ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

Децентрализация: кто сказал, что демократия — это дешево?

Актуальное сегодня15 апреля 2021 | 15:51

Как информирует Минрегион, в Харьковской области почти 100% некогда общего районного имущества перешло в коммунальную собственность объединенных территориальных громад (ОТГ). Это один из самых высоких результатов в стране.
Наша область также лидирует по количеству договоров межмуниципального сотрудничества, большинство из которых заключено в сфере образования, охраны здоровья и социальной защиты.
Это означает, что громады учатся договариваться и совместно решать проблемы там, где самостоятельно справиться трудно.

Сами себе «заробитчане»
Для начала немного интересных цифр: по количеству доходов местных бюджетов на одного жителя Харьковщина в 2020 году занимала четвертое место в Украине после Днепропетровской, Киевской и Полтавской областей. За первые два месяца 2021 года мы опустились на пятую позицию, чуть уступив еще и Запорожской.
Несмотря на мощный экономический потенциал, наше относительное «отставание», по всей видимости, объясняется структурой экономики: у нас нет таких металлургических гигантов, как на Днепропетровщине, и такой активной газодобычи, как на Полтавщине.
Зато мы входим в первую «тройку» регионов, которые фактически сами себя обеспечивают. Доля собственных заработанных средств в общем объеме бюджетных поступлений с начала 2021 года самая высокая в стране на Днепропетровщине (81,3%); на Полтавщине (79,3%) и на Харьковщине (78,5%). Для сравнения: на Закарпатье — (50,1%, в Черновицкой области — 50,2% и на Тернопольщине — 56,6%.
И еще очень важно: все, что местные власти тратят на нужды громады (или, не дай Бог, «разбазаривают»), — это наши с вами заработки. Львиная доля местных бюджетов — это налоги на доходы физических лиц: в бюджете области — 78,1%, в бюджетах громад — 57,3%.
И хотя за последние пять лет принципы жизни на местах изменились до не­узнаваемости, говорить о завершении реформы децентрализации пока рано.
В этом году власти обещают внести изменения в законы, в частности, «О местных государственных администрациях» и «О местном самоуправлении».

C «подводными камнями»
В Харьковском пресс-клубе эксперты-юристы проанализировали инициативы и решения парламента, правительства и президента, которые влияют на баланс ветвей власти в стране и продолжат менять жизнь людей.
— В минувшем году фактически мы полностью «переделали» свое государство, — рассуждает кандидат юридических наук, доцент Константин Солянник. — Правительство в минувшем году принудительным порядком утвердило новое административно-территориальное устройство. И это было сделано вопреки мнению юристов о том, что сначала надо было принимать Закон об административно-территориальном устройстве. К слову, согласованного такого законопроекта и не было. Факт: у нас на сегодняшний день есть населенные пункты, в которых до сих пор нет представительного органа местного само­управления.
Появились некие, порой достаточно крупные, образования, сформированные правительством. Но, по оценке эксперта, концептуально «ничего не изменилось».
Нынешние местные администрации, как и районные советы, не вписываются в реформу, непонятно, чьи они представляют интересы и чем должны заниматься.
Концепция реформы предусматривает, что должны создаваться еще и районные и областные исполнительные комитеты. Как они будут между собой взаимодействовать, никто не понимает.
До сих пор непонятно, что мы будем делать с уставами территориальных громад. Сегодня данный документ фактически выпал из нашей жизни.
Старосты, которые входят в структуру ОТГ и появились в 2015 году, сегодня уже не избираются населением. Известны случаи (например, в Николаевской области), когда громада выходила на акции протеста, потому что люди были не согласны с назначенным старостой. Более того, по проекту изменений в законодательство о местном самоуправлении, которые вынесены на публичное обсуждение, предлагается, что старосты не нужны в каждом населенном пункте, они должны будут представлять не менее 1500 граждан, проживающих на соответствующей территории.
И те изменения, которые предлагаются внести в законы, никак не соответствуют Европейской Хартии местного самоуправления.
По мнению ученого, перво-наперво необходимо внести изменения в Конституцию, сформулировать, что мы хотим построить, и затем на основе Конституции проводить реформу. А подгонять потом Конституцию под свершившуюся реформу, разве так делается?
«Префекты» в тумане

Почему в Украине вопрос децентрализации настолько болезненный?
— Когда я бываю в Полтавской области, я вижу, как развиваются там ОТГ, как они обеспечены, и это позитивный опыт, — отмечает ученый-юрист в области административного права, эксперт UPLAN Ирина Бойко. — Но я живу в ОТГ под Харьковом и имею одни проблемы. Мне представляется, что громада не знает, что ей делать с тем объемом полномочий, которые она получила. Я вижу нарушения, но я не вижу, какие возможности у громады есть, чтобы восстановить законность.
К примеру, Высочанская громада. Ее управляющие органы по логике должны находится в пос. Высокий. В то же время голова громады находится в другом населенном пункте. Люди недоумевают, они почитали закон и знают, как должно быть, но куда с этим обращаться — никто не знает. Я как юрист могла бы обратиться в суд, но в положительном исходе дела даже я не уверена, потому что в суде возникнет вопрос: а какое мое личное право нарушено? Есть необходимость в каком-либо органе, который мог бы исправить эту ситуацию. Это может быть институт префектуры. Но при этом необходимо установить четкие границы ответственности и компетентности данного органа.
Еще один ученый в сфере административного права, доцент Ольга Соловьева опасается, что префектуры в ходе изменений в законодательство получат надзорные функции прокуратуры:
— Вызывает удивление норма о том, что глава областной или районной администрации вправе направлять запросы во все органы власти и те обязаны предоставить ответ. Он также вправе свободно посещать все предприятия, независимо от формы собственности, для проверки состояния законности. Каковы могут быть последствия таких посещений — вопрос остается открытым.
В итоге некоторые проекты нормативных актов создают коррупционные риски еще до решения так называемых кадровых вопросов.
— Если мы переходим к категории представительства центральной власти, правительства или президента на местах, то возникает вопрос, что будет с местными администрациями: будет ли у них управление охраны здоровья, образования и науки, АПК и
т. д.? — продолжает Константин Солянник. — Исходя из функций префекта, получается некий громадный юридический аппарат, который будет с предписаниями и протестами следить за деятельностью органов местного самоуправления.
А что же будет с этими органами? Почему-то радикальные реформы управления у нас не ведут к европейской практике, которая предусматривает, что наибольшее количество служащих должны работать в органах местного само­управления. Во всех случаях у нас получается, что большинство работает в органах государственной власти.
И если говорить об антикоррупционных предохранителях, то у нас в области, наряду с управлением юстиции, земельных ресурсов, охраны здоровья и т. д., появится неуправляемый Монстр, координирующий все эти территориальные органы.
Кроме того, в Украине до сих пор не работают на практике такие инструменты народовластия, как местные инициативы, общественные слушания, общие собрания по месту жительства. Как не работает и институт местных референдумов. Да, это дорого, но кто сказал, что демократия — это дешево?

ТАК И СКАЗАЛ

Министр развития громад и территорий Украины, харьковчанин Алексей Чернышов считает, что изменения в Конституцию в части децентрализации будут приняты уже в 2021 году.
— Действительно, чтобы завершить этот этап реформы, нам необходимо внести изменения в Конституцию. Над этим работает специальная рабочая группа при Офисе президента, в которую вхожу и я. Наш план — принять все в этом году: два закона и изменения в Конституцию. После этого уже можно будет говорить о принятии закона «О префектах».

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено
Cледите за нами в соцсетях