ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

«Бег» с препятствиями вне времени и пространства

Актуальное сегодня12 ноября 2020 | 21:34

В Харьковском академическом русском драматическом театре им. А. С. Пушкина состоялась премьера спектакля «Бег» по пьесе Михаила Булгакова, поставленного приглашенным режиссером Павлом Гатиловым из Днепровского молодежного театра.

Поразило жанровое определение, не имеющее никакого отношения к искусству драматического театра, — «Сатира в восьми снах и двух действиях». А раз не имеющее, значит, зритель вправе ожидать чего-то сверхъ­естественного, новаторского, связанного с новым словом в сценическом прочтении классического произведения. Не так ли?
Если согласны, то давайте разберемся, что является исконно литературным определением «сатира» и с какими жанровыми терминами она может сочетаться, появляясь на театральных подмостках.

«Тараканы» в голове…

Художественное своеобразие сатиры как острой критики кого-то или чего-то в литературных произведениях отражается в особенном языке автора, сочетающем, скажем, в памфлетах и фельетонах пародию и даже гротеск с аналитикой. На сцене же возможно единение сатиры только с комедиями ситуаций или положений.
В случае с постановочным вариантом булгаковского «Бега» обозначен не театральный жанр, а поэтому трудно понять, что подвергается кощунственному осмеянию — текст первоисточника, восемь неизвестно кому из героев приснившихся снов, одноименный спектакль Юрия Бутусова в Московском театре им. Е. Б. Вахтангова или сам себя высмеивает Харьковский театр им. А. С. Пушкина (для которого, кстати, спектакли вахтанговцев с недавних пор стали объектом саркастической имитации чужого сценического замысла).
Без объяснения причин, вдруг, ни с того ни с сего, художественное руководство «Pushkin theatre» (так они себя нынче величают) позволяет артистам и приглашенному режиссеру ёрничать по поводу одного из самых трагических периодов отечественной истории — «красного террора». Удалось! Постановочная группа наглядно доказала, что советская власть, систематически уничтожавшая культурный слой страны, за семь десятилетий воспитала «сатириков», генетически достойных её кровавой памяти.
Теперь о представлении, которое умышленно не называю спектаклем.
Сегодня своеволие на театре приветствуется!!! По­этому бессмысленно убеждать о необходимости жанровой определенности. Но при каком угодно приеме исключать соответствие жанра законам драматического театра просто непрофессионально.
«Бег» не обременен автором конкретным жанровым обозначением, и это дает режиссерам право трактовать пьесу как трагедию, драму, комедию и трагифарс. Главное, определиться: какому замыслу и какой цели будут подчинены использованные жанры. В спектакле Павла Гатилова наблюдаем искаженное подобие перечисленному выше, но не соответствующего даже литературному определению, обозначенному на афише. Кстати, сама афиша заманчиво хороша, как и графический фоновый рисунок сценического оформления, созданного художником Еленой Рыкусовой. Выразительный лаконизм геометрических форм двух декорационных порталов органично вписывается в основной портал сценической коробки. Чередование картин происходит при помощи вращающегося круга, обеспечивая эффект быстрой перемены мизансцен. Изобретательно сконструированы театральные костюмы, но, к сожалению, на эскизах они выглядят куда интереснее, нежели смотрятся на артистах…
В таких декорациях можно любую пьесу превратить в действенный спектакль, но, увы, избранный режиссером прием противоречит внутреннему содержанию сценического замысла. На сцене лицедействуют странные типы, мало чем отличающиеся друг от друга. В данном случае уже не приходится говорить о жизни человеческого духа, потому что мы попадем в неопределенную среду, где обитают неопределенные персонажи. До боли знакомые сценические картинки, увы, ставшие шаблоном каждого второго авангардиста, создают депрессивную атмосферу, где артисты в эпатажных позах бесконечно долго демонстрируют пластику хорошо тренированных тел. Мизансцены эффектно подсвечены, но то, что в них происходит, вызывает недоумение. За какие грехи мужественного Хлудова превратили в парализованного старца, насмеялись над чувствами Серафимы и Голубкова? Вешают, избивают, отрывают ноги, и этот беспредел выдают за ноу-хау. Забывая, что если сценическое действие не способно вызвать у зрителя чувство сопереживания, оно психологически деформирует его сознание.

