Александр Фельдман: "Теряем там, где могли бы найти"

17-02-2017

В марте этого года на полигоне ТБО в Дергачевском районе Харьковской области начнется строительство мусороперерабатывающего завода.

За закрытыми дверями

Строительство этого предприятия рассчитано на три года, деньги под него — 44 млн. долл. — выделил Мировой банк. По словам представителей городских властей, завод будет заниматься сортировкой, рекультивацией и переработкой мусора, поступающего из Харькова, а также — добычей полигонного газа для выработки электроэнергии.

Безусловно, такое обращение с отходами выглядит гораздо прогрессивнее, чем захоронение сплошной массы мусора на полигонах ТБО, которое до сих пор практикуется в Украине, в т.ч. и на Харьковщине. Однако смущает то, что осуществление столь важного для городской громады проекта происходит за закрытыми дверями, и общественность полуторамиллионного мегаполиса полностью устранена от решения принципиальных вопросов по обращению с городскими отходами, считает народный депутат Украины Александр Фельдман.

Взять хотя бы то, что данного проекта нет в открытом доступе, равно как и оценки его воздействия на окружающую среду. Видимо, мы должны просто верить на слово представителям городских властей, которые заверяют, что пожары и экологические катастрофы на таком комбинате исключены. Между тем, Орхусская конвенция гарантирует всем гражданам право участвовать в принятии экологически значимых решений, а также получать информацию о тех решениях, которые планируется принять. Мусороперерабатывающий завод относится к экологически опасным объектам, и его проект должен был пройти не только государственную, но и общественную экспертизу, которая позволила бы гражданам убедиться, все ли в нем предусмотрено для обеспечения безопасности природы и людей. Кстати, именно так в середине 1990-х годов неравнодушная общественность и ученые вовремя обнаружили грубейшие нарушения в проекте мусорного полигона, который планировали построить возле села Сороковка в Харьковском районе, благодаря чему удалось избежать экологической катастрофы.

Создатели будущего мусороперерабатывающего завода заверяют, что потратили на разработку его концепции чуть ли не четыре года и при этом постарались перенять ведущие мировые практики. На комбинате планируется создать 132 рабочих места, а везти туда будут до 1500 тонн ТБО ежедневно (во всяком случае, именно столько отходов отправляется сейчас на Дергачевский полигон).

А ну-ка, отыщи!

Если рассматривать этот проект с точки зрения бизнеса, то он может получиться довольно успешным, ведь переработка отходов — дело прибыльное. Переплавить металлическую консервную банку дешевле и проще, чем найти и разработать месторождение руды и извлечь из нее металл. Для изготовления пластика необходимы нефтепродукты, газ, сложные химические реакции... И совсем другое дело — трансформировать одно готовое пластиковое изделие в другое. О бумаге и вовсе нет смысла говорить: все мы с детства знаем, что сбор макулатуры буквально спасает наши деревья. Сегодня вторичное сырье считается гораздо более выгодным, чем первичное, и весь цивилизованный мир этим пользуется.

Но если оценивать работу будущего мусороперерабатывающего завода с точки зрения здравой логики, получается, что задуманное предприятие обречено быть неэффективным. Начнем с того, что новое предприятие изначально задумано для приема несортированного мусора, который будут перебирать и разделять по фракциям уже на конвейерной ленте.

Любой из нас, заглянув в мусорное ведро или дворовой контейнер, может легко убедиться, что пластиковая баклажка, побывавшая в соседстве с остатками пищи, уже выглядит не слишком чистой. И для переработки такое загрязненное вторсырье тоже менее привлекательно. В Украине и некоторых других странах существуют ограничения, которые говорят, сколько процентов примесей допустимо в том или ином вторичном сырье. Иными словами, если рассматривать с точки зрения переработки одноразовый полиэтиленовый пакет, в котором лежит огрызок яблока, то он под эти нормы не подпадает, и, следовательно, переработке не подлежит, поскольку вес огрызка больше веса тонкого пакета. В то же время огрызок и пустой пакет, взятые в отдельности, представляют собой отличный материал для переработки. Остатки яблока — это сырье для производства биогаза и удобрений, а пакет — материал для производства других пластиковых изделий.

