ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

Аза Резниченко: четыре женские судьбы

Актуальное сегодня29 марта 2021 | 16:19

О талантливой артистке Харьковского театра юного зрителя Азе Резниченко попросила рассказать наша читательница Ольга Старцева.

При этом харьковчанка возмущалась: «Когда обожаемые нами артисты покидают театр, о них вспоминают только влюбленные в них зрители, которые даже в жизни старались подражать их сценическим персонажам!»
Ольга Михайловна, спасибо вам за телефонный звонок в редакцию, но давайте будем объективны: газета «Время» не оставляет без внимания людей театра, в том числе ушедших на заслуженный отдых. А доказательством тому на страницах газеты служит большая портретная галерея харьковских режиссеров, актеров, художников, композиторов, созданная в том числе по пожеланиям наших читателей. И, конечно же, в этот раз с удовольствием вспомним о творчестве артистки Харьковского ТЮЗа Азы Иосифовны Резниченко.

Агафья

Маленький эпизод в спектакле «Письма к другу» по пьесе А. Лиханова, переносящий нас из времен Гражданской войны в 1970-е годы. На сцене — вокально-инструментальный ансамбль с современной для той поры аппаратурой. Особый шарм романтическому настроению придавала стильная певица в голубом. Где я видел это эффектно-красивое лицо? Разумеется, в кино! Показалось, что на сцену ТЮЗа вышла французская кинодива Мари Лафоре…
Вот вам яркий пример того, как персонаж, не принимающий активного участия в основном действии, смог украсить собой спектакль и сделать его запомнившимся на десятилетия. Естественно, теперь мой интерес — интерес будущего студента театроведческого факультета Харьковского института искусств — был прикован к творчеству понравившейся актрисы. К сожалению, репертуар тех лет складывался в основном из спектаклей, соответствующих статусу этого театра: сковывающих возможности оригинальной во всех отношениях актрисы, которая помимо многих профессиональных и природных качеств обладала женственной пластикой, прекрасной сценической речью и отменными для драматического театра вокальными данными.
Впрочем, в 1978 году состоялась премьера гоголевской «Женитьбы» в режиссерской версии Анатолия Литко. Главную роль в этом спектакле сыграла Аза Резниченко. Доподлинно воспроизвожу в памяти, как на огромном турецком диване, утопая в атласных подушках, выезжала «сдобная» Агафья Тихоновна. Острохарактерная роль была сыграна Азой Иосифовной весьма пикантно, без комедийного надрыва. Режиссер и актриса вкладывали подтексты, непривычные для традиционного прочтения пьесы, к тому же заставляющие зрителя сострадать сытому одиночеству перезревающей девицы. Жизнь обласканной тетками купчихи была ограничена пределами дивана, по всем сторонам которого обитали мистические звуки и тени. Покидая по воле случая мягкотканную территорию, Агафья терялась, становилась беспомощной и непредсказуемой. На диване же она впадала в грезы фантастических иллюзий о замужестве. В царстве кружевных покрывал она слагала из всевозможных частей реальных кандидатов на руку и сердце образ единственно возможного, способного любить именно так, как желала того её истомленная душа.
Режиссер очень хотел наполнить спектакль чертовщиной и даже придал некое сатанинское подобие двум персонажам — надворному советнику Кочкареву и купцу Старикову. Иногда в сны Агафьи вторгался грозный голос покойного папеньки и она вскакивала, цепенея от страха. Но всю эту чертовщину «смывала» сыгранная с предельной выразительностью сцена встречи Агафьи и Подколесина (артист Юрий Головин) — апофеоз экзальтированной вычурности двух восторженных недорослей был передан артистами так точно, что мы забывали о существовании и кознях нечистой силы. Их умиленные лица и нарочитые бессловесные ужимки изрядно веселили публику, обалдевающую от избытка напускных чувств.