…и «тараканы» на сцене
Только после репризы «Тараканьих бегов» (пятая картина «Янычар сбоит!..») зрителю, до этого находившемуся в полном неведении, становится понятен «гениальный» замысел режиссера представить всех действующих лиц… тараканами. В гримах присутствует намек на лица немого кинематографа, в котором основой актерской выразительности является особенный тип специфической мимики. Со сцены же выбеленные лица и зачерненные впадины глаз скрыли от нас малейшие намеки на актерские индивидуальности. Личностные качества Хлудова (артист Александр Кривошеев), Серафимы (артистка Людмила Кулакевич), Крапилина (артист Андрей Ванеев), Чарноты (артист Богдан Кривошеев), Голубкова (артист Максим Авксентьев) и других действующих лиц, прекрасно охарактеризованных драматургом в пьесе, к сожалению, не находят должного отражения в спектакле. Жуткая речь, выражающая их физиологическое, а порой клиническое состояние, минуя корни слов, долетает до ушей зрителя обрывками префиксов и постфиксов. Будет справедливо отдать должное двум персонажам — Люське (артистка Лариса Читака) и Корзухину (артист Филипп Гамаль): хотя бы понятно, о чем эти двое говорят. Остальных «тараканов» слышно только тогда, когда, разбегаясь, они шуршат лапками… Видимо, именно в «тараканьих бегах» и заключается важность глубокого смысла поставленной режиссером перед артистами задачи — «шуршат» отменно!
Невозможно рецензировать представление без того, что должно быть присуще спектаклю, — исходного события, истока драматических взаимоотношений и череды конфликтных ситуаций, формирующих собой если не сквозное действие, то хотя бы примитивно «шуршащую» сюжетную линию. За три часа сценического времени так и не разобрались: кто играл, кого играли, ради чего пели, плясали, этюды показывали…
Восемь снов Михаила Булгакова, всего лишь восемь картин под разными названиями с общим эпиграфом из поэмы «Певец» Василия Жуковского.
Бессмертье, тихий, светлый брег;
Наш путь — к нему стремленье.
Покойся, кто свой кончил бег!
Вы, странники, терпенье!
И этих четырех строк вполне достаточно, чтобы понять глубину трагического замысла страшной пьесы «Бег». Трагедии, в которой на фоне мощного классового конфликта происходит выявление социальных и внутренних противоречий через судьбы людей, принужденных в результате государственного переворота спасаться от карательных мер, проводимых большевиками в ходе Гражданской войны против социальных групп, провозглашенных классовыми врагами. А по сцене тараканов гоняют… Не лишне будет сказать, что премьера спектакля состоялась 6 ноября, накануне сами знаете какой памятной даты.
***
Предчувствуя укоры в свой адрес со стороны ярых сторонников новых веяний, хочу заверить, что вполне ориентируюсь в тенденциях современной постановочной практики и чувствую основные пути, по которым следуют известные режиссеры-авангардисты Иво ван Хове, Кшиштов Варликовский, Христиан Люпа, Роберт Уилсон. Напомню, что с 2001 по 2004 год харьковские зрители имели редкую возможность познакомиться с эстетически выверенными, поистине авангардными спектаклями Андрия Жолдака, которые, не нарушая основополагающих законов драматического театра, соответствовали самому взыскательному художественному вкусу и были высоко оценены на 14 международных фестивалях.
В театральном пространстве Украины лучшими режиссерами считаю Андрея Бакирова, Ивана Урывского, Оксану Дмитриеву и Давида Петросяна. При всей разности постановочных методов этих мастеров их объединяет крепкая академическая основа комплексных знаний о своей профессии, дающая им право идти на творческий эксперимент. Если режиссеры-постановщики такого уровня отказываются от какого-то одного театрального сегмента (в данном случае жанра), узаконенного веками, то не сомневаюсь — имеют о нем ясное понятие и в своей практике руководствуются обоснованными на то причинами.

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено
Cледите за нами в соцсетях