. А пока украинский врач должен прежде всего нострифицировать свой диплом — дополнить различия в образовании: прослушать курс дисциплин, которых нет в украинских медицинских вузах, или «дослушать» нужное количество часов до тех, что приняты в Польше. Сдать экзамен по польскому языку, особенно медицинской терминологии. Это не разговорный польский: «Jak sie masz?» А «глубокий» польский — для анамнеза, диагнозов и рецептов. Потом нужно пройти стажировку и сдать Государственный  врачебный экзамен. Это занимает от 1,5 до 3 лет и стоит более 10 тысяч евро. Ведь стажировку соискатель должен проходить за свой счет. За свой счет — и необходимые курсы дисциплин для нострификации.
По последним данным Высшей палаты медицины Польши, в государственных клиниках страны работает 1137 иностранных врачей, из них — 314 из Украины. Почти треть.  Но реальные цифры, говорят, намного больше. Ведь многие украинские врачи устраиваются в частные больницы  — на более выгодных условиях. Но такой статистики нет. 
Не так все просто

В Польше остро не хватает врачей. Восемь тысяч врачей уехало на более высокие зарплаты в страны Западной Европы и США. Польские врачи в большинстве своем стараются попасть в Германию — там самые высокие зарплаты в Евросоюзе. Сегодня в Польше работает около 90 тысяч врачей. А Польше нужно еще 64 тысячи врачей — до 154 тысяч по нормам Евросоюза.
Однако уже сегодня очевидно, что отменить нострификацию, чтобы упростить трудоустройство иностранных врачей в Польше, будет весьма проблематично. Отмена вызывает беспокойство у врачей, а у экспертов — сомнения. Ведь квалификация украинских врачей в Польше не может быть принята Евросоюзом. Иначе это будет означать, что дипломы украинских врачей будут признаны во всей Европе. А это противоречит сегодняшним правилам. Также в польском медицинском сообществе не без оснований считают, что отмена нострификации может сказаться на пациентах. Есть риски,  что больницы будут набирать врачей из-за рубежа без квалификации вовсе.

Сколько платят врачам в Польше?

Начинающий молодой врач без опыта получает около 3–5 тысяч злотых, или 22-32 тысячи гривен, врачи-специалисты — около 20 тысяч злотых, или 130 тысяч гривен. Семейные врачи получают 23-35 тысяч злотых, или 150-225 тысяч гривен. Со стажем и повышением квалификации доход только растет, рассказывает в своем блоге врач-терапевт Виталий Ивасенко, который сейчас работает в Варшаве. Больше всего, говорит он, оплачиваются  ночные дежурства. Бонус к зарплате может составлять от 3 тысяч до 22 тысяч гривен. Работу легче найти в провинции, чем в крупных городах. 
Многих могут отпугнуть сложности  в процессе получения права на врачебную практику в Польше. Но результат того стоит. Врачи — это элита польского общества. Наравне с адвокатами, судьями и системными аналитиками.
Еще больше чем врачи в Польше нужны медсестры. Даже без опыта. Зарплата медсестры — около 3-3,5 тысяч злотых, или 20-23 тысячи гривен. У фельд­шеров — 4-5 тысяч злотых, или 25-30 тысяч  гривен. 

Сколько врачей не хватает в Харькове?
В коммунальных больницах Харькова остро не хватает медсестер — не заняты более 200 вакансий. Об этом сообщает департамент охраны здоровья Харьковского горсовета. Кроме младшего медицинского персонала не хватает также — 10 терапевтов, врачей-лаборантов — 9 вакансий,  врачей педиатров-неонатологов — 6 вакансий, детских анестезиологов — 4 вакансии. Здесь же информация о зарплате. В первом полугодии 2019 года средняя зарплата врача составила — 5241 гривню. Более «свежих» данных нет. Но ведь с тех пор ничего не изменилось. По крайней мере — в лучшую сторону. Не хватает врачей, медсестер и санитарок и в других лечебных учреждениях. Хотя? разве может быть по-другому, когда врач-интерн и санитарка получают одинаковую зарплату — «минималку»? А врач с квалификацией — лишь немногим более. 

