ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

До сторіччя «шевченківців»: вистава «Ярослав Мудрий»

Актуальное сегодня18 января 2021 | 16:31

All-focus

Прошло 75 лет со дня премьеры на сцене Харьковского академического драматического театра имени Т. Г. Шевченко спектакля «Ярослав Мудрый», поставленного по пьесе Ивана Кочерги народным артистом СССР Марьяном Крушельницким.

В январе 1946 года на репетициях спектакля побывал автор пьесы и, выступая перед труппой, рассказал о своём литературном замысле и о тех исторических событиях, которые положены в основу его произведения. Иван Антонович особое внимание постановочной группы сосредоточил на том, что его драма — «история в поэтической форме, в которой нет ничего придуманного».
…Уже позади самый трудный подготовительный период, собрана команда верных творческих людей, горящих огромным желанием возродить на сцене духовное правдоподобие героических событий давно минувших лет. К работе над спектаклем привлечены не просто профессионалы, а известные творческие личности в лице театральных художников Бориса Косарева, Василия Греченко (костюмы) и Петра Шигимаги, над музыкальным сопровождением поэтической драмы работает приглашенный к сотрудничеству заведующий кафедрой композиции Одесской консерватории, известный украинский композитор Константин Данькевич. Именно на них возлагалась миссия по созданию особой сценической атмосферы, передающей особенности 1030-х годов.
Существует два типа театральных художников — художник-постановщик и оформитель-декоратор. Постановщик — соавтор драматурга, режиссера и актера, это художник-мыслитель, каким и являлся для украинского драматического театра Борис Косарев. Он принадлежит к тем мастерам сценографии, творчество которых было направлено на воссоздание яркого, символически театрализованного правдоподобия.
Творцу уникальных декораций и костюмов, Борису Васильевичу в спектакле «Ярослав Мудрый» удалось в пределах ограниченного сценического пространства передать масштабность и величие Киевской Руси, без декоративной помпезности достичь небывалого размаха в детализации знаковой символики, присущей общему архетипу конкретной эпохи. Декорации разрабатывались скрупулезно по образцам архитектурных памятников того времени. Борис Косарев и Петр Шигимага долгое время пробыли в Чернигове, где восстанавливалась едва уцелевшая в годы войны жемчужина XII столетия — церковь Прасковьи Пятницы. Художники изучали особенности кирпичной кладки и цвет обжига глины, их интересовало изменение основного цвета по солнцестоянию в течение суток. Когда автор этих строк записывал телевизионную передачу к юбилею Петра Шигимаги, он показывал мне каталог с зарисовками более полутысячи оттенков стенной кладки, зафиксированных в разное время дня при различных погодных условиях. Написанные по спектральным зарисовкам эскизы к «Ярославу Мудрому» ныне хранятся в художественном собрании Киево-Печерской лавры.
Глубокое своей исторической правдивостью монументальное оформление «Ярослава Мудрого» получило общественное признание. Вот что писал побывавший на «Ярославе Мудром» корреспондент киевской «Літературної газети» (затем — «Літературна Україна»), впоследствии главный редактор харьковского журнала «Прапор» Юрий Шовкопляс: «Поднимается занавес — еще молчат актеры, но говорит оформление, говорят костюмы. Выразительность достигнута Косаревым в результате упорной и углубленной творческой работы. Косарев — очень требовательный художник, он не прощает себе небрежной детали, для него нет несущественных мелочей, он требователен к техническому воплощению своих замыслов на сцене».
А пока сценографы разрабатывали уникальные декорации, а композитор писал музыку, в театре на Сумской под руководством режиссера Марьяна Крушельницкого актеры репетировали «Яро­слава Мудрого».
Занятая в спектакле актриса театра Елена Тимофеенко вспоминала:
— Нам, участникам спектакля, посчастливилось испытать столь высокий творческий порыв и эмоциональный подъем, какой мы на протяжении всей своей профессиональной деятельности не испытывали уже больше никогда. Марьян Михайлович был переполнен сценическими находками, приемами, каждый раз усложняющимися задачами, что казалось, вдохновение заставляет его летать над сценой. Мы не замечали времени, для нас не существовало ни начала, ни конца репетиций. В театре и вне театра мы находились в подчинении только творческого замысла этого потрясающего режиссера. Причем происходило это вне зависимости от того, какую роль актер играл в этом спектакле — главную, второстепенную, эпизод или участвовал в массовых сценах. Страстно увлекал нас драматической насыщенностью интенсивного действия народный артист СССР Иван Марьяненко — исполнитель роли Ярослава Мудрого, сыгравший в этом спектакле одну из лучших своих ролей. Иван Александрович умел блестяще передать со сцены всю сложность и противоречивость характера, наделяя Ярослава то чертами сурового воина, то нежностью любящего отца, то холодным умом государственного лидера.
Театральные критики многих бывших республик СССР, в которых театр побывал на гастролях, называли «Ярослава Мудрого» спектаклем значительных актерских удач. И следует заметить — не лукавили. Помимо великолепной игры Ивана Марьяненко, заметно выделялись роли, сыгранные Александром Сердюком (монах Микита), Евгением Бондаренко (Свичкогас), Софьей Федорцевой (Ингигерда), Полиной Куманченко (Елизавета)… Далее можно уверенно перечислять всех действующих лиц и исполнителей. В спектакле был занят весь состав труппы до единого актера, полностью задействованы балет и хор.
За сценическое воплощение пьесы «Ярослав Мудрый» Ивана Кочерги постановочная группа этого спектакля стала лауреатом Государственной премии СССР (в те годы Сталинской), а Харьковский драматический театр им Т. Г. Шевченко с той поры обрел статус академического.

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено
Cледите за нами в соцсетях