Василиса

Вслед за «Женитьбой» в репертуарной афише детского театра появляется спектакль «На дне», поставленный по пьесе Максима Горького. Именно этому спектаклю суждено было стать наивысшим достижением всей последующей режиссерской практики Александра Беляцкого. Лучшей женской ролью театрального сезона 1979 года критиками была признана горьковская Василиса Карповна Костылева в сценическом воплощении этого сложного женского характера Азой Резниченко.
Какой же колоссальный психологический прыжок необходимо было совершить, чтобы, соскочив с атласных подушек, стать своенравной хозяйкой грязной ночлежки! Да, внешне актриса не сильно изменилась (красоту и точеную стать спрятать невозможно), но вот только в каких подвалах памяти она открывала обилие личин, за короткое сценическое время делающих её Василису многогранной натурой с широкой амплитудой колебания — от самодурства, смирения, нежности и любви до жестокосердия? Безжалостная ко всем, оказавшимся в смрадных каморках мужа, которого в приступах ненависти она обзывала «клопом», высасывающим её молодость, о, как изменялась сценическая героиня Азы Резниченко, когда в ночлежке появлялся Васька Пепел! В минуты тайных свиданий с ним Костылева становилась тихой и покорной. Любила сильно, жестоко, хорошо осознавая обреченность не­ожиданно настигшего чувства к тому, кто вряд ли способен был изменить её жизнь. Глубокое постижение актрисой роли Костылевой завершалось потрясающей развязкой: не простила Васькиной измены и прокляла. С каким злорадством она сдавала его полицейскому: «Убили! Мужа моего… вот кто убил! Васька убил! Я — видела!» В эти слова Василисы Карповны актриса вложила сонм противоречивых чувств — сострадание, смятение, любовь, месть и страх перед неотвратимостью трагического исхода.

Доримена

В 1983 году Александр Беляцкий выпускает искрометную комедию «Мещанин во дворянстве» Жана-Батиста Мольера, в которой одну из самых значительных ролей, причем антиподную двум ранее сыгранным, поручает Азе Иосифовне. Красота её маркизы Доримены была подчеркнута светским нарядом придворной дамы. Более того, она выразила эту роль в сложной жанровой трактовке романтической буффонады, подчинив своему стилю сценического существования всех без исключения действующих лиц, то есть стала лидером жанра, а это, господа хорошие, задача не из простых. Вдовствующая Доримена «вышивала» на сцене такие эмоционально-пластические узоры, что дух захватывало от её искрометной сообразительности. На первый взгляд обворожительная кокотка Азы Резниченко только и могла, что привлекать к себе внимание мужчин, однако за всем этим скрывалась хорошо продуманная интрига по извлечению личной выгоды от каждого мимолетного свидания с одураченным избранником на час. Причем проводила каждую новую сцену с виртуозной игрой в непосредственность, стараясь своими поступками доказать, что чувство юмора и до неё, и после неё спасёт не одно поколение женщин.
Все роли в комедиях Мольера требуют от актера владения импровизационной культурой, то есть особой формой драматического искусства, связанной с созданием оригинального сценического образа. Научить этому невозможно, во многом это исходит от личных качеств лицедея, умеющего иронично оценивать себя со стороны. После того как Аза Иосифовна оживила на сцене веселую вдову Доримену, в ней (и это признали все критики) раскрылось еще одно очень редкое актерское качество.

Раиса

Потрясающей кодой в классической «симфонии» Азы Резниченко стала сыгранная в 1984 году роль другой вдовы — Раисы Гурмыжской в спектакле «Лес», поставленном по пьесе Александра Островского режиссером Борисом Варакиным. Актриса расширила рамки этой героини до характерных особенностей столбовой дворянки, отказавшись следовать указаниям драматурга быть на сцене только лишь богатой помещицей. Да и не мудрено с такими манерами и утонченными чувствами, какими артистка наделяла свою героиню, оставаться только лишь объектом для ухаживания соседских купцов да отставного кавалериста. Прозябая в имении, она мыслями находилась в светском Петербурге, но, не имея возможности все бросить и уехать, придумала себе любовь в лице бедного гимназиста Алексея Буланова.
Аза Иосифовна верно почувствовала то, о чем писал А. Н. Островский. Она не играла рачительную хозяйку имения, а углублялась в судьбу загадочной женщины Раисы Гурмыжской. Нарушая рамки бытоописательного характера пьесы, она единственная выпадала из жанрового контекста социальной комедии, играя драму стареющей женщины, болезненно чувствующей, что жизнь её изменяет привычное русло, уводя от туманных перспектив к заоблачным воспоминаниям. После премьеры режиссер признался: «Уже в процессе репетиций этого спектакля актриса взяла такую высокую планку, которая во многом изменила мой постановочный замысел»…
***
Конечно же, перечисленное выше отнюдь не значит, что Аза Иосифовна создала на сцене всего четыре образа. За актерскую карьеру, начиная с 1960 года, когда вместе с выпускным курсом Леся Ивановича Сердюка она возрождала в Харькове Театр юного зрителя и до середины 1990-х, она играла сказочных королев, строгих классных дам и уверенных в себе бабушек. Играла много и хорошо, но самыми значительными работами на сцене этого театра остаются ее роли в классических спектаклях. Оставив сцену, она посвятила всю себя семейным радостям и печалям.

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено
Cледите за нами в соцсетях