ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

Чернобыльский туризм — «прикольное» приключение или путешествие к истокам?

Актуальное сегодня26 апреля 2021 | 17:23

35 лет назад, 26 апреля 1986 года, прогремел взрыв на Чернобыльской атомной электростанции.

Диснейленд в зоне отчуждения?
С тех пор в Украине родились два поколения людей, для большинства из которых Чернобыль не является лично пережитым страхом или горем от потери здоровья, близких людей и родных мест. Постепенно память об атомной катастрофе приобретает новые черты, видоизменяясь в угоду потребностям современного общества, значительная часть которого сегодня желает развлекаться и не думать об опасности. Очевидно, пришло время «перезагрузить» коллективную память о Чернобыльской трагедии, чтобы избежать ее маргинализации и сохранить в ней главную суть — урок, который авария преподала «всемогущему» человечеству. Недавно по инициативе Министерства культуры и информационной политики Украины группа исследователей разработала государственную концепцию комеморации (сохранения общественной памяти) о трагедии Чернобыля и развитии Зоны отчуждения.
На днях состоялось первое публичное обсуждение этой концепции на онлайн-форуме «Зона (не)відчуження» в рамках платформы культуры памяти «Минуле / Майбутнє / Мистецтво». В форуме приняли участие представители государственных учреждений, биологи, историки, художники, исследователи Зоны отчуждения. Сегодня к ней проявляют интерес и серьезные ученые со всего мира, и недальновидные искатели развлечений. Кто-то видит в зоне отчуждения возможности для бизнеса, а для кого-то это неистребимая ностальгия по детству и родным местам. Ранее были предложения использовать эту «бросовую» территорию под платный могильник ядерных отходов, а Минкульт в конце прошлого года предложил внести Чернобыльскую зону в список ЮНЕСКО… К сожалению, в рамках одной газетной статьи невозможно рассказать обо всех поднятых темах, касающихся Чернобыля и тех изменений, которые за 35 лет произошли в Зоне и в обществе. Расскажем лишь об одной, под названием «Продать Чернобыль?»
Координатор упомянутой выше концепции Оксана Довгополова рассказывает, что в последнее время в контексте Чернобыля появилось немало коммерческих проектов. Одни предлагают «светящиеся» футболки-«мутанты» с четырьмя рукавами, другие выражают идею перенести в Зону все казино, третьи хотели бы устраивать там сафари. Туроператоры распространяют мифы о том, что в Зоне уже почти нет никакой радиации, мол, там безопаснее, чем в самолете. За всеми этими проектами стоит желание продать. С другой стороны, Чернобыль действительно оказался уникальной территорией, избавленной от человека, «клондайком» для физиков, астрономов, биологов, историков. 35 лет назад все думали, что эта земля навсегда останется бесполезной для человека, но оказалось, что это совсем не так. И сейчас задача общества и государства — сохранить для современного человека возможность прикоснуться к этому уникальному месту, не делая Чернобыль вульгарным брендом.
— Еще 10 лет назад на туристов, спрашивающих в Киеве какие-нибудь сувениры, связанные с Чернобылем, смотрели как на сумасшедших, а сегодня мы наблюдаем просто какой-то бум, и некоторые исследователи говорят, что Чернобыльская зона скоро превратится в Диснейленд,— говорит Оксана Довгополова. — В сувенирной продукции чаще всего используется посыл: в Зоне есть радиация, которая светится и создает мутации, и это… весело. Светящиеся веселые мутанты — это фактически сейчас чернобыльский брендинг. Существует такая точка зрения, что найти деньги на содержание Чернобыльской зоны можно, запустив туда побольше туристов, — мол, мы бедные, поэтому других путей у нас нет.