Нам скажут, мол, для того и задумана сортировка мусора на заводе, чтобы разделять смешанные отходы. Но насколько она может быть эффективной? Представим, что за конвейерной лентой будут работать пусть даже 100 человек, перед которыми целый день будут проходить тонны перемешанных отходов города Харькова. Это и батарейки, которые вообще не должны попадать на полигон, их надо утилизировать отдельно, как опасные отходы. Это и люминесцентные лампы, и остатки пищи, и пластиковая тара и т.д. Да, что-то сотрудники на конвейере смогут отделить. Но что-то наверняка и не смогут. А ну-ка, отыщите среди кучи огрызков, битого стекла и разного хлама крохотную батарейку, в которой, между прочим, содержится солидная «доза» тяжелых металлов, категорически вредных для окружающей природы и здоровья человека! То же самое и с другими предметами, ценными для переработки. Ведь есть предел брезгливости человека, предел его терпению. Поэтому значительная часть потенциального вторсырья все равно будет оставаться на конвейере, чтобы потом быть захороненной на полигоне. А это — тонны сырья, солидные суммы денег харьковчан, которые могли бы работать на пользу города, а не гнить на свалке.

Поэтому любой разговор об отходах должен начинаться не со строительства каких-то предприятий и комплексов — они возникнут сами, потому что это очень выгодный бизнес. Он должен начинаться с раздельного сбора вторсырья. И этот процесс должен начинаться в квартире каждого жителя. В развитых странах, в самых богатых городах планеты вы не найдете человека, который бы сбрасывал в мусорное ведро все отходы вместе. Но в Харькове так поступает практически каждый горожанин. Надо признать, в сфере обращения с отходами мы поступаем не по средствам, не по логике, не по уму. Раздельный сбор отходов — это не каприз и не роскошь, а способ сделать планету чище, да еще и заработать там, где Украина сегодня теряет. 

Вторсырье - это деньги громады

Не совсем логичной выглядит и транспортная схема, по которой будет путешествовать харьковский мусор. Зачем, скажите, везти весь мусор за город, там его сортировать и потом транспортировать отобранное вторсырье, скорее всего, обратно в город на переработку? Ведь куда проще и дешевле с точки зрения транспортных затрат собирать, например, чистый пластик уже в городе, здесь же его подробить и везти сразу на переработку.

Одним словом, это путь как больше потратить денег, причем бесконтрольно (мы же не знаем, сколько на самом деле вывезли тех же бутылок, металла и другого вторсырья). А надо, чтобы громада контролировала этот процесс. Чтобы уличные и домовые комитеты разъясняли жителям выгоду от раздельного сбора мусора. За примерами далеко ходить не надо. Несколько лет назад в частном секторе Харькова стала внедряться организованная система вывоза мусора и оплаты за него по нормам потребления. И значительная часть населения выступала против, утверждая, что ничего не выбрасывает или выбрасывает вовсе не такое количество мусора, которое приписывается нормами. А если бы  у людей была возможность участвовать в раздельном сборе отходов, эта проблема решилась бы сама собой и жители платили бы за вывоз ТБО значительно меньше. Возможно, даже получали бы какую-то прибыль от сдачи отдельно собранного вторсырья. На эти деньги можно проводить благоустройство территорий, какие-то ремонты и т.д. Во всяком случае, жители видели бы конкретный результат от своих усилий по сортировке домашнего мусора. Но городские власти не хотят создавать условий для этого, и судьба городского вторсырья пока решается за закрытыми дверями, вне глаз городской громады.

Характерная деталь — сегодня Украина перерабатывает меньше 6% образующихся отходов. Швейцария — 51% (еще 49% — сжигается), Нидерланды перерабатывают 65%, сжигают — 33%, а Швеция на 45% переработки имеет 50% пиролиза. Заметим, что сжигание проводится не варварское, а безопасное — раздельно собранных компонентов. В Швеции настолько уверены в своих гражданах, что знают: в сжигаемый мусор не попадут батарейки, аккумуляторы и другие опасные отходы, которые могут принести вред окружающей среде. Иными словами, там сжигают идеально отсортированный мусор, который невыгодно перерабатывать иным способом. И им уже не хватает такого топлива для своих ТЭЦ и котельных, поэтому Швеция закупает его в других странах. Но, опять же, у них настолько высоки требования к составу покупаемых отходов (ведь под каждый вид топлива нужно предусмотреть определенный температурный режим, фильтры для очистки выбросов и т.д.), что наш мусор они для этих целей категорически не возьмут.

Самое обидное в этой истории — то, что мы катастрофически теряем время. Американский ребенок, впервые посетивший начальную школу, в своей первой книжке видит квест, рассказывающий о том, какой мусор в какую урну бросать. А в старших классах он уже узнает способы переработки разных видов отходов и другую важную информацию. Британские и немецкие дети обучаются примерно так же. А вот украинская малышня дол сих пор лишена этих знаний. В лучшем случае они подаются бессистемно. Внедрение хотя бы частичного раздельного сбора отходов в отдельно взятом городе (том же Харькове) тоже могло бы способствовать постепенному закреплению полезных и экологичных навыков в обращении с мусором. Но, похоже, что до внедрения цивилизованного обращения с отходами нам по-прежнему предстоят долгие годы.

 

 

 

Читайте также
Другие материалы рубрики