Время собирать камни: необычная коллекция

11-01-2017

Полтысячи старинных кирпичей, большинство из которых были произведены в Харьковской губернии, собрал в своей необычной коллекции житель Краматорска Виктор Иванов.

История в стенах и под ногами
Кроме кирпичей Виктор собирает еще старинную черепицу, печные изразцы, кафель, трубы и другие керамические изделия, применявшиеся в строительстве. Часть образцов коллекционер не поленился привезти в Харьков во время одного из фестивалей, который проходил осенью на самой старой улице города — Университетской. 
Пожалуй, мало кто из харьковчан сегодня знает о том, сколько кирпичных заводов было в городе и его пригородах до революции. А вот Виктор Иванов, тщательно исследовав историю этого вопроса, утверждает, что кирпичных производств здесь было очень много — от совсем крохотных, на которых работали по пять человек, до крупных товариществ, снабжавших кирпичом и керамическими изделиями всю Российскую империю. Так, кафельную плитку производства предприятий барона Бергенгейма (большую восьмиугольную в сочетании с маленькой квадратной) до сих пор можно встретить в подъездах жилых домов, больниц, церквей и других старинных зданий не только Харькова, но и, например, Санкт-Петербурга, а также других городов. А вот образцы продукции маленьких заводиков по понятным причинам являются редкостью, а потому наиболее ценны для коллекционеров.
— Старинными кирпичами я заинтересовался еще в конце 1980-х годов, когда служил в армии во Владивостоке и прочитал в местной газете о коллекционере, который собирал кирпичи с клеймами разных производителей, — вспоминает Виктор Иванов. — Но первые образцы в моей коллекции появились много позже, в 2009 году, когда я нашел фрагмент черепицы с надписью «Бломберг и Минц». Об этих производителях я ничего не знал и, будучи членом краматорского клуба «Краевед», начал активные поиски информации. Найти ее удалось только в 2016 году в Харьковском архиве. Оказывается, немцы Карл Минц и Генрих Бломберг построили в Краматорске черепичный завод, где выпускали также и кирпич. 
Постепенно моя коллекция пополнялась новыми экземплярами, и теперь она насчитывает более 500 кирпичей и около 200 штук черепицы.
— А где ищете новые раритеты?
— Сначала объездил все села и поселки вокруг Краматорска, где есть старые имения, брошенные дома. Постепенно территория поисков расширялась, я стал искать в Харькове, который в плане наличия старинных кирпичей и керамики — просто «клондайк» по сравнению с маленькими городками. Здесь дореволюционных зданий гораздо больше, и к тому же они старше, чем, например, в Краматорске. К сожалению, много таких домов уже разобрано, многие продолжают разбирать. 
Мне, как коллекционеру, конечно, интересны кирпичи из таких зданий. Не хочется, чтобы они бесследно исчезли, как просто строительный мусор, ведь в них — часть нашей истории. Поэтому я стараюсь в таких случаях договориться со строителями, чтобы сообщили мне, если найдется что-то интересное. Вот, например, разобрали гостиницу по переулку Лопатинскому, оттуда в мою коллекцию попали кирпичи с клеймами «НАП» и «Петровъ». 
Первый экземпляр выпущен на заводе Надежды Андреевны Похвисневой, который работал с 1825 года в Лебединском уезде (сейчас — Сумская обл.). А второй кирпич — производства одного из старейших в Харькове кафельного завода Василия Васильевича Петрова. Предприятие работало с 1840 года на Москалевке и выпускало не только кафель, но и огне­упорный кирпич, гончарные трубы для центрального отопления, дымоходов, дренажных систем, терракотовые плитки для украшения домов и даже переносные кафельные печи. Его магазин располагался на Сергиевской площади (с 1936 г. по 2016 г. она называлась Пролетарской. — Прим. авт.). Основным «коньком» завода Петрова были печные изразцы. Их и сейчас еще можно увидеть в старых домах на Полтавском Шляхе и других улицах Харькова.

«Автографы» на глине
— Какие еще производители работали в Харьковской губернии?
— Один из самых известных — барон Эдуард Эдуардович Бергенгейм. Его плитка была распространена по всей Российской империи. Кирпич с клеймом Бергенгейма я встречал даже во Владивостоке. Из него построено много жилых и общественных зданий, в том числе и в Харькове. Вот образец керамической трубы — их применяли для водоотведения, дымоходов и т.д. По тем временам все было довольно прогрессивно. Производство Бергенгейма располагалось на улице Кузинской (сейчас — ул. Революции 1905 года. — Прим. авт.) и работало вплоть до революции, хотя сам он умер еще в конце XIX века, не дожив даже до своего 50-летия. В моей коллекции есть кирпич 1920-х годов «Харьковсиликаттреста», я думаю, его делали на базе завода Бергенгейма.
Вот кирпич еще одного харьковского производителя — Семена Яковлевича Толкачова. На его кирпичах стояли клейма «СЯТ». Кирпич с клеймом «НР», который я нашел на улице Дмитриевской, выпущен на заводах харьковского купца Николая Александровича Рыкова, их у него было три: на хуторах Ольховом и Хрящеватом и на Холодной Горе.
— Кирпичи в вашей коллекции выглядят как новые...
— Раньше кирпичи укладывали не на цементном, а на известковом растворе, а для коллекционера он хорош тем, что отмывается. Но все равно, чтобы не оставалось белого налета, я еще и обрабатываю кирпичи кислотой. Все это позволяет лучше рассмотреть клейма производителей, разобраться, когда и где выпускался этот кирпич. Меня интересует история производств, старые технологии. Я создал целый каталог для того, чтобы можно было расшифровывать клейма. 
По качеству клейма можно определить, насколько жирной была глина, из которой сделано изделие. Например, для производства кирпича обычно использовали тощие глины или смешанные с песком, потому что они при обжиге дают меньшую усадку. Но изобразить витиеватое клеймо на такой глине сложно. А для плитки применяли жирные глины, поэтому там клейма богатые, интересные.
— А что можно сказать о производстве у нас черепицы?
— Вот образец черепицы производства Харьковского губернского земства, она редко встречается. Вообще, черепицей в Харькове мало занимались. В основном крыши домов крыли железом. Распространение она получила на юге Харьковской губернии — в Краматорске, Славянске. А ближе к Азовскому морю, где было много поселений немцев-менонитов, свой черепичный завод имелся почти в каждом селе.
— Как вы считаете, есть ли смысл возрождать сегодня какие-то старые технологии изготовления кирпича?
— Дело в том, что сейчас в строительстве применяются другие, «бескирпичные», технологии. Кирпич используют разве что для закладки небольших проемов и т.п. Так что потребности в этом стройматериале уже не те, что были до революции или в советское время. Но старые технологии, конечно, интересны сами по себе, в том числе и как часть истории развития промышленности в нашем регионе. 
Вот, например, огне­упорные кирпичи, которые обычно делались для металлоплавильных производств. Требования к их качеству были гораздо более строгими, чем к строительным кирпичам. Погрешность в размерах огнеупорного кирпича не должна была превышать 2 мм. Для их изготовления применялась машинная формовка.
А вот — кирпич ручной формовки. Его отличительная черта — несколько неправильных линий на поверхности. Это работник, залив глину в форму, напоследок проводил пальцами по ее поверхности, придавая ей неровность — чтобы в кладке кирпич имел более прочное сцепление с раствором.
— Много ли у вас единомышленников, интересующихся старыми кирпичами?
— Здесь, в Харькове, во время фестиваля ко мне подходили несколько коллекционеров. На интернет-форуме, где я общаюсь с единомышленниками, есть жители Днепра, Киева, Львова, Москвы, Ростова… Приезжали ко мне даже из Германии. А вот из Харькова почти никто не выходит на связь. Хотя коллекционеры здесь есть. Возможно, это просто не публичные люди.


Татьяна Буряковская.

Читайте также
Другие материалы рубрики