Вандализм с корнями в прошлом
Безусловно, у разумных людей такой подход вызывает отторжение. Но будет ли выходом вовсе запретить экскурсии в Зону? Председатель общественного совета при Государственном агентстве по управлению Зоной отчуждения Александр Сирота считает, что в туристском интересе к этим местам нет ничего плохого, все зависит от того, какой смысл вкладывают гиды и путешественники в такие поездки (и, кстати говоря, так думает большинство других людей, которые раньше жили в нынешней Чернобыльской зоне). Сам бывший житель города Припять, эвакуированный в 10-летнем возрасте, Александр Сирота 25 лет назад начал привозить первых посетителей в Зону, положив тем самым начало чернобыльскому туризму.
— Мы рассказывали людям о личных трагедиях, посещали с ними места памяти в расчете на то, что после таких экскурсий человек пересмотрит свои взгляды на жизнь и отношение с окружающими, не будет оставлять после себя новых «чернобылей», то есть руин в семье, в кругу друзей, на работе, — рассказывает Александр. — Сейчас чернобыльский туризм утрачивает этот смысл, люди едут не ради того, чтобы увидеть прошлое, а чтобы сфотографироваться на фоне саркофага. Многое зависит от экскурсоводов, которые привозят людей и формируют у них первое восприятие Зоны. Если гиды будут заинтересованы только в том, чтобы туристы сделали классные селфи, то это место трагедии и памяти просто превратится в «фаст-фуд». Для меня, как бывшего жителя Припяти, это больно видеть. Я считаю, что чернобыльский туризм имеет право на существование, и его надо развивать, но делать это очень цивилизованно и деликатно.
Кроме «весельчаков-мутантов», проблемой для чернобыльского туризма являются так называемые сталкеры и вандалы. Одни жаждут острых ощущений от пребывания в опасных ситуациях, другие приезжают с целью что-нибудь раскурочить.
— Сталкеры, как явление субкультуры, существуют давно, и мы должны с ним считаться, — говорит Александр Сирота. — Но сейчас в Зону отчуждения идут очень молодые люди, даже дети, это явление тоже начинают коммерциализировать. Это та же продажа Чернобыля, только нелегальная. Сталкеры подвергают опасности и себя, и окружающих. Я считаю, что когда в Припяти погибнет первый человек, весь чернобыльский туризм исчезнет как явление. Большая вероятность, что это может произойти именно с нелегальным туристом. Уже был трагический случай со сталкером из Беларуси, который упал с радиолокационной станции «Дуга» и погиб. Я еще могу понять, если человек ходит потихоньку в Зону из каких-то личных побуждений, не делает там вреда, не выносит оттуда радиоактивных «сувениров». Но к массовости этого явления приводит несовершенное законодательство, когда штраф за нелегальное проникновение в Зону просто символичен.
Глядя на фотографии оставленных эвакуированными жителями квартир и сельских хат, мы ужасаемся разгрому, который там царит. Ну не могли же сами люди разбросать свои вещи, переломать мебель и побить посуду! Очевидно, это делают какие-то хулиганы, проникающие в Зону. Александр Сирота дает объяснение и этому печальному «феномену»:
— Все это было заложено еще в 1980-х годах, когда специальные отряды ходили по пустым квартирам, ломали мебель и разбивали все, что можно было разбить, — чтобы предупредить вывоз этих вещей за пределы зоны отчуждения. Сама Зона никогда не была частной собственностью: все имущество было отчуждено у владельцев и впоследствии им компенсировано. Оно ничего не стоило и, соответственно, не было никакого наказания за любые действия с этим бывшим имуществом. И то, что происходит в Зоне сегодня, является прямым следствием тех действий, которые проводились здесь централизованно после эвакуации людей. В то же время в Японии после взрыва на Фукусиме мы видим совсем другое отношение к оставленному имуществу людей. Там к зоне отчуждения относятся как к месту, в которое обязательно вернутся люди. И даже через 10 лет после аварии все имущество остается на своих местах.
Кстати, идея запустить в Зону отчуждения как можно больше праздных посетителей может вообще обернуться против чернобыльского туризма, считает Александр:
— Большинство туристов стремятся в Зону, чтобы увидеть город без людей. И когда они попадают на центральную площадь Припяти и видят толпы таких же туристов, им это совсем не нравится. Поэтому большое количество туристов может спровоцировать как раз угасание туристского интереса к Зоне.

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено
Cледите за нами в соцсетях