ru
uk
Мнения
Подписаться на новости
Печатный вариант “Время”

Двенадцать разгневанных мужчин

Актуальное сегодня05 апреля 2021 | 17:36

Когда наутро после событий минувшего вечера, Егор, приехав домой, разделся, его жена ахнула – на теле мужчины не было живого места… Руки, плечи, ребра – это был сплошной кровоподтек. На левой скуле алела свежая ссадина, а костяшки кулаков были разбиты в кровь, до кости. Егор молча вынул из кармана небольшую пачку денег, всего сто гривен, протянул жене:
«С праздником тебя, дорогая…»

Девяностые…

Девяностые годы минувшего столетия дались украинцам нелегко. Невероятная инфляция превращала их заработки в жалкие копейки. Получая зарплату, исчислявшуюся десятками и даже сотнями миллионов купоно-карбованцев, люди все равно были нищими. Тотальный дефицит всего необходимого для жизни превращал в своеобразную валюту, опять же, всё. Рыночные отношения между украинцами, по сути, превратились в масштабный товарообмен: на водку меняли дефицитную детскую одежду, импортная парфюмерия могла послужить источником добычи мяса, а на автомобильные запчасти можно было выменять пару мешков сахара. Из него выгонялся самогон, который был платежным средством. Необдуманный, научно не обоснованный переход от плановой экономики к рыночным отношениям превратил еще совсем недавно мощное государство в сплошной Благбаз. Люди, стоявшие у руля власти, убеждали народ потерпеть, дескать, скоро все наладится, все станет хорошо, но становилось все только хуже. Лучше всех прокомментировал этот период один из наиболее одиозных государственных лидеров: «Український народ буде жити погано, але недовго…» Что еще можно было к этому добавить? В такой ситуации был, действительно, весь народ. Или почти весь. В ожидании перемен к лучшему каждый выживал как мог. Кто-то работал на двух-трех работах, иные, особенно живущие в сельской местности, спасались за счет своих подсобных хозяйств. И в этот же период расцвела махровым цветом уличная преступность. Разгромленная реформами милиция не справлялась с бандами грабителей, правоохранители просто физически не успевали отлавливать молодых преступников, не нашедших иного способа к выживанию, кроме элементарного грабежа – «гоп-стопа», на преступном жаргоне. В свою очередь, до этих пор мирные, законопослушные граждане, утратив надежду на защиту милиции, пытались защитить себя сами, как могли. Иные работяги крупных предприятий вытачивали себе на станках кастеты или, скажем, телескопические дубинки. Другие вооружались просто обрезками стальных труб. Что поделать, время было такое. Просто было страшновато выходить вечером на улицу. В какой-то момент показалось, что вот-вот наступит та самая, обещанная пора рассвета – это когда осенью 1996 года в стране появилась своя новая валюта: гривня. Но не тут-то было! Оказалось, что новых денег на всех не хватает. Начались перебои с выплатой зарплаты. Первое время её просто задерживали, а позже и вовсе перестали платить. Эпоха тотального дефицита подошла к концу. Началась эпоха тотального безденежья. Новое правительство предложило перей­ти на систему взаимозачетов. Например, тракторный завод продает сельхозпредприятию трактор, а взамен получает продукты сельскохозяйственного производства на соответствующую сумму. Затем эти продукты распределяются между работниками завода. И так везде.
В этот период предприятие «Харьковские тепловые сети», продавая тепло и электричество другим харьковским предприятиям, взамен получало, например, продукцию фабрики «Мивина», которой и кормило своих сотрудников. По полгода семьи работников ХТС питались одной «Мивиной»! Живых денег никто не видел многие месяцы. В марте 1998 года в преддверии Международного женского дня руководство ХТС каким-то чудом раздобыло хоть какие-то наличные средства, чтобы частично погасить задолженность по зарплате. Ну и хоть как-то отметить праздник.
Вечером 7 марта, после окончания рабочей смены, длившейся двенадцать часов, сотрудник харьковской ТЭЦ-3 по имени Егор торопился домой. Настроение было приподнятым: сегодня он получил часть зарплаты: целых сто гривен! Напомним, это был конец девяностых, курс гривни по отношению к доллару был очень высок. По покупательной способности сто гривен были сравнимы с сегодняшними шестью тысячами! Конечно, Егор был рад – можно купить цветы жене, да и для праздничного стола останется! У самой проходной его догнал знакомый водитель из транспортного цеха Андрей, предложив себя в качестве попутчика до ближайшей станции метро. Вдвоем они вышли за проходную и направились по улице Энергетической к станции подземки «Московский проспект». Впереди, в сотне метров, маячили фигуры двух приятелей Егора — Евгения и Юрия. Они торопились успеть на вечернюю электричку. Было темно, улица почти не освещалась, лишь огни предприятий: ТЭЦ-3 и «Турбоатома» слегка подсвечивали путь. Отойдя от проходной метров пятьдесят Егор вдруг заметил, как из темноты парка им. Артема выдвинулись две мужские фигуры. Оглянувшись, он увидел еще двоих, стремительно приближавшихся сзади. Двое двигались навстречу. Недоброе предчувствие овладело Егором. До него уже доходили смутные слухи о грабителях, промышлявших в окрестностях парка. Немного успокаивало то, что он не один, да и впереди вышагивали Женька с Юркой.

Дайте денег, по-хорошему…
Двое незнакомцев перегородили дорогу Егору с Андреем, двое подошли сзади. Четверо молодых рослых парней, лет по двадцать. Егор был неробкого десятка, но вид незнакомцев внушал серьезные опасения. Самый опасный возраст – физически уже развитые, а мозгов еще нет. «Дайте денег, по-хорошему, мужики!» — потребовал один из незнакомцев. «Щас!», — отвечал Егор. И тут же был сбит с ног сильным ударом. Вернее, не ударом, а толчком: в последнее мгновение он успел уклониться от удара в голову. Краем глаза успел заметить, как рухнул рядом Андрей. Четверо грабителей принялись бить ногами двух поздних прохожих. Андрей, видимо потерявший сознание сразу после падения, не оказывал сопротивления, Егор же, наоборот, пытался отбиваться. Он крутился на грязном асфальте, извивался змеёй, закрывая руками голову и туловище. Удары сыпались градом, но боли он не чувствовал. В голове билась одна мысль: «Встать, обязательно встать! Иначе, забьют до смерти». В какой-то момент ему удалось закатиться в глубокую лужу. Грабители, видимо, не захотев мочить ноги, прекратили избиение. Несколько секунд, подаренные судьбой, спасли Егора. Он поднялся на ноги! Он стоял в воде глубже чем по щиколотку, а его истязатели топтались на краю неожиданного вод­ного препятствия, не зная что делать. Решение пришло мгновенно. Стремительным рывком Егор преодолел ту пару метров, что отделяла его от ближайшего противника. Мощным ударом он сбил грабителя с ног, быстро повернувшись к его подельнику. Тот, не поняв, что произошло с первым, бросился к Егору и немедленно напоролся на встречный удар. Встречный – самый опасный, самый тяжелый, когда складывается сила двух движущихся тел. Грабитель рухнул навзничь, сильно ударившись затылком об асфальт. Это был глубокий нокаут. Егор же, вернулся к первой своей жертве. Несколькими ударами в голову он сумел «отключить» и этого, а потом бросился на помощь к Андрею.
Те двое, что избивали водителя, уже потрошили его карманы. Увлеченные этим делом, они не заметили, что двое их подельников едва шевелятся после схватки с Егором. Не заметили они и налетевшего, как смерч, Егора. Ударом ноги он свалил одного, сцепился с другим. Зажав руку противника в болевом захвате, попытался было заломить её, но мокрые, грязные ладони скользили по поверхности рукава из кожзаменителя. Поняв тщетность своих усилий, обрушил кулак на затылок грабителя. Тот рухнул на колени. В этот момент его напарник, быстро пришедший в себя после пропущенного удара ногой, набросился на Егора. Егор снова был вынужден парировать удары, выбирая момент, когда противник раскроется и даст возможность нанести удар. А удар этот должен был быть последним – Егор чувствовал, что выбивается из сил. В этот момент он услышал топот ног и чьи-то крики. Краем глаза увидел бегущих на помощь Женьку и Юрку. Грабители тоже их увидели и поспешили ретироваться. Кое-как помогая друг другу, поковыляли в спасительную темноту парка. Егор было рванулся вдогонку, но внезапно ощутил сильную боль в колене. В пылу схватки он не чувствовал боли, а когда уже все закончилось, понял, что его тело — это одна сплошная боль.
Друзья помогли занести Андрея на проходную ТЭЦ. Там охрана оказала ему первую помощь, вызвала «скорую». Приехала на вызов милиция. Тогда-то Егор и узнал, что этих грабителей пытаются поймать уже почти полгода, но все безрезультатно. Он не поехал в тот вечер домой. Пришлось возвращаться в раздевалку, стирать испачканную одежду, смывать кровь и грязь с себя. Лишь наутро он приехал домой. Протянув жене нетолстую пачку денег, улыбнулся разбитыми губами: «С праздником, дорогая…». Вечером того же дня вновь поехал на работу, в ночную смену. Там, собрав товарищей, вкратце сообщил всем о случившемся. Посоветовавшись, мужчины приняли решение: если милиция не может поймать грабителей, то надо ей помочь. Наутро это решение было доведено до сведения сменщиков и работников других подразделений. Через пару недель началось первое совместное патрулирование улицы Энергетической и парка Артема. Неформально было создано три группы: две мобильные, одна стационарная в резерве. Были задействованы две дежурные машины-фургона. Снабженные рациями они курсировали по Энергетической и аллеям парка. В каждой группе было по четыре человека. Две другие группы всегда были готовы прийти на помощь одной, заметившей грабителей, в течение буквально трех-пяти минут. Так, по-военному четко и точно был составлен план поимки грабителей. Первый месяц ежевечернего патрулирования ничего не дал. Преступники либо зализывали раны, либо злодействовали в другом месте. Наконец 7 мая, ровно через два месяца после известного происшествия, деятельность преступной группы закончилась…

На живца…

В этот день работники ТЭЦ получили часть задолженности по зарплате. Вечером, после 20 часов, две дежурные аварийные машины выехали за проходную предприятия. Одна машина остановилась на углу Энергетической и Московского проспекта, напротив станции метро, другая – на противоположном конце улицы, рядом с Домом культуры «Энергетик». Прямая улица просматривалась из обеих машин насквозь. Третья машина, резервная, стояла наготове перед проходной ТЭЦ. Все двенадцать добровольцев были готовы к действию в любой момент. Около 21 часа, когда начало смеркаться, заработала рация машины, стоявшей у метро: «Внимание! Вижу четверых. Идут через парк к автостоянке напротив проходной ТЭЦ.» За автостоянкой четверка разделилась. Двое остались на месте, двое прошли дальше, остановившись в кустах почти перед проходной «Турбоатома». По рации пошла команда резервной группе. Через несколько минут из проходной ТЭЦ появились две мужские фигуры. Покачиваясь, словно пьяные, они медленно побрели в сторону метро. Навстречу им двинулись двое, выходя из кустов, еще двое заходили сзади. Когда четверо грабителей поравнялись с двумя добровольцами, с обоих концов улицы к ним устремились машины с «группами захвата». Захват произошел молниеносно, преступники даже ничего не успели понять. Просто несколько сильных рук скрутили их, а на головы были наброшены мешки из-под соли. Захваченных не стали сдавать в милицию. Их попросту завезли в глушь парка. Били долго. Били так, чтобы не убить и не сильно покалечить. Что называется, «переломали руки-ноги». Через полчаса отпустили. Предупредили: следующий раз уж точно будет последним. Больше о грабежах в этом районе долго ничего не было слышно. Кто знает, может, милиция, наконец, справилась со своей работой, а может, наука, преподанная двенадцатью разгневанными мужчинами, пошла впрок?

Подписаться на новости
Коментарии: 0
Коментариев не добавлено
Cледите за нами в соцсетях