Все уехали? Что говорит статистика?
Представители проф­союзов, медицинских ассоциаций, сами врачи говорят о десятках тысяч вакантных мест в украинских больницах и поликлиниках. Некоторые утверждают, что в Украине не хватает 40 тысяч врачей и 80 тысяч медсестер и фельд­шеров. Кто-то называет другие цифры — 42 и 100 тысяч соответственно. Есть утверждения, что украинская медицина недоукомплектована на треть, а кто-то прогнозирует: если ситуация не изменится к лучшему, из медицины уйдет 50 тысяч специалистов.
Что происходит на самом деле, если верить статистике? По данным Государственной службы занятости, в Украине в середине апреля 2019 года было открыто всего лишь 2 тысячи вакансий на должности медиков разного профиля. Среди них вакансий врачей — всего 130. На сайте rabota.ru — ищут трудоустройство 750 медиков, из них только 37 врачей первички. На work.ua — 400 вакансий для медиков. В то же время очевидно, что системы поиска работы не отражают ситуацию в полной мере. 
Сколько врачей вообще работает в Украине? Вот что говорит об этом всезнающий Госстат. В 2017 году  в стране работало 186 тысяч врачей — без стоматологов, без учета Крыма и неподконтрольных территорий. Среднего персонала  — 360 тысяч. Разумеется, часть медиков уехала работать за рубеж. Но кто именно уехал — врачи или медсестры, которым легче устроиться, например, сиделками? На какой срок уехали — на заработки или с целью иммиграции? Уехали работать по специальности? Или собирать клубнику? Увы, ответов на эти вопросы нет. Но ясно одно — даже если цифры оттока украинских медиков точно не известны или преувеличены, нехватка врачей и среднего медперсонала уже сейчас остро сказывается на качестве предоставления медицинской помощи. Стоит ли упоминать, что речь идет не об административной или, скажем, юридической или другой услуге, а о здоровье и жизни человека. Тут отсутствие медперсонала даже в несколько специалистов, может стать критичным.

Будни районной поликлиники
Моя районная поликлиника — на Салтовке. Очереди всегда и везде — под кабинетами врачей, на ЭКГ, в кабинет флюорографии. А очередь на анализ крови вообще вызывает невроз — она струится через весь коридор, при всех занятых креслах вдоль стен по обе его стороны, и выходит в холл поликлиники. Часть людей, чтобы не толпиться в тесном коридоре, ожидает своей очереди здесь. Впечатление людской бесконечности. В видимой очереди еще отсутствуют те, кто, не теряя времени зря, обходит врачей или отмечается в других очередях. Но они обязательно вернутся, и очередь на эти несколько человек станет еще длиннее.
— В поликлинике не хватает 10 врачей-терапевтов, и, соответственно, 10 медицинских сестер, — рассказывает заместитель главного врача поликлиники по лечебной части. 
Мы знакомы с ней много лет, но сейчас она просит не называть ее. Соглашается на разговор потому, что давно накипело. И использовать ее доверие ко мне  в своих служебных целях и ей во вред, разумеется, не могу. Как минимум, по одной причине. Поэтому назовем ее просто N.
— В поликлинике, — продолжает N, — работает 32 врача, и 10 вакансий. «Узких» специалистов, слава Богу, хватает. В Польшу у нас за 20 лет никто из врачей не уехал. Но врачей все равно не хватает.
Лет пять назад на нашем участке работал молодой врач-терапевт. Сразу после медуниверситета. Знаете, есть такой типаж отличника. Очки в круглой оправе, безупречной белизны медицинский халат, современный фонендоскоп, внимательный, сосредоточенный на пациенте взгляд. Вроде вокруг ничего больше не существует. И разговор с пациентом. Как в лучших фильмах о западной медицине. Ну и результат. Меня это удивляло и восхищало. И не только меня. О талантливом враче заговорили и соседи по подъезду. Где он теперь? Ушел в Институт терапии им. Л.Т. Малой, защитил кандидатскую. Там зарплаты выше и перспектив больше. А мы остались без любимого всеми врача.

Не хватает врачей и медсестер
— Врачей не хватает, — повторяет N, — а количество людей в районе осталось прежним. Поэтому врачам, которые уже подписали декларации с пациентами, а это не более 2 тысяч на одного врача, приходится оказывать медицинскую помощь еще сверх этой нормы. За тех врачей, которых нет. А это колоссальная нагрузка. Тяжелая работа — морально и физически. Физически трудно потому, что с врачом подписали декларации люди, живущие в отдаленных от поликлиники микрорайонах — по всей Салтовке. Теперь на вызов на дом приходится добираться на нескольких видах транспорта. Если вызовов много, за рабочий день можно не ко всем успеть. Например, к хроникам. Сегодня закон гласит: вызов на дом на усмотрение врача. Но никто не хочет рисковать. Если температура за 40, острый живот, другие неотложные состояния — помощь  в первую очередь. Не дождавшись врача за целый день, люди звонят: кричат, возмущаются, ругаются, не стесняясь в выражениях, полыхают эмоциями и угрозами. Пишут жалобы. А на приеме тоже ждут люди. И надо всех принять. Заждавшиеся под кабинетом иногда тоже бурно реагируют: могут громко хлопнуть дверью, нагрубить и прочее. Потом врачи остаются до ночи: теперь все документы надо заполнять в электронном виде. Но и бумажную работу, как мы надеялись, никто не отменил. А утром снова прием. И вызовы на дом. И дежурства на выходные.
При такой нагрузке врач быстро выгорает профессионально и психологически. Ведь врачи — тоже люди. Они устают, болеют. У них бывают проблемы дома. А также дети и пожилые родители. И неприятные новости, которые выбивают из колеи. Да, кстати, на вызовы врачи добираются за свой счет — оплачивают проезд из своей зарплаты. Какова же их зарплата? Сегодня ходят слухи о  якобы «астрономических» цифрах — до 30 тысяч гривен, или тысячи долларов.

