ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

Давайте спросим у громады…

Актуальное сегодня01 марта 2021 | 16:43

Print

Что в первую очередь построить — спортзал или амбулаторию? Что важнее — рабочие места или закрытие экологически вредного производства? Что лучше — сдать в аренду водоем или оборудовать пляж? Давайте спросим у громады…

Вслед за законопроектом о всеукраинском референдуме, парламентская рабочая группа готовит закон о местных референдумах. Рассмотреть его планируют уже весной. Если это произойдет, как новое законодательство повлияет на политические реалии в нашем государстве и на жизнь рядовых украинцев?

О качестве процесса и «серой» зоне
Интересные данные привела в Харьковском пресс-клубе доцент кафедры конституционного и муниципального права Каразинского университета Юлия Градова.
Во время действия старого закона, с 1991 по 2012 год, было выдвинуто 178 инициатив о проведении местных референдумов. Правда, только 92% решений, вынесенных на референдумы, были одобрены. В то время как 8% отклонены. Из этих 8% лишь 3,5% были признаны по результатам голосования, поскольку в остальных случаях не было надлежащей явки (явилось менее 50% от зарегистрированных избирателей).
— В принципе, украинцы демонстрировали очень высокий уровень солидарности и явки на местные референдумы, — отмечает Юлия Градова. — И если сравнивать по регионам, то большинство голосований проходили на западе страны, в то время как остальные области не были столь активными. Например, на Харьковщине состоялось 10 референдумов.
Были случаи, когда местные референдумы срывались. Так произошло в Херсоне в 2007 году, когда граждане пытались организовать собрание инициативной группы о проведении местного референдума для того, чтобы досрочно прекратить полномочия местной власти. Понятно, что местной власти это было не нужно, и граждане часто не могли попасть к месту назначения, а потом местная власть отказала в регистрации инициативной группы из-за нарушений при проведении собрания.
Если же говорить о Харькове, то наиболее известный пример местных референдумов, когда 31 марта 2002 года в Харькове был проведён консультативный референдум, об официальном статусе русского языка на территории, подчинённой Харьковскому городскому совету.
До сих пор даже некоторые юристы полагают, что поскольку вопросы, вынесенные на местный референдум, не могут противоречить Конституции и законам Украины, то и референдум в Харькове оказался незаконным. Несмотря на это, референдум состоялся.
Не хотелось бы углубляться в «языковой вопрос», о котором уже немало сказано, но этот пример наглядно демонстрирует правовую коллизию. Может ли Европейская хартия региональных языков или языков меньшинств, на основании которой горсовет принимал решения, противоречить Конституции, если она ратифицирована украинским парламентом?
Заведующий кафедрой конституционного, муниципального и международного права Каразинского университета Марк Воронов замечает, что еще в 2005 году, будучи секретарем Харьковского городского совета, по поручению городского головы Владимира Шумилкина участвовал в разработке проекта решения о реализации итогов голосования на консультативном референдуме 2002 года, когда 87% жителей Харькова одобрили региональный формат языковых отношений.
— И мы были первыми в стране, когда на сессии горсовета приняли такое решение на основании Конституции Украины (ст. 10), на основании Закона о местном самоуправлении и на основании ратифицированной уже в то время соответствующей Европейской хартии.
Если Хартия ратифицирована, то в чем она может противоречить Конституции? Ответить может лишь Конституционный суд Украины (КСУ). Дело не дошло до того, чтобы КСУ ее рассмотрел. Теоретически это возможно, а юридически эта Хартия работает. Права, гарантированные ею, действуют, и граждане могут их осуществлять.
Подобные ситуации тесно связаны с качеством подготовки законопроектов. Марк Воронов обращает внимание на то, что наш парламент процентов на 80 принимает такие законы, которые находятся, как он выразился, в «серой зоне конституционализма». Депутаты и фракции оправдывают это «политико-правовой необходимостью». В то же время Главное научно-экспертное управление Верховной Рады, где работают опытные ученые-юристы, часто приходит к выводу о несоответствии положений тех или иных законопроектов Конституции.
— Мы должны говорить об этом украинском феномене, когда не только Верховная Рада, но и другие органы власти принимают изначально «серые» решения. И нам следует думать о качестве законо­творческого процесса, — констатирует Марк Воронов.

Инструмент доверия

Один из проблемных моментов — невыполнение решений, которые были одобрены на референдумах. По статистике, 16 решений, одобренных гражданами на местных референдумах, так и не были выполнены. А ведь это были в основном простые вопросы, которые касались благоустройства той или иной территории. И такая тенденция иллюстрирует проблематичность обратной связи между гражданами и органами местного самоуправления.
— На мой взгляд, важно, чтобы увеличилось доверие к местной власти. Если громадой будут инициированы местные референдумы, а затем и выполнены решения на местном уровне, такой механизм усилит взаимодействие граждан и местной власти, укрепит доверие между ними, — комментирует эксперт по конституционному праву Юлия Кириченко (Центра политико-правовых реформ). — И, наоборот, если возникает спорный вопрос, то у местного самоуправления появится демократический инструмент — объявить референдум. И если большинство громады поддержит решение власти, это снимет напряжение, например, между властью и протестующей частью громады.
Памятуя Крым, эксперты обращают внимание на возможную угрозу территориальной целостности. Может быть, поэтому у нас длительное время вообще нет закона ни о всеукраинском, ни о местном референдумах?
— Отсутствие тщательно выписанного правового документа не является достаточным предохранителем для того, чтобы незаконные плебисциты стали невозможными, — считает Юлия Градова. — Референдум как механизм легитимации решений всегда будет привлекательным для тех, кто стремится совершить политический переворот и установить незаконную власть. Тем не менее, если предусмотреть четкий механизм местных референдумов, то это даст основания для предотвращения именно незаконных решений с помощью референдума.
Так что же делать, если вопросы, вынесенные на местный референдум, противоречат Конституции и законам Украины?
— Ответ, который на сегодняшний момент найден в стенах парламента, это разработка таких статей закона, которые не позволят выносить вопросы, противоречащие Конституции или ограничивающие конституционные права граждан, — говорит Юлия Кириченко. — Но что делать, если такая инициатива у громады появилась? Уже на этапе инициирования таких референдумов должен быть механизм, который ее останавливает. Контроль над тем, соответствуют или нет вопросы местного референдума Конституции и процедуре, которая будет заложена в законе о местном референдуме, будет осуществляться Центральной избирательной комиссией. В первую очередь, для унификации практики по всем регионам Украины, и, во-вторых, потому что ЦИК есть наиболее квалифицированный орган по своему составу.
Юлия Кириченко считает необходимым, чтобы законы о местном референдуме и, возможно, о всеукраинском референдуме были вынесены также и на общественное обсуждение. Важно услышать специалистов в регионах, чтобы сделать инструмент местного референдума наиболее эффективным. Например, в Харькове есть ученые-конституционалисты и есть свой опыт (позитивный или негативный, как кто считает), и он должен быть учтен.

И немного о штампах

— Я думаю, что для членов громады важно иметь различные инструменты решения актуальных вопросов местного значения, — подчеркивает Марк Воронов. — Один инструмент уже проверен годами — это избрание депутатов местного совета, городских, сельских и поселковых голов. Есть возможность электронных петиций, я считаю ее актуальной. Есть общественные слушания, другие формы местных инициатив. На мой взгляд, если взять для примера Харьков, то местные инициативы не очень эффективны, хотя их потенциал, с моей точки зрения, очень и очень велик. Поэтому местный референдум — это обязательный инструмент. Интересно, что в Европейской хартии местного самоуправления долгое время приоритет отдавался деятельности именно представительных органов местной власти, но потом была принята декларация об участии, которая предполагает наличие форм непосредственного народовластия, в том числе и референдумов.
Дополнительный протокол к Европейской хартии местного самоуправления о праве участия в делах органа местного самоуправления был разработан Европейским комитетом по вопросам местной и региональной демократии Совета Европы и был принят в 2009 году в Утрехте. Документ ратифицирован Украиной.
Начиная с 2012 года, были разные форматы власти, но каждая из них не была заинтересована в законе о местном референдуме. Потому что опасалась политического усиления местного самоуправления.
— Нужно сказать несколько слов о политической воле, честности и штампах. Законопроект выпишут должным образом и он заработает, — не сомневается Марк Воронов. — А вот штампы касаются распространенного мнения о том, что референдумы способствуют потенциальному сепаратизму. С моей точки зрения, от подобных штампов следует отказаться.
Инфографика: количество инициированных референдумов по регионам Украины.

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено
Cледите за нами в соцсетях