Как на самом деле?
— После медицинской реформы первички зарплаты возросли, — говорит N. — Сейчас врач-терапевт в поликлинике получает от 12 до 15 тысяч. Хирург — 7-8 тысяч, невропатолог — 5-8 тысяч. Надо заметить, что с зарплатой одновременно возросли и налоги. Но даже на такую зарплату врача-терапевта никто не идет. Пишем на все сайты поиска работы, задействуем «сарафанное радио», даем клич по знакомым — никто не приходит.
Терапия — это прихожая всех болезней. Что бы ни случилось со здоровьем, сначала сюда — к терапевту. Сегодня время, выделенное врачу на обследование одного пациента на приеме, составляет 15 минут. Раньше было 12. Это с учетом жалоб, обследования, осмотра и электронного оформления документов. Это каким профессором Преображенским надо быть, чтобы буквально за несколько минут поставить точный диагноз. И выписать кучу рецептов. Но ведь болезнь не всегда проявляет себя явно, она маскирутся под множество других. И как даже опытному специалисту сделать правильный вывод и при этом ни разу не ошибиться? Не отсюда ли пропущенные мимо внимания важные симптомы, неправильные диагнозы, как результат — запущенные стадии болезней. Иногда цена им — человеческая жизнь. Но как замедлить этот адов для пациента и врача конвейер? Дать время врачу на передышку и для размышлений? А пациенту — больше шансов  вернуть свое драгоценное здоровье. Ведь о качестве медицинских услуг при таких условиях можно говорить лишь весьма  условно. К сожаленью, реформа не дает ответа на этот вопрос. А врачи первичного звена не выдерживают такой нагрузки. 
— У нас тоже возросла зарплата, — сообщает заведующий профильным отделением стационара одной из крупных клиник Харькова. Он также пожелал остаться инкогнито, и я держу слово. Назовем его Z. —  Выросла в  среднем на 1,5 тысячи гривен — в зависимости от стажа. Сейчас врачи отделения, замечу   — все они оперируют, выполняют сложные вмешательства, получают 6-7,5 тысячи гривен. Если вам интересна моя зарплата — 8,5 тысячи гривен.
Вот это да! Спросить об этом никогда бы не решилась. В силу давнего знакомства, которым дорожу, пиетета к Z как профессионалу, ну и, собственно, этикета. Z — авторитет в своей отрасли медицины, много лет заведует отделением, кандидат медицинских наук, преподает. Оказалось, его зарплата не дотягивает даже до средней по Украине — 10 тысяч гривен. Сегодня рабочий, водитель и продавец получают больше оперирующего хирурга. Такого нет нигде в мире. Даже в бедных странах. 
— За 10 лет из нашего отделения за рубеж уехали  4 врача, — продолжает Z. — Но в Польшу никто не уехал. Два врача уехали в Германию, один — в Канаду, еще один — не помню куда, но не в Польшу. Последний уехал совсем недавно — полтора года назад.

Вместо эпилога

Даже после упрощения процедуры трудоустройства украинских врачей в Польше, они вряд ли   массово хлынут за рубеж при всей привлекательности тамошних зарплат и условий работы. Об этом уже было сказано выше. Сегодня в Польше официально работает всего 314 украинских врачей. Однако уезжать врачи, как и раньше, будут. Впрочем, это не будет делать погоду в целом. Все не уедут. Но дефицит кадров уже остро стоит сегодня. Как «поднять с колен» украинскую медицину? Для начала надо хотя бы поднять зарплату — до конкурентной. Растить экономику —  долго. И не всегда успешно. А вот с коррупцией, если захотеть, можно справиться намного быстрее. А полученные миллиарды и миллионы отдать на зарплаты врачам и внедрение современных технологий. Может, тогда польские врачи начнут иммигрировать в Украину?

Наталья Меркулова, 
корреспондент

Читайте также
Другие материалы